Новости, события

Новости 

Рассказ "Умненький ты мой..." ("Сатира и юмор")


"Рассказ из "другой жизни."

 

 

За ужином жена так непривычно ласково взглянула на Бякина, что у него мурашки побежали по коже и сердце сжалось от нехорошего предчувствия. Бякин был уже давно не мальчик, не первый год состоял в браке и имел немалый опыт на этот счет. Да и с чего бы так ласково смотреть на него жене? Ведь не медовый же месяц, в самом деле. А с тех пор всего раза три так смотрела она на Бякина.

 

В первый раз, когда Лужин купил «Жигули». Так же вот ласково посмотрела на него Катя и тут же стала его просить. И так жалобно просила, что Бякин не выдержал и начал прикидывать в уме, что если не пить больше пиво, да еще и сигареты совсем не покупать, так, пожалуй, лет через пятнадцать и в самом деле можно будет собрать на «Жигули». Да только жена ни в какую: «Чем я хуже Лужиной?» - твердит и ничего больше слушать не хочет. «Деньги где хочешь, там и доставай. Хоть из-под земли. Ну почему, - говорит, - другим женщинам так везет, что у них мужья меньше твоего получают, зато в доме только птичьего молока не хватает? Ну за какие грехи мне такой непутевый достался?»

 

А тут еще Лидия Лужина масла подлила в огонь. «Вот что, - говорит, - Катерина, скажи своему Бякину, чтобы обязательно купил. Мужики, они как купят машину, так больше  не смотрят ни на кого. Машина, она внимания требует, с ней на всякие шуры-муры времени нет. А то еще смотри, любовницу заведет».

 

Вот старая-то… Будто Бякин когда-нибудь смотрел по сторонам. И добилась-таки своего. Не жизнь стала у Бякина, а кошмар. Даже вспомнить то время страшно.

 

Только месяцев через шесть Бякину неожиданно повезло. Жена снова повстречала Лужину. «Ну как, - спрашивает, - живешь?» так просто, из вежливости спросила, не хотелось ей очень душу растравлять. А та сразу в слезы. «Ой, - говорит, - и не спрашивай, Катерина. С этой машиной проклятой моему уже не только любовница, ему и жена больше не нужна. Он и ест с ней, и спит, да еще и деньги все на нее тратит».

 

Тут еще как раз Лужин машину разобрал. Разобрать-то разобрал, а как собрал, так куча лишних деталей осталась. И машина теперь воет, как зверь, а все равно беспомощная, будто дитя – с места тронуться не может. А вместо нее потихоньку трогается Лужин. Раньше выдержанный был, спокойный, а теперь стал один комок нервов. Говорят, уже и к психотерапевту ходит.

 

 Тут бы, пожалуй, надо посочувствовать соседу, а Бякин вместо этого возликовал в душе. Что же, и его понять можно… Давно уже соскучился по пиву.

 

Во второй раз, когда на Бякина так ласково посмотрела жена, ему пришлось еще хуже. Да и что тут возразишь, если Букин – а должность у него, надо сказать, ничуть не лучше, чем у Бякина – жене лисью шубу купил.

 

«Да зачем тебе эта шуба? – взмолился Бякин. – Жарко в ней, будто в бане, опять же, моль может съесть, или еще ограбят где-нибудь».

 

«Ох, за что мне такой честный  и правильный достался. Чем это я, интересно, прогневила бога», - печально, так что сердце у Бякина едва не разорвалось, сказала жена. И вообще перестала смотреть на Бякина.

 

Зато Букин, как назло, вошел во вкус и вслед за шубой из лисьих лапок появилась у Букиной  хрустальная люстра, югославская стенка и толстая золотая цепь на шее.

 

Честно говоря, неизвестно, чем бы все это кончилось, только и здесь Бякину неожиданно повезло. Повстречали они вскоре Букину – та бледная вся, синие круги под глазами, и ни шубы, ни цепи золотой и в помине нет.

 

«Может, витаминов ей не хватает? – предположил Бякин. – Говорят круги под глазами от дефицита витамина Б. Неужели они все на еде сэкономили?»

 

«Ой, глупенький ты мой, - усмехнулась жена, - ты разве не знаешь? Букина вчера взяли».

 

«Куда взяли?» - нелепо удивился Бякин.

 

«В ОБХСС», - торжествующе ответила жена.

 

«Ну, вот видишь, - обрадовался Бякин. – А мы с тобой можем спать спокойно. Лучше видеть хрустальные сны, чем иметь хрустальную люстру».

 

Однако спокойно спать Бякину пришлось недолго. Совсем немного времени прошло, и снова нежно и любовно взглянула на него жена.

 

«Андрюша, - даже имя Бякина вспомнила она и заворковала совсем по-голубиному. – Ты не слышал еще? Гузкины купили лыжи. Пластиковые, югославские. В горы собираются поехать».

 

Молнией сверкнула в голове у Бякина мысль, что ежели месяцев восемь не курить и не пить пиво, то лыжи вполне можно было бы купить. Но он тут же отогнал от себя эту мысль. Все-таки сигареты и пиво – только медленная смерть, а на горных лыжах – самая верная погибель.

 

«Нет уж, извини, я хочу спать спокойно», - неожиданно для себя сорвался Бякин.

 

«Ты и так всю жизнь проспал. Ни машины, ни шубы, ни дачи, ни люстры. Лыжи, и те купить не можешь», - презрительно сказала жена и отвернулась. И с тех пор и до сегодняшнего дня ни разу не удостоила Бякина своим взглядом. Ну что же, зато так спокойнее. А тут вот посмотрела опять… Что ей еще нужно? Неужели Волковы купили садовый участок с домом?

 

«Умненький ты мой, - неожиданно ласково заговорила жена, - Ты знаешь, что с Гузкиным случилось? Сегодня встретила его жену. Он ногу сломал».

«Какую ногу?» - невпопад спросил Бякин.

 

«Правую, конечно, - все так же ласково ответила жена.

 

«Ну, слава богу, пронесло, - успокаиваясь подумал Бякин. – Если бы еще у Волковых сгорела дача».

 

                                                                      1986.


 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 11.01.2018 20:51:40

    Галина Ицкович. "Хранилище русской культуры в Вашингтоне (из истории одной коллекции)" ("Россия и мир")

    "Как это часто бывает, Вашингтонский музей русской поэзии и музыки - это детище одного человека, подвижника, которому в течение двадцати лет удается заражать своим энтузиазмом других . Юлий Зыслин, бессменный директор музея, вовлекает все новых и новых людей, собирает материалы, имеющие отношение к судьбе поэтов Серебряного века, а также вдохновленные Серебряным веком стихи русскоязычных поэтов, разбросанных по разным штатам..."

  • 27.12.2017 23:38:11

    Лайла Овсянникова (Байсултанова). "Под небом вайнахов"

    "... Мама: вашему отцу было 10 лет, его отец оставил на мачеху, а сам ушел в абреки. Зимой 44-го года, 23-го февраля, в его родовое село Урус-Мартан пришли эти самые НКВДшники, всех людей собрали на площади, загрузили в грузовые машины и отправили колонной в Грозный. Там их перегрузили в товарные вагоны, которые отправили в Казахстан. Мачеха его бросила на перроне, а сама уехала. Лайла: Как это бросила? Мама: Сказала: «жди, я приду». Взяла дочку и ушла. Он спрятался. И ждал её три дня на Грозненском вокзале. Яха: три дня? Мама: Ну, да в кустах сидел. Его случайно родной дядя нашёл, которого вызвали с фронта, видимо, чтобы тоже выслать. Ваш отец был босой и лежал в сугробе..."

  • 13.12.2017 0:25:09

    Виктор Афоничев. "Пятничные истории" ("Проза")

    "Пятница. Рабочий день близился к концу, а с ним и завершалась трудовая неделя. Коллега, отлучившись на пять минут, видимо, с кем-то поболтать по телефону, вернулся в восторженно-возбуждённом состоянии. Зная его в качестве «ходока», поэтому произошедшую с ним экзальтацию, расценил, как намечающеюся для него возможность предаться пороку..."

  • 07.12.2017 21:30:19

    Михаил Смирнов. "О, время, погоди..." ("Проза")

    "И однажды я почувствовал неизъяснимую прелесть этой странности – время моё и чувства словно восстанавливались, меня не утомляли не раз слышанные истории, да и сам со странным удовольствием я повторял уже не раз сказанное. В городской жизни подобное невозможно… На бабе Груне..."

  • 30.11.2017 22:54:57

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №5)" ("Поэзия")

    "Скользну на улицу, спеша, пока все горести уснули. Как хороша моя душа в часу предутреннем июля. Весь город мой, и только мой! (Попозже выспаться успею). Куда б ни шла — иду домой. Куда б ни шла — иду..."

  • 28.11.2017 21:47:39

    Галина Ицкович. "София Юзефпольская-Цилосани. In Memoriam (памяти Софии Юзефпольской-Цилосани)" ("Россия и мир")

    "София Юзефпольская-Цилосани, филолог по профессии и по складу ума, поэт по призванию и по образу жизни, доктор философии, переводчик, член СПб ГО Союза писателей России, автор сборников стихов "СтранНствия" и «Голубой огонь», книги об Арсении Тарковском «The Pulse of Time: Immortality and the Word in the Poetry of Arsenii Tarkovskiи» и соавтор-переводчик двуязычного сборника "Арсений Тарковский. Белый День", умерла внезапно. Внезапно - и потому, что болезнь ее только недавно была обнаружена, и потому, что она очень активно, истово боролась за жизнь. Мать четырех детей, жительница (в разное время) четырех очень разных городов, София вполне постигла науку выживания. Мне она помнится с рюкзачком за плечами, легко поднимающейся с места и готовой отправиться в любую дорогу, как на практическом, так и на духовном, эмоциональном уровне..."

Спонсоры и партнеры