Новости, события

Новости 

Клементина Ширшова







Клементина ШИРШОВА родилась в 1993 году в Москве, учится в Литературном институте им. Горького (семинар Сергея Арутюнова), окончила Московский Институт Телевидения и Радиовещания в Останкино. Публиковалась в таких изданиях, как  “Независимая газета”, “Новая Юность”, интернет-портал "Полутона" и других. В 2014 году вошла в лонг-лист независимой литературной премии "Дебют".

 

 

  

 

 

Произведения автора:

 

 

 

ВТОРОЙ ПИЛОТ 

 

рассветает во мне, я серые скалы помню.

что такое там возникает, когда теряешь,

родниковой водой утекает сквозь пальцы словно.

пролетаем над полем тающим, мимо кладбищ,

на такой высоте чего бы еще хотелось.

– я пришел, открывай, Андреас.

пролетаем опушки, зеленые ветви вижу,

отчего-то совсем не хочется верить смерти.

говорят, сюда приезжают, красиво летом.

а назавтра люди прочтут про меня в газетах.

–  Андреас, открой кабину, мы все убьемся.

резкий свет, это мы пролетели напротив солнца.

среди леса домишко почти что и незаметен,

а про нас прочитают во многих таких газетах.

он стоит, деревья домик заворожили,

–  прекрати, здесь женщины, дети, мы все погибнем.

дом как раз такой, в котором когда-то жили,

ты носила яркие платья из легкой ткани.

но теперь пролетаем мимо, здесь только скалы.

что такое там возникает, когда теряешь.

направляемся вниз метеором, звездой, кометой,

представители стран, они ничего не знали.

–  прекращай сейчас же, люди не виноваты.

а когда решил стать пилотом, не зная словно,

родниковой водой утекало сквозь пальцы что-то,

рассветало во мне, но серое только помню,

я не знал, а потом расплата, платить не больно.

–  открывай, довольно.

нет, я не знаю, что там.

 

 

***



открывая бессонницы черный ящик

разбирать варианты того, что случится дальше

например, ты уйдешь от жены, мы уедем в Польшу

будем жить с паспортами новыми именами

 

открывая бессонницы черный ящик

обнаружить там полутемный зальчик

где собрались все те, кого я забыла

девочка мальчик девочка мальчик мальчик

 

открывая бессонницы черный ящик

размышлять о личностной сверхзадаче

в черноту глядеть, надолго себя заставив

думать то, чего не исправить

 

открывая бессонницы черный ящик

попытаться закрыть бессонницы черный ящик

не получается, видно петля слетела

или не уместилось лунное тело

 

 

МЫ

 

1.

 

ты хоронишь её.

я рядом стою, смотрю.

где бы только взять силы

вынести эту муку.

вспоминаешь, как жили,

как вел ее к алтарю.

я сжимаю твою

холодную, злую руку.

 

как смириться?

бел от метели

открытый гроб,

но лежит, улыбается,

платье её - цветуще.

неподвижно смотрит,

вижу: тебя зовёт.

как румяны щеки её,

волосы распущены.

 

мы стоим у её могилы.

пусть лёд и снег

станут веной ручья,

прольются дождем на листья,

здесь имеется всё

и разве что жизни  –  нет.

мы готовы извечно ждать,

но никак  –  проститься.

 

2.

 

незримое присутствие во тьме

и более ничто не различимо.

ты спрашивал, чего не сплю, не ем,

но не затем, чтоб выяснить причину.

 

в чём дело ты прекрасно знал и сам.

всё рушится - прекрасно зная сами,

мы шли в кино, по барам, по гостям

и много разъезжали поездами.

 

незримое присутствие всегда

преследовало и сопровождало – 

переходило с нами города,

заглядывало нам под одеяло.

 

и снова ночь, которой не уснуть.

я чувствую спиной, дугой аорты:

ножом сквозь масло, через темноту

она стоит в углу и молча смотрит.

 

3.

 

когда вы будете вместе, настанет мир

на всей земле, навечно, в единый час

и радость, как божий свет, озарит эфир,

я буду смотреть на вас.

 

когда не захочешь пить из горла вино,

на белоснежную скатерть поставишь квас,

когда наконец сольетесь из двух в одно,

я буду смотреть на вас.

 

небо порвется от счастья, зарядит дождь

смывая немощь, омоет и память нас.

когда она отлетит –  когда ты умрёшь,

я буду смотреть на вас.

 

 

* * *

 

"остановите яблочный побег", – 

шептали дети, в окна пролезая.

там напряженно вглядывалась вверх

горящими закрытыми глазами.

высвечивала ими каждый звук,

пыталась опознать, а вдруг? и точно:

ночное, наливное, на весу

раскачиваясь, яблоко грохочет.

до боли надуваясь изнутри,

от жидкой, сочной мякоти трепещет,

и кожица натянута, как щит.

а ветка накренилась, но молчит.

но отпускает, чтобы стало легче.

и ей самой, и дереву всему,

и детям, уходящим в темноту,

где люди так похожи на побеги – 

на яблоки, на яблони в цвету.


 





Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 17.11.2017 23:01:04

    Алексей Солодов. "Квартирант" ("Проза")

    "Сколько их уже было после него: Андрей, Катя, Лена, Денис… Но, в отличие от него, все они, как приходили сюда чужими, так чужими и уходили. Вот и эти, последние – тоже чужие. Их двое. Они сидят в спальне и «ржут». «Ржут» целыми днями. У них..."

  • 24.10.2017 22:02:59

    Владислав Кураш. "Особо опасный" ("Проза")

    "В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье, Балтика и Татры. Самое страшное было позади. Впереди была полная неизвестность. Прямо с вокзала я..."

  • 23.10.2017 16:00:00

    Ирина Антонова. "Море"("Проза")

    "Каждый вечер мы с мамой гуляли по набережной. Шёлковые наряды, голые плечи ,пряные веянья деревьев и шум прибоя складывались в незабываемое понятие южной ночи. Иногда мы заходили в маленький сувенирный магазин, переполненный экзотикой:огромные ракушки с нежной подсветкой и гулом моря внутри, крабовые панцири, бусы из перламутра и коралла. Это был период дружбы с Китаем и прилавки ломились от непривычно ярких, радующих глаз, китайских вещей: махровые полотенца, тазики с бабочками, термосы и шёлковые зонтики от солнца..."

  • 21.10.2017 20:11:49

    Галина Ицкович. "Живое слово" ("Россия и мир")

    "...Вечер, о котором пойдет речь, презентация альманаха "Золотое руно", провести планировалось в одухотворенной обстановке музея Н. Рериха. Благодаря Пушкинскому обществу Америки, образованной в 1935 году инициативной группой русских иммигрантов некоммерческой общественной организации, ставящей своей задачей не только сохранение русского культурного наследия, но и поддержку литературы и искусства диаспоры и взявшей на себя оргaнизационные хлопоты, здесь собрались авторы альманаха, живущие в Нью-Йорке: Инна Богачинская, Дмитрий Гаранин, Михаил Жинжеров, Галина Ицкович (ваша покорная слуга), София Юзефпольская-Цилосани..."

  • 16.10.2017 22:17:56

    Вадим Гройсман. Стихотворения ("Поэзия")

    "Не хочу твоей свободы. Мне бы Памяти, растраченной давно, Чтобы на громовый холод неба Отзывалось слабое звено."

  • 02.08.2017 22:49:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №4)" ("Поэзия")

    "Я вас в толпе отыскиваю, от узнаванья млея, я вас в себе оттискиваю, взращиваю, лелею..."

Спонсоры и партнеры