Новости, события

Новости 

Григорий Горнов




Григорий ГОРНОВ родился в 1988. Учился в институте связи (МТУСИ), в педагогическом (МПГУ), в медицинском колледже №2, Литературном институте им. Горького (семинар С. Арутюнова). Публикации в журналах «Нева», «День и Ночь», «Дети Ра», «Москва», «Кольцо А», «Новая Юность» и других. Автор двух книг стихов. Член Союза Писателей Москвы. Проживает в Москве.

  

 

 

Произведения автора:

 

                 

 

                       * * *


                                   Валерии Олюниной


Мы едем куда-то вдаль по большому кольцу.
Поезд подолгу стоит на многочисленных узловых,
Поднося горячую шестерню к твоему лицу,
И, обгоняя товарные, разгоняется на прямых.
В негабаритных кривых тянет ноту соль.
При торможении переходит всегда на си. 
Придорожный лес сосёт этиленгликоль.
Ты его замолчать, пожалуйста, попроси.
Станции состоят из тяжелых магнитных плит.
Можно спрыгнуть на одну из них и навсегда пропасть.
Между горячими звёздами чей-то летит болид,
И в лесных волосах ветер буйствует как напасть.

  


 

                    * * *

Ты ощущаешь боль и делаешь шаг вперёд.
Многогранник лица твоего, вырезанный фрезой,
Почему-то похож на ямало-ненецкий лёд
Под перебегающей обский разлив лисой.
А когда-то ты ныряла в смородину с головой,
И она тебе делала пилинг локтей и стоп,
А потом выбрасывала на доски, как тину выбрасывает прибой,
И по тебе как по бикфордовой сети бежал озноб.
Ты – картинка моего детства – свеча в окне
В банке от Нескафе, пахнущая сосной.
И с чердака кажется, что весь дом в огне.
(Уже заполночь, но шифер всё держит зной)
Хоть от обилия тайн, ты ныне напоминаешь вихрь,
Я доберусь без страха до тёплой его оси,
У которой прозрачная кожа. И удержит стих
Последней строки убранное шасси.

 

  

                    * * *

 

Ганне Шевченко

Диапазон войны не попадает в наш.
Т.е. если придёт война – нас при ней не будет.
Черенковским свечением возносится карандаш,
Но одна чернота зреет в его сосуде.

Цель человечества – перестроить рай
В водородную бомбу. Но единичного изотопа
Всегда не хватает. В небе летит трамвай
И говорит с тобою на языке потопа,

Расплавляя небо, но чтобы смертельный снег
Не настал никогда переоденься в зелень,
Или слово "да" скопируй со слова "нет",
По бетонке июля перебегая в серпень.

  


                    * * *


                                      Наде Делаланд

Белое солнце августа. Расшатанная опушка
Энного микрорайона, стоящего над прудами.
В километре в одной из квартир взорвалась хлопушка,
Введя в замешательство ту, чей розовый лён притален,
И увлекла в круженье. Но птицам казалось сверху,
Что это не то сыроежка, не то волнушка.
Но им помешала произвести проверку
Воздуха внезапно сработавшая подушка
Безопасности, если ж смотреть оттуда,
Где зародилась встреча, где центр лета,
То становится ясно, что это случилось чудо.
Многогранник кристалла вместо прямых скелета.

  


 

                    * * *



Маркиной, Курской, Строкиной, Комарову

В его обертонных объятиях первый снег.
Наледь на лире – накипь туманности Андромеды.
Нам уже ничего не перепадает с недр,
Кроме кисловатой, быстро тающей карамели.

Я не пойму андрогин ли он или просто Бог. 
Лицо – белый круг из окалины, а сам будто бы семипалый,
Мокроветочник времени – гряда, чей фронтон полог,
Где тяжелой тьмой наполнены встречные самосвалы.

Эта вечная осень, из которой уйти нельзя
Той дорогой, откуда пришел – по горе налево.
И я затылком чувствую устойчивый взгляд ферзя, 
И в моей груди просыпается белая королева.

И я вижу коронный разряд на краях ложбин,
Словно вода пытается течь, но мешает влага,
Стоящая в воздухе. И я остаюсь один. 
Или вас оставляю в предутренней тьме ГУЛАГа.

 

  


                    * * *


 

                                 Светлана Шильниковой


Давай погуляем вечером вдоль протоки,
Полюбуемся на разнообразие сельских крыш.
В траве найдём циферблат – он похож на мышь,
Получившую дозу летальную караоке.
Чем не Япония? Разве что белый цвет
Этих вишен, а всё остальное точно
Повторяет наше будущее и заочно
Обучает его нам, т.к. альтернативы нет
Для механизма работающего на жизни, не на пружине:
Внешний привод не синхронизирует разновеликие шестерни.
Но эта бабочка, что сейчас в нашей летит тени,
Такая же, что в стиральной живёт машине.
Если годы сложить не последовательно, а в ряд,
То можно сыграть в них, пока их дожди не смыли.
Ты молчишь. У тебя сложная шарнирная система крыльев,
Не такая, как у тех, которые говорят.

  


 

                    * * *


 
В лесу параллельных линий сезон бумажного снегопада. 
Лиса из огня спит под склеенными листами 
Европейской поэзии 30-х годов. И серая стекловата 
Расползается в небе, обнажая звёзды с крутящимися глазами, 
Похожие на полчище японских игрушек с искусственным интеллектом, 
Которые пришли раскурочить часовой механизм луны; 
Уже вместе со снегом летят пружины. 
Ты помнишь, как камыши-монголотатары нас окружили минувшим летом, 
Но, не увидев угрозы, вернулись обратно в свои машины 
И растворились в московских пробках, рассеялись на развязках. 
Вечером я видел, как одна из них остановилась у нашего дома,
И из неё вышла семья с гипермаркетскими пакетами в белых масках, 
И над крышей хрущёвки луны медленно выплыла гематома. 
Потом я сел на поезд и уехал в довоенную Украину, 
Где всё как у нас, окромя тутовника и платана. 
Но тот ветер, который, как не повернись, влетал мне в спину, 
Тут же оказывался в тебе, целиком и сразу, восьмиоктавно. 
И мы, обретя свободу, вопреки сковавшему нас масонству, 
Рездевшись, ходили на коленях стоять на площадь... 
...Говорят, кометы слепнут, когда подлетают к солнцу, 
В черноту вселенной возвращаясь сгореть наощупь.

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 11.01.2018 20:51:40

    Галина Ицкович. "Хранилище русской культуры в Вашингтоне (из истории одной коллекции)" ("Россия и мир")

    "Как это часто бывает, Вашингтонский музей русской поэзии и музыки - это детище одного человека, подвижника, которому в течение двадцати лет удается заражать своим энтузиазмом других . Юлий Зыслин, бессменный директор музея, вовлекает все новых и новых людей, собирает материалы, имеющие отношение к судьбе поэтов Серебряного века, а также вдохновленные Серебряным веком стихи русскоязычных поэтов, разбросанных по разным штатам..."

  • 27.12.2017 23:38:11

    Лайла Овсянникова (Байсултанова). "Под небом вайнахов"

    "... Мама: вашему отцу было 10 лет, его отец оставил на мачеху, а сам ушел в абреки. Зимой 44-го года, 23-го февраля, в его родовое село Урус-Мартан пришли эти самые НКВДшники, всех людей собрали на площади, загрузили в грузовые машины и отправили колонной в Грозный. Там их перегрузили в товарные вагоны, которые отправили в Казахстан. Мачеха его бросила на перроне, а сама уехала. Лайла: Как это бросила? Мама: Сказала: «жди, я приду». Взяла дочку и ушла. Он спрятался. И ждал её три дня на Грозненском вокзале. Яха: три дня? Мама: Ну, да в кустах сидел. Его случайно родной дядя нашёл, которого вызвали с фронта, видимо, чтобы тоже выслать. Ваш отец был босой и лежал в сугробе..."

  • 13.12.2017 0:25:09

    Виктор Афоничев. "Пятничные истории" ("Проза")

    "Пятница. Рабочий день близился к концу, а с ним и завершалась трудовая неделя. Коллега, отлучившись на пять минут, видимо, с кем-то поболтать по телефону, вернулся в восторженно-возбуждённом состоянии. Зная его в качестве «ходока», поэтому произошедшую с ним экзальтацию, расценил, как намечающеюся для него возможность предаться пороку..."

  • 07.12.2017 21:30:19

    Михаил Смирнов. "О, время, погоди..." ("Проза")

    "И однажды я почувствовал неизъяснимую прелесть этой странности – время моё и чувства словно восстанавливались, меня не утомляли не раз слышанные истории, да и сам со странным удовольствием я повторял уже не раз сказанное. В городской жизни подобное невозможно… На бабе Груне..."

  • 30.11.2017 22:54:57

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №5)" ("Поэзия")

    "Скользну на улицу, спеша, пока все горести уснули. Как хороша моя душа в часу предутреннем июля. Весь город мой, и только мой! (Попозже выспаться успею). Куда б ни шла — иду домой. Куда б ни шла — иду..."

  • 28.11.2017 21:47:39

    Галина Ицкович. "София Юзефпольская-Цилосани. In Memoriam (памяти Софии Юзефпольской-Цилосани)" ("Россия и мир")

    "София Юзефпольская-Цилосани, филолог по профессии и по складу ума, поэт по призванию и по образу жизни, доктор философии, переводчик, член СПб ГО Союза писателей России, автор сборников стихов "СтранНствия" и «Голубой огонь», книги об Арсении Тарковском «The Pulse of Time: Immortality and the Word in the Poetry of Arsenii Tarkovskiи» и соавтор-переводчик двуязычного сборника "Арсений Тарковский. Белый День", умерла внезапно. Внезапно - и потому, что болезнь ее только недавно была обнаружена, и потому, что она очень активно, истово боролась за жизнь. Мать четырех детей, жительница (в разное время) четырех очень разных городов, София вполне постигла науку выживания. Мне она помнится с рюкзачком за плечами, легко поднимающейся с места и готовой отправиться в любую дорогу, как на практическом, так и на духовном, эмоциональном уровне..."

Спонсоры и партнеры