Новости, события

Новости 

Иван Клиновой




Иван КЛИНОВОЙ- поэт. Родился в 1980 году в Красноярске. Дипломант «Илья-премии», лауреат Фонда им. В.П.Астафьева, лауреат премии им. И.Д.Рождественского. Публиковался в журналах «Сибирские огни», «Огни Кузбасса», «Новая юность», «Интерпоэзия», «Homo Legens», «Октябрь», «День и ночь» и др. Автор книг стихов «Шапито», «Античность», «Осязание», «Латте-арт», «Варкалось». Член Союза российских писателей, член Русского ПЕН-центра. Живёт в Красноярске. Фотопортрет выполнен Марией Марковой.

  

 

 

Произведения автора:

 

                        

 

 

              * * *

 

Косплеить птиц, облитых нефтью,

И ставить балерин под гнёт.

Но как завзятый герменевтик

Спросить: «Да кто меня поймёт?».

 

Из поколения прошедших

Краш-тест миллениума, кто

Не вспомнит, как смеялся Леджер

И хоть один стишок Барто?

 

Под хохлому и гжель раскрасить

Рабочий стол-иконостас,

Чтоб в этом маленьком рассказе

Патриотизм возник хоть раз.

 

Так искалечить Ботичелли,

Что, завершая горький трип,

Толкать бескрылые качели

И слушать жалкий ржавый скрип.

 

 

 

              * * *

 

Ты можешь быть и на краю земли,

Часы и километры – между нами,

А стали – единички и нули,

Слегка соприкоснувшись проводами.

 

Мы говорим о всяких пустяках

На разных диалектах интернета,

И сквозь меня проходит щирий страх,

Что вот ты есть, а вот тебя и нету.

 

Я не спрошу ни в шутку, ни всерьёз.

Пускай как таємниця, так и тайна,

И presque vu – ответом на вопрос:

А есть ли жизнь за кромкою оффлайна?

 

На том конце то оптоволокна,

То воздуха, пронзённого вай-фаем,

Который мы безудержно вдыхаем,

Покуда он доступен, – тишина.

 

 

 

             * * *

 

Автобус вскрыл себе стёкла...

Сергей Цветков

Автобус вскрыл себе бензонасос.

Лёг умирать, откинувши покрышки.

Вокруг него сновавшие мальчишки,

Не верили, что это всё всерьёз,

Смеялись, тыча пальцами, а кто-то

Огнетушитель притащил с работы

И шпарил матом на любой вопрос.

 

Автобус умирал в последний раз,

Не двигаясь и фары закативши.

Подростки фотали с соседней крыши,

Как люди мимо шли, в бензин и грязь

Кто каблучком, кто сапогом ступая.

И только между рельсами трамвая

Трава росла, ничуть не торопясь.

 

 

 

            * * *

 

...и вот её лицо в простой оправе,

А я не забываю ни о чём.

Мне надо масла выпить, надо вставить

Две батарейки в левое плечо.

 

И снова пару ветряков погнуло

Песчаной бурей, захромал брамин,

А в городе – мигрантов из Кабула

Опять на долгосрочный карантин.

 

В подвале выцветают мониторы –

Пора менять, и митинг за права

Андроидов разогнан был в который

Уж раз... Но это всё слова, слова...

 

А их уже делами не исправить.

Исправили уже. По всей Земле.

И лишь её лицо в простой оправе

Передо мной сияет на столе.

 

 

 

              * * *

 

Вот он безбрежен и жуть как жив.

Сказка – его работа.

Он сочиняет новейший миф

С эльфами под капотом.

Мысли разогнаны, как болид.

Чуть не кипит бумага.

Там домоседы и короли,

Магия и отвага...

 

Вот он ворочается едва,

Гамлетпатроном подбитый:

Жизнь утекает в слова, слова,

Исповеди, молитвы...

Вот он, хрипя, разевает клюв.

Патиной глаз подёрнут.

Это бессмертия малый люфт.

Миф умирает. Борнмут.

 

 

 

           * * *

 

Эпоха? Я не знал её. Погугли.

Александр Костарев

Помним ли мы эпоху?

С лёгким акцентом Пьеху?

Не подводя к подвоху:

Все превратились в йеху, –

 

Жить с ощущеньем страха

Да в ожиданьи лиха,

Рвать на груди рубаху

Или молиться тихо, –

 

Лишь на границе слуха

Чуткое ловит ухо

Песенку, что мы знаем,

О голубом Дунае.

 

 

 

              ФРАКТАЛЫ

 

 

Повторимы ли мы в переливах расплавленной мысли?

Запаролены мы в переборах от масла до мюсли.

Продаваемы оптом, волокна стоят коромыслом,

Проницаемы смыслом, гудят проводящие гусли.

 

Эта бездна, в которой всю ночь расцветают фракталы,

Не посмотрит в меня, ей куда интереснее раны,

В коих пальцев и скальпелей столько уже побывало,

Что в сплошных папиллярных узорах планшетов экраны.

 

Извлеките меня из-под сервера веры комолой,

Отнесите в края, где ни беса не смыслят в кимвалах,

Где тоска рассыпается крошкой немого помола,

Растворяясь в живом кипятке без-конца-карнавала.

 

Проживите меня, по аксонам своим проведите,

Положите меня умирать без рубашки, нагого,

Чтоб не брали во фрунт меня лаокооны событий,

И развейте мой прах с корабля, лучше с видом на Гоа.

 

 

 

             * * *


Talk to me like lovers do.

Hypnogaja

Поговори со мной, как говорят

Любовники с закрытыми глазами.

Мне плохо спится столько лет подряд,

Что самых лучших мозгоправов саммит

Не разберёт, что у меня с мозгами

И в чём я пред тобою виноват.

 

Поговори со мной на языке

Каком-нибудь не русском, не английском...

Мы выпустим с тобой коммюнике

О связях меж построком и совриском,

О чём-нибудь ещё таком же близком,

Как айсберги и пальмы на песке.

 

Поговори со мной, а то горчит

На языке любая запятая,

А синхропереводчица, ключи

Поспешно к нашим фразам подбирая,

Их превращает из акул в минтая...

Закрой глаза пошире. Не молчи.

 

 

              * * *

 

Слов случайных и служебных ворох,

Как в стакане смузженный кумыс.

В броуновских наших разговорах

Иногда проскальзывает смысл:

 

Как неуловимое нейтрино,

Промелькнёт и скроется из фраз.

Мы с тобою – ураган Катрина.

Элли, Элли, где же твой Канзас?

 

Точка, точка, палка, огуречик –

В Морзе с хрустом входит человек.

Но в разломе Сан-Андреас речи

Невиновен бабочкин эффект.

 

Вскрыть ещё артезианских скважин,

Трубок с кимберлитом раскурить,

Чтоб ударом сквошевым расквашен

Смысл наконец утратил прыть,

 

Чтобы кристаллической решёткой

Затвердел творимый разговор,

Чтобы нам был смысл виден чётко,

Но не догадались Хиггс и Бор.

 

  


             * * *


All we need is a spark...

Papa Roach

Резко махни рукой, внимание отвлекая,

Вышипи заклинание «да и хер с ним, с плащом»,

И прошлое исчезает – ни рислинга, ни токая.

Да кто ты такая, чтоб я был тобой прощён!

 

Ставши продуктом гнева, повесь табличку:

«Achtung! Внимание! Caution!» и проч., и проч., –

Чтоб не совался диванный психолог в личку,

Ежели в плеере «Warriors» Папы Roach.

 

«Всё, что нам нужно, – искра», и риск огромен,

Как «не входи порошок», «не влезай – убьёт».

Музыка защищает тебя и, кроме

Рислинга и токая, слова – навлёт.

 

  

 

             * * * 

 

Окно раскрыто парусом Ассоли,

Штандартом длинным – сигаретный дым...

Доставши вентилятор с антресолей,

На берегу Атлантики сидим.

 

Шумят машины шёпотком прибоя,

Сближаются далёкие миры...

Кто пьёт, а кто вкушает пасту гоя,

Но хорошо и первым, и вторым.

 

Приходят люди и приносят вина

И разговоры, а уносят смех.

И столько землекопов с половиной,

Что тишины хватает не на всех.

 

Но мы откроем старые запасы,

А надо – и копилку разобьём,

Чтоб уходили яхты и баркасы

В любовью окаймлённый окоём.

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 11.01.2018 20:51:40

    Галина Ицкович. "Хранилище русской культуры в Вашингтоне (из истории одной коллекции)" ("Россия и мир")

    "Как это часто бывает, Вашингтонский музей русской поэзии и музыки - это детище одного человека, подвижника, которому в течение двадцати лет удается заражать своим энтузиазмом других . Юлий Зыслин, бессменный директор музея, вовлекает все новых и новых людей, собирает материалы, имеющие отношение к судьбе поэтов Серебряного века, а также вдохновленные Серебряным веком стихи русскоязычных поэтов, разбросанных по разным штатам..."

  • 27.12.2017 23:38:11

    Лайла Овсянникова (Байсултанова). "Под небом вайнахов"

    "... Мама: вашему отцу было 10 лет, его отец оставил на мачеху, а сам ушел в абреки. Зимой 44-го года, 23-го февраля, в его родовое село Урус-Мартан пришли эти самые НКВДшники, всех людей собрали на площади, загрузили в грузовые машины и отправили колонной в Грозный. Там их перегрузили в товарные вагоны, которые отправили в Казахстан. Мачеха его бросила на перроне, а сама уехала. Лайла: Как это бросила? Мама: Сказала: «жди, я приду». Взяла дочку и ушла. Он спрятался. И ждал её три дня на Грозненском вокзале. Яха: три дня? Мама: Ну, да в кустах сидел. Его случайно родной дядя нашёл, которого вызвали с фронта, видимо, чтобы тоже выслать. Ваш отец был босой и лежал в сугробе..."

  • 13.12.2017 0:25:09

    Виктор Афоничев. "Пятничные истории" ("Проза")

    "Пятница. Рабочий день близился к концу, а с ним и завершалась трудовая неделя. Коллега, отлучившись на пять минут, видимо, с кем-то поболтать по телефону, вернулся в восторженно-возбуждённом состоянии. Зная его в качестве «ходока», поэтому произошедшую с ним экзальтацию, расценил, как намечающеюся для него возможность предаться пороку..."

  • 07.12.2017 21:30:19

    Михаил Смирнов. "О, время, погоди..." ("Проза")

    "И однажды я почувствовал неизъяснимую прелесть этой странности – время моё и чувства словно восстанавливались, меня не утомляли не раз слышанные истории, да и сам со странным удовольствием я повторял уже не раз сказанное. В городской жизни подобное невозможно… На бабе Груне..."

  • 30.11.2017 22:54:57

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №5)" ("Поэзия")

    "Скользну на улицу, спеша, пока все горести уснули. Как хороша моя душа в часу предутреннем июля. Весь город мой, и только мой! (Попозже выспаться успею). Куда б ни шла — иду домой. Куда б ни шла — иду..."

  • 28.11.2017 21:47:39

    Галина Ицкович. "София Юзефпольская-Цилосани. In Memoriam (памяти Софии Юзефпольской-Цилосани)" ("Россия и мир")

    "София Юзефпольская-Цилосани, филолог по профессии и по складу ума, поэт по призванию и по образу жизни, доктор философии, переводчик, член СПб ГО Союза писателей России, автор сборников стихов "СтранНствия" и «Голубой огонь», книги об Арсении Тарковском «The Pulse of Time: Immortality and the Word in the Poetry of Arsenii Tarkovskiи» и соавтор-переводчик двуязычного сборника "Арсений Тарковский. Белый День", умерла внезапно. Внезапно - и потому, что болезнь ее только недавно была обнаружена, и потому, что она очень активно, истово боролась за жизнь. Мать четырех детей, жительница (в разное время) четырех очень разных городов, София вполне постигла науку выживания. Мне она помнится с рюкзачком за плечами, легко поднимающейся с места и готовой отправиться в любую дорогу, как на практическом, так и на духовном, эмоциональном уровне..."

Спонсоры и партнеры