Новости, события

Новости 

Любовь Колесник



Любовь КОЛЕСНИК – поэт, журналист. Родилась в 1977 году в Москве. Печатается с 1991 г. Публиковалась в журналах «Русская Провинция», «Арион», «Волга», «Смена», «Север», «Наш Современник», «Сибирские огни», «Дон», «Дальний Восток», «День и ночь», «КВИР», «Дети Ра», альманахах «Тверь», «Пролог», газетах «Российский писатель», «МК». Член Союза писателей России, Союза журналистов России. Участник литературного форума в Липках. Автор книг: «Яблоко небес», «27», «Витязь. 


Содружество Невозможных» (в соавторстве с Н. Нестеровой), «Радио Мордор». Лауреат премии журнала «Русская провинция» (1998), премии Губернатора Тверской области (2007). Финалист конкурса «Ночь Поэзии» (2016). Лонг-листер конкурса «Заблудившийся трамвай» (2016). Шорт-листер конкурса «45 калибр» (2016). Лонг-листер Четвёртого конкурса короткого рассказа «Сестра таланта» (2016). Шорт-листер конкурса «И я сжёг всё, чему поклонялся...» (2016). Конкурс «Бог сохраняет всё; особенно – слова… - специальный приз от ЛИТО им. В. Домрина (2016). Фестиваль исторической поэзии «Словенское поле» 2 место в  номинация "Профи" (2016). Шорт-листер XIV открытый Международного литературного Волошинского конкурса  в номинациях «Поэтическая карта России», «Киностихотворение» (2016).

  

 

 

Произведения автора:

    

                      

 

 

        ***

 

звезды идут вспять

люди к людям

а я

вновь невпопад

опять

краешком бытия

сном

ободком полей

черной струной моста

горсти полны углей

выстыл или устал

выжил или не смог

в час когда ночь темна

с неба глядит бог

хочешь звезду

на

 

 

 

 

***

 

Лед под ногами. Хрупкое стекло

твоих, Господь, разбившихся игрушек.

И я меж ними. Мне не тяжело

без праздника, без мишуры и чуши.

Лежу, смотрю на небо из земли

на вас, домой несущих мандарины,

меняющих работу на рубли,

рубли на счастье. Дарите, даримы,

одарены каким-то пустяком

и щек чужих касаетесь губами

на празднике — таков людской закон,

в котором мне нет места между вами.

Что праздновать? Течение планет?

Стремительные ветры зодиаков?

Схожденье чисел? Переход комет?

Листая календарь, не видеть знаков —

какое счастье! Как же ты блажен,

неведающий и входящий в воду

одну и ту же... Но пора уже.

Лед тронулся.

Давайте.

С новым годом.

 

 

 

***

 

Кате

 

Река лежит замерзшая, и лодка

лежит и спит. Всё замерло. Зима.

Я помню, как с тобой горчила водка,

и как была спина твоя пряма.

Всё минуло. Всё кануло. Всё снегом

до зябнущих колен заметено.

Сейчас бы птицей с берега с разбегу,

сейчас бы над землею, как в кино!

Над этой речкой и над этим прошлым —

и сердцем в снег, и головой — в покой.

Мне холодно, но просто быть хорошей

с тобой теперь над зябнущей рекой.

 

 

 

***

 

Я наблюдаю черную луну,

горбыль моста задумчивый и хмурый,

стальную воду, смога пелену

и смазанные контуры фигуры

твоей — не в ожидании меня

и даже не в предчувствии рассвета.

Стрижи по небу чертят и звенят,

и кажется — мы выпили всё лето

своё; по капле, спешно, по глотку,

и дальше будет ничего и страшно.

Но я к тебе

бегу

лечу

теку,

и остальное более не важно.

 

 

 

***

 

по две тысячи в месяц

к тебе и обратно на выхах

намотаю на ступицы бешено бьющих колес

не покой

не комфорт

но единственно правильный выход

самый точный ответ на поставленный жизнью

вопрос

и сейчас

когда буквы сквозь сети взаправдашне дышат

и когда замирают дрожащие руки в руках

мы считаем часы

умоляя

пожалуйста тише

не терзаться бессонницей

не помышлять о курках

и я снова педаль до упора

до хруста вжимаю

и лечу по накатанной корке летейского льда

и мы вспомним как любят

как радуют

как обнимают

не покой не комфорт

это счастье

наверное

да

 

 

 

***

 

На мне твой выцвел след, оставь еще,

пусть багровеет, словно от удара.

Я подставляю белое плечо,

я кот, любитель лунного загара.

Но ты не здесь — вдали за сотни лиг

обозреваешь грозовые горы,

и море там, и дальних чаек крик,

и громкие хмельные разговоры…

Я жду —

одна, в зажаренной Москве,

где из асфальта выступает битум,

с гудящим роем в буйной голове,

со взглядом отрешенно-ядовитым,

я жду тебя,

и тьма стоит в груди,

и не нужны мне ни сердца, ни дали.

Я жду тебя, чтоб ты не уходил,

и чтоб твои следы не выцветали.

 

 

 

***

 

Июнь. Удушливый жасмин.

В пыли каленый переулок.

Напейся чаю. Спи один,

считая голубей сутулых,

 

корпя над списком кораблей,

над разворотом Мандельштама.

Еще вздохни. Еще налей.

Не видь людей. Не ведай срама.

 

Закрой глаза. Завесь окно.

Пусть – только запах, только полночь,

и проходящее – одно,

не приходящее на помощь.

 

 

 

***

 

Заснуть с распахнутым окном

и слушать грозы за пределом.

Зарницы полыхают белым,

глазницы заплывают сном,

вода окатывает жесть.

Мне странно думать, что ты есть.

Мне странно думать –  что ты есть…

Заснуть.

Не помнить.

Не касаться.

Мы - два зачеркнутых абзаца,

их не допишет никогда

Тот, кто нас выдумал и начал.

Всё хорошо.

Я сплю,

не плачу.

Гроза.

Зарницы.

Ночь.

Вода.

 

 

 

***

 

Наводнённый варягами, фрицами выжженный город,

я любила тебя и стеснялась, как пьющую мать.

Сколько будешь в пустыне, пустыней?

Как Мойша, лет сорок? -

чтоб себя изменить - или что-то хотя бы понять.

Здесь крутые холмы и великие прежде заводы,

здесь речные откосы заплёсканы памятью войн,

тут святые отцы

и купцы,

тут дела и заботы,

только память над Волгой – как вдовий отчаянный вой…

В забурьяненых парках шпана полосует скамейки,

треть моих одноклассников умерли или сидят.

Я по пыльным дорогам старательно делаю змейки,

поминая бомбёжку и тщетно полёгших солдат.

По путям неметёным без страха хожу даже ночью…

Не боюсь темноты, но мой ужас другой и сильней:

что душой обезбожен, как улицами обесточен,

город; ты меня жжёшь, как велел преподобный Матфей,

чтобы было светло и не холодно мирно жующим.

Ты не любишь меня.

Ну, а я в тебе просто живу.

Сколько ты простоишь на изломе меж прошлым и сущим?

Моя мать никогда не пила.

Уезжаю в Москву.

 

 

 

                                                                            Другие авторы

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 07.01.2019 5:47:46

    Галина Ицкович. «Как помочь ребенку с аутизмом? Книги, идеи, методы» ("Родителям о детях")

    Пришельцы? Да, все без исключения дети - это пришельцы с другой планеты, и требуется немало размышлений для того, чтобы передать им наш язык, от жестов до слов, нашу систему символов и принятые "у нас" способы думать и, как результат, вести себя похожим на нас образом. Разве не это требуют от детей?

  • 31.12.2018 5:05:15

    Сергей Носов А НЕВЕСОМОСТЬ ЭТО ХОРОШО ("Поэзия")

    А невесомость это хорошо паришь себе в саду веселым утром касаешься деревьев и травы как легкая прозрачная пушинка . . .

  • 17.12.2018 8:41:40

    Сергей Сутулов-Катеринич - "Аксиома выбора — ангельская правда" ("Поэзия")

    …настанет Старый Новый год — секунда тренькать перестанет, сорокаградусный народ узреет истину в стакане. американит русский крот, лосось норвежский пакистанит, зайчонок чинит луноход, Чеширский кот месопотамит…

  • 11.12.2018 8:09:59

    Светлана Донченко, "БЛИНДАЖ" ("Проза")

    Глава первая. Наташка - Наташка! Наташка! Выходи уже! Все тебя ждут! – В открытое окошко вместе с ветром залетели выкрики с улицы. Отложив в сторону толстую книгу, синеглазая девчушка громко потянулась. - Сейчас иду! – ответила она звонким голосом. Наташка росла очень проворной девчонкой. Смелая, ловкая, с бойцовским характером, она всегда была лидером среди своих ровесников. Её уважали и девчонки, и мальчишки. Особенно мальчишки, потому что в дворовой футбольной команде была она капитаном и лучшим нападающим всей округи. Невысокая и худющая, с торчащими с двух сторон тоненькими косичками, перевязанными неизменной голубой атласной лентой, всегда вихрем влетала она в круг ожидающих её на поляне друзей-товарищей и вещала громко и зычно...

  • 03.12.2018 0:17:58

    София Максимычева. "Стихотворения (публикация №1) ("Поэзия")

    ...нет, не ко времени уют, удел неверных – переправить поток словесный; отойдут в небытие реестры правил. пусть дверь достаточно легко закрыть, но я не закрываю; твоя лопата, землекоп, блестит на солнце. грузной стаей лишенцев движется отряд полдневных стражей, вне закона им становиться. догорят огни в пространстве разобщённом, когда без отчеств и имён твой род извечный не запомнить! но ты опять вооружён, богоотступник и наёмник...

  • 02.12.2018 0:37:28

    Афанасий Надькин. Пьеса "Любимые мужички" ("Драматургия")

    Давний недруг писателя Лескова Н.С., его личный «цензор», государственный контролер и сенатор Филиппов Т.И., обнаруживший в новом романе писателя «На ножах» эпизод, где Орловская губерния характеризуется как обитель зла, требует у автора обосновать это утверждение, предрекая в противном случае недовольство царя. Лесков обращается за советом к собратьям по перу, своим землякам Тургеневу И.С. и Фету А.А. Посовещавшись, они самоорганизуются в судебную «тройку», через которую проходят свидетелями и участниками известные исторические личности, имеющие отношение к Орлу и существенно повлиявшие на его судьбу. Правда, открывающаяся на суде, ошеломляет, и участники его становятся кто жертвами, кто преступниками. Достается и судьям…

  • 06.11.2018 18:42:59

    Леонид Подольский. "Четырехугольник" ("Проза")

    Юрий Матвеевич Новиков, главный редактор московского литературного журнала, много лет не читал стихи: устал, надоело, давно разочаровался в поэзии, а от того все передоверил безотказной, вечной Эльмире Антоновне, старой деве, у которой ничего за душой, кроме стихов и доброго сердца не было. В прошлой жизни она поклонялась Пастернаку, ездила к нему в Переделкино, чтобы увидеть издалека, тайно обожала Самойлова, безответно любила Коржавина и помогала по хозяйству безбытной Ахматовой. Вообще в ее натуре было обожать и влюбляться, но по величайшему секрету, так что можно было только догадываться.

Спонсоры и партнеры