Новости, события

Новости 

Владимир Косогов




Владимир КОСОГОВ родился в 1986 г. в г. Железногорске Курской области. Окончил филологический факультет Курского государственного университета. Публиковался в альманахах «ЛАК», «Созвездие», «Славянские колокола» в журналах «Нева», «Сибирские огни», «Москва». Лауреат международной литературной премии «Проявление». Участник XIV форума молодых писателей. Живет в Курске.

  

 

 

Произведения автора:

 

                                  ***

 

 

Два огня неземных

Хороводят за чахлою шторой.

Я люблю, когда тих

Зимний вечер, печальный, пунцовый.

 

Это горестный сон,

Простыней раздражающий шорох;

Это песня о том,

Как декабрь таинственный дорог.

 

Пейте ром, пейте всё,

Что теплом поцелует вас в щёки;

И ещё, и ещё –

Пейте горечь ночей одиноких.

 

Пейте чёрную смерть,

Чтобы эти огни роковые

Продолжали гореть,

Безразличные, яркие, злые...

 

 

          ***

 

Приснись мне под утро в белом, как молоко,

платье, и улыбнись, и скажи: «Легко

жить без тебя, смеяться, варить обед.

Я не скучала ни разу за восемь лет!»

И попроси отвернуться, поправь чулок,

сделай глоток из горлышка. «Одинок?

Я-то подумала, что у тебя жена

сходит с ума от ревности и вина.

Я-то надеялась встретить твоих детей,

маленьких лебедей на пруду...» На ней

белое платье, прозрачное, как дымок.

« Видишь, родная, я без тебя не смог...!»

 

 

          ***

 

Тормознул в алкогольном отделе.

Ну и кто я на самом деле?

Полуспившийся покупатель

с трехнедельною бородой?

О, Мария! О, Богоматерь!

Я боюсь не дойти домой…

 

Трубы портят архитектуру.

Поломать бы их спьяну, сдуру.

Отче наш, я живу во злобе;

Ты портвейном меня согрей,

чтоб меня не нашли в сугробе

в трех шагах от родных дверей.

 

 

          ***

 

Лги, память, безмятежно лги…

С. Гандлевский

 

Остался колокольный звон

из детства, молоко парное,

и память крутит, как циклон,

забытое и роковое.

Вот я, картавый. Девять лет.

Совсем большой, на самом деле.

Боюсь, что пачку сигарет

найдут родители в портфеле.

Потом очкарик, а потом –

жирдяй, жиденок, кто угодно –

топчу отцовским сапогом

окурок, и дышу свободно.

 

Пиши стихи без запятых,

без строчных букв, без извинений,

к балконной раме сядь впритык,

держа полнеба на коленях,

пусть крепко ёкнуло в груди,

глуши вином шестое чувство,

и все, что будет впереди –

скорей погибель, чем искусство.

 

 

          ***

 

Оглянись: твоя ли это старость

Дребезжит посудою пустой?

Много ли стихов еще осталось

Записать в небесный обходной?

 

Узнаешь звериный этот почерк:

«В» с горбинкой, сплюснутую «К».

Успокою близких между строчек –

Это просто дёрнулась рука...

 

 

          ***

 

К. Д.

 

Когда я был самим собой,

Всё виделось не так.

Махнешь усталой головой

И спрячешься во мрак.

 

Тихонько выйдешь, охмелев,

Как будто за плечом

Архангел тянет нараспев:

«Ты тоже обречен!»

 

И глазом не успев моргнуть,

Как шилом под ребро,

Душа успеет ускользнуть

Туда, где ей светло.

 

В потемках тычась наугад,

Хочу увидеть, как

Архангел, строгий как солдат,

За мной свернет во мрак.

 

 

          * * *

 

Собаку не подарили, и я весь день плакал и заперся в комнате

угловой наговорил родителям дребедень всякую, бил кулаком и

стучал ногой. Имя успел придумать овчарке: Град. Грозное имя,

не то что какой Барбос. Выйду во двор вечерний, спугну ребят.

Пусть высоко не задирают нос. И до сих пор, когда вспоминаю о

славной собаке, детской той трепотне, с глупым испугом пялюсь

в свое окно: кто там скулит так жалобно обо мне?

 

 

          * * *

 

Усталым взглядом провожать

Худые буквы на экране,

Ложиться за полночь в кровать,

Чтоб не заснуть и бормотать:

остался лучше б на диване.

 

Пить чай из кружки именной,

Где краешек отбит случайно.

Стоишь и бредишь как чумной:

«Поговорил бы кто со мной

О том, что прошлое – печально».

 

Никто, увы, не говорит.

Как дурень пялюсь в тьму ночную.

Так хочется – и это злит –

Впечатать, как палеолит,

на камень муху заводную.

 

 

          * * *

 

Толчея у ларька с шаурмой.

Я задернул цветастую шторку,

Но запомнил узор ножевой,

Разорвавший блатную наколку

На упругом мужицком плече,

Где решетки висят над иконой

И колпак на шальном палаче

У предплечья в крови запечённой.

 

Я такую же видел, сопляк,

У братьёв, почитающих смелость.

Мне хотелось примерить партак,

Умирать за него – не хотелось.

Детский страх... Это он уберег,

Натаскал, чтоб на съемной квартире

Равнодушно смотрел на мирок,

Где мешком человека накрыли.

 

 

           * * *

 

Христос воскрес, а Лёша не воскрес.

Попал на Старом рынке, у «художки»,

Как рассказали старшие, в замес,

Минут пятнадцать ждали неотложки.

 

В двух метрах продавали куличи,

Иконки, серебро — в церковной лавке.

И напрягались, словно силачи,

Святые лики, лежа на подставке.

 

Хоть Богоматерь хмурила чело,

Косясь на шило, всаженное строго

Под пятое – смертельное – ребро,

Быстрее не приехала подмога.

 

Подумал я: успеет ли простить

Меня Господь? И можно ль отвертеться?

Лишь медсестра пыталась запустить

По новой обескровленное сердце.

 

 


Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 03.08.2017 0:15:00

    В разделе «Приглашения» размещены стихи победителей открытого поэтического чемпионата Балтии

    "Приглашаем познакомиться со стихами победителей открытого поэтического чемпионата Балтии-творческой поэтической площадки, дающей возможность современным поэтам, проживающим в любой стране мира, обнародовать свои НОВЫЕ, ранее НЕ ПУБЛИКОВАВШИЕСЯ В ПЕЧАТНЫХ ИЗДАНИЯХ поэтические произведения, созданные на русском языке."

  • 03.08.2017 0:10:00

    Приглашаем наших читателей ознакомиться с материалами, опубликованными в четвертом номере альманаха "Золотое руно"

    "Представляем вашему вниманию новые произведения как уже известных авторов (Л.Подольского, Н.Кравченко, Марины Карио, Ирины Кавериной и пр.), так и произведения новых авторов (Елена Нигри, Сергей Ледовских, Нателла Лалабекян и др.)"

  • 02.08.2017 22:49:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №4)" ("Поэзия")

    "Я вас в толпе отыскиваю, от узнаванья млея, я вас в себе оттискиваю, взращиваю, лелею..."

  • 01.08.2017 23:32:00

    Леонид Подольский. Повесть "Сказ про Илью" ("Проза")

    "— Что мне делать? — пьяно размазывая слезы, вопрошал Илья. — Водку пить? Ружье взять? Пожар устроить? Ох, влип, влип! В страшном сне пред- ставить не мог. Когда у пиратов от жажды умирал, мочу пил, на вонючих кон- сервах сидел, пол-Африки прошел… бля… львов в двадцати метрах видел… дев африканских ласкал… Думал, любовь… Ждет меня, мечтал, хохлушка моя… Накось выкуси, ждет! Змея коварная… Любовь… О ней романы пи- шут, стихи сочиняют, песни поют, а она — мираж… Нет ее, любви… Обман чувств... Одни самки длинноногие, охотницы, груди силиконовые, — чем больше Илья Праздников пил, тем сильнее слезы катились из глаз и жальче становилось себя. Так жалко, что хоть пулю в лоб. Положение и в самом деле выходило безнадежное: квартира уплыла, ни денег, ни документов, ни бабы — ничего… Какие-то..."

  • 01.08.2017 23:29:00

    Леонид Подольский. Рассказ "Посвященный" ("Проза")

    "Заканчивалась перестройка. Жизнь менялась на глазах. Новоявленный банкир из бывших фарцовщиков Барыкин понял: его время. Время лёгких денег, великих перемен и чудес. Пьяное, многообещающее. Время бандитов и авантюристов. Отшелестят, обесценятся, превратятся в труху банкноты с вождём, и сам Ленин – выйдет в тираж; Советский Союз, эта великая Сизифова стройка, обратится в Вавилонскую башню, всё рухнет и останется один Бог – Деньги. Зелёный Бог. Станет мир без границ, мир свободы и порока, фарисеев и торгашей, и в этом мире такие, как он, Барыкин, ловкие, прыткие, наглые будут процветать. Барыкин учился когда-то на художника, но..."

  • 01.08.2017 23:24:00

    Леонид Подольский. "Пленум ЦК" ("Проза")

    "Отоспавшись и позавтракав, профессор Яблонский открыл дверь – не в чулан, но в другую жизнь, ушедшую, потому что призраки тотчас обсту- пили его. Среди старых, пропитанных древней пылью, из иной эпохи, без- надёжно устаревших книг, Виктору Михайловичу открылись аккуратные подшивки газет, пожелтевших – от времени, пыли и, почудилось Яблон- скому, от истекавшей с их страниц злобы, с почти непонятными, режу- щими ухо, вроде тризонии словами. Вскоре Яблонскому стало казать- ся даже, что с ветхих страниц сочится кровь..."

Спонсоры и партнеры