Новости, события

Новости 

Рассказ "Жертва" (" Сатира и юмор")


"Рассказ из "другой жизни."

 

 

- Блат, товарищи, - это явление, органически чуждое нашему обществу, и  глубоко  заблуждаются те, кто думает, будто всего можно достичь по блату.  Печальная, даже трагическая судьба Петрова – наглядный этому пример.

 

Петрову было всего шесть лет. Он был веселый и жизнерадостный мальчик, любил ловить бабочек, собирать грибы и ягоды, кататься на велосипеде и, как и все дети, иногда малевал  в тетради. Однажды совершенно случайно он нарисовал  маленького и смешного человечка и раскрасил его краской, и с этого самого момента Петров помимо своей воли вступил на скользкую и опасную дорогу блата, потому что  честолюбивые родители, возмечтавшие, что Петров станет великим художником, с помощью связей устроили мальчика в художественную школу. Мальчику хотелось прыгать, бегать, играть в футбол, но вместо этого он целыми днями смешивал краски и страдал за мольбертом. Однако ничто – ни честолюбие родителей, ни мучения учителей – ничто не могло открыть в нем юное дарование.

 

Вы думаете, на этом его муки закончились? Увы, стоило только Петрову оставить стезю живописи, и несчастному мальчику, хотя еще при рождении ему на ухо наступил медведь», пришлось три года посещать музыкальную школу, куда его снова  по блату устроили родители. А ведь были еще секция каратэ, бесчисленные пробы на главные роли в детских фильмах и студия бальных танцев.  

 

Вы знаете, о чем обычно мечтают дети? Об игрушках,   о мороженом, о братиках и сестренках! А наш бедный Петров  во время своего безрадостного детства мечтал лишь о том, чтобы, как другие  дети, ходить в самую обыкновенную школу, потому что  все десять лет, несмотря на полное отсутствие    способностей к языкам, его возили на автомобиле в английскую.

 

Он мечтал стать летчиком или геологом, но вместо этого по блату – опять по блату -  его устроили в торгово-экономический. О, как там страдал Петров! Как душно было вольнолюбивому и жизнерадостному юноше в тесных институтских стенах! На третьем курсе он не выдержал, взбунтовался и целый семестр не посещал занятия. Любого другого тут же исключили бы  из института. Но над Петровым, словно дамоклов меч, висел блат, и его оставили в институте. Тогда он понял, что бунтовать  бесполезно, и согласился с отличием окончить институт и даже остаться в аспирантуре. Но,  представьте себе, как он должен был там страдать, как восставали в нем поруганная гордость и чувство человеческого достоинства. Они-то и не позволили Петрову защитить  кандидатскую и продолжить научную карьеру.  

 

И что же! Все та же безжалостная рука блата непостижимым образом вопреки желанию Петрова перенесла его в кресло директора    универсального магазина… Представьте же теперь то тяжкое состояние стресса, в котором находился Петров, страдания его изученной, истосковавшейся души. Он хотел уйти – его не отпускали, разваливал работу – никто не хотел замечать, и тогда…

 

Нет, не преступник перед нами, а только несчастная жертва…

 

Адвокат сделал паузу, дрожащими руками снял очки и невидящим, затуманенным взором взглянул в зал.

 

В зале слышались горестные вздохи, женщины громко всхлипывали, и даже  судья украдкой поднесла платочек к глазам.

 

Петров с раскрытым ртом тупо смотрел  на адвоката – в глазах его чувствовалась мучительно трудная работа мысли.

 

«Вот это да, - удивленно думал он. – Вот это адвокат! Великое дело блат. Пожалуй, на сей раз отделаюсь условным…» 

 

                                                                                   1986.         

 

 

                                                                               

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 06.11.2018 18:42:59

    Леонид Подольский. "Четырехугольник" ("Проза")

    Юрий Матвеевич Новиков, главный редактор московского литературного журнала, много лет не читал стихи: устал, надоело, давно разочаровался в поэзии, а от того все передоверил безотказной, вечной Эльмире Антоновне, старой деве, у которой ничего за душой, кроме стихов и доброго сердца не было. В прошлой жизни она поклонялась Пастернаку, ездила к нему в Переделкино, чтобы увидеть издалека, тайно обожала Самойлова, безответно любила Коржавина и помогала по хозяйству безбытной Ахматовой. Вообще в ее натуре было обожать и влюбляться, но по величайшему секрету, так что можно было только догадываться.

  • 03.11.2018 0:14:00

    Евгений Брейдо. "Профессор N."

    Nikolai задумался. Причудливые, но неразборчивые картинки мелькали перед ним. Он откуда-то знал уже будущую историю этой новой державы, созданной на его глазах за двадцать с чем-то лет. Боясь себе признаться в странном даре, он видел и расцвет империи – стихи, балы, победы, завоевания, военные мундиры, изысканные туалеты дам, – и ее закат в зареве народных восстаний и прогрессивных идей образованного сословия. И захлестывающее безумие безобразного кровавого распада в потоках самовосхваления и лжи. Этот дар, ясное видение будущего, был не единственным. Когда бросался в мясорубку боя, где больше десяти минут никто не оставался невредимым, он знал, что неуязвим - царапины не в счет. Никому бы не смог объяснить, как он это знал, вначале боялся, но гордость была сильнее трусости, рвался в пекло, и как-то в одной из первых стычек со шведами, увидев занесенную над головой саблю, вдруг почувствовал удивительное спокойствие и откуда-то изнутри идущую власть над происходящим. Он знал, что может изменить в любую сторону ход этого сражения, войны, жизни людей вокруг и других людей, которые будут жить после, но что делать этого не нужно, и не было в его голове никаких вопросов и объяснений, почему не нужно, а было простое ясное знание.

  • 24.10.2018 6:03:26

    Галина Ицкович. "Шотландия, милая моему сердцу" (Британские зарисовки)("Россия и мир")

    О чем важно знать в Шотландии? О многовековой распре Макдональдов и Кэмпбеллов... Об истории замка и о дворце Скун... О Камне Судьбы... О Брекзите и о пиктах. Об Иакове VI Шотландском, он же Яков I Английский, сыне Марии Стюарт... О видных издалека лошадях-кельпи, олицетворяющими нынче и шотланское развитие, и мифологию, и что там еще. И, в виде бонуса, о жизни русскоязычной диаспоры в Эдинбурге.

  • 22.10.2018 21:18:12

    Лев Аннинский. "Судьба и "Судьба" ("Критика. Эссе")

    "Вообще-то приступы смеха – это не то, чего читатель ждет от эпической и лапидарной прозы Леонида Подольского. Прежде всего – анализа того, что в течение последних десятилетий – последнего столетия (?) – происходит с Россией. Что и составляет суть писательского вклада Подольского в российскую литературу. Писатель, конечно, помнит об отдельном человеке, человек вроде бы стоит у него на первом месте, но за спинами героев у Подольского всякий раз в прицеле общество. Несовершенное, заблудившееся в истории, противоречивое..."

  • 31.08.2018 20:56:00

    Андрей Дмитриев. "Стихотворения (публикация №1) ("Поэзия")

    "Учиться смирению у темноты..." Что? Что в твоих волосах? Простой клевер, что сам не знает, с какого он луга? А ещё – перо лука, вызревшего под небесами, где птицы зимой замерзают, а пока это сдобное облако да остывающий чай не дают впустить туда волка с выводком серых волчат – хоть и зябко уже на ветру. . . ."

  • 12.08.2018 20:02:00

    Игорь Альмечитов. "Двадцать пятая весна" ("Проза")

    "…Почему он, в конце концов? Мысль навязчиво преследовала. Как ни пытался он доказать себе, что был полностью равнодушен к ней, сам процесс постоянного доказывания медленно сводил с ума. Почему он? Что определило их выбор? Его неуравновешенная натура? Прошлое, где его единственным умением было убивать? Козел отпущения со стороны? Наверняка все вместе и каждый аспект в отдельности…"

Спонсоры и партнеры