Новости, события

Новости 

Рассказ "Жертва" (" Сатира и юмор")


"Рассказ из "другой жизни."

 

 

- Блат, товарищи, - это явление, органически чуждое нашему обществу, и  глубоко  заблуждаются те, кто думает, будто всего можно достичь по блату.  Печальная, даже трагическая судьба Петрова – наглядный этому пример.

 

Петрову было всего шесть лет. Он был веселый и жизнерадостный мальчик, любил ловить бабочек, собирать грибы и ягоды, кататься на велосипеде и, как и все дети, иногда малевал  в тетради. Однажды совершенно случайно он нарисовал  маленького и смешного человечка и раскрасил его краской, и с этого самого момента Петров помимо своей воли вступил на скользкую и опасную дорогу блата, потому что  честолюбивые родители, возмечтавшие, что Петров станет великим художником, с помощью связей устроили мальчика в художественную школу. Мальчику хотелось прыгать, бегать, играть в футбол, но вместо этого он целыми днями смешивал краски и страдал за мольбертом. Однако ничто – ни честолюбие родителей, ни мучения учителей – ничто не могло открыть в нем юное дарование.

 

Вы думаете, на этом его муки закончились? Увы, стоило только Петрову оставить стезю живописи, и несчастному мальчику, хотя еще при рождении ему на ухо наступил медведь», пришлось три года посещать музыкальную школу, куда его снова  по блату устроили родители. А ведь были еще секция каратэ, бесчисленные пробы на главные роли в детских фильмах и студия бальных танцев.  

 

Вы знаете, о чем обычно мечтают дети? Об игрушках,   о мороженом, о братиках и сестренках! А наш бедный Петров  во время своего безрадостного детства мечтал лишь о том, чтобы, как другие  дети, ходить в самую обыкновенную школу, потому что  все десять лет, несмотря на полное отсутствие    способностей к языкам, его возили на автомобиле в английскую.

 

Он мечтал стать летчиком или геологом, но вместо этого по блату – опять по блату -  его устроили в торгово-экономический. О, как там страдал Петров! Как душно было вольнолюбивому и жизнерадостному юноше в тесных институтских стенах! На третьем курсе он не выдержал, взбунтовался и целый семестр не посещал занятия. Любого другого тут же исключили бы  из института. Но над Петровым, словно дамоклов меч, висел блат, и его оставили в институте. Тогда он понял, что бунтовать  бесполезно, и согласился с отличием окончить институт и даже остаться в аспирантуре. Но,  представьте себе, как он должен был там страдать, как восставали в нем поруганная гордость и чувство человеческого достоинства. Они-то и не позволили Петрову защитить  кандидатскую и продолжить научную карьеру.  

 

И что же! Все та же безжалостная рука блата непостижимым образом вопреки желанию Петрова перенесла его в кресло директора    универсального магазина… Представьте же теперь то тяжкое состояние стресса, в котором находился Петров, страдания его изученной, истосковавшейся души. Он хотел уйти – его не отпускали, разваливал работу – никто не хотел замечать, и тогда…

 

Нет, не преступник перед нами, а только несчастная жертва…

 

Адвокат сделал паузу, дрожащими руками снял очки и невидящим, затуманенным взором взглянул в зал.

 

В зале слышались горестные вздохи, женщины громко всхлипывали, и даже  судья украдкой поднесла платочек к глазам.

 

Петров с раскрытым ртом тупо смотрел  на адвоката – в глазах его чувствовалась мучительно трудная работа мысли.

 

«Вот это да, - удивленно думал он. – Вот это адвокат! Великое дело блат. Пожалуй, на сей раз отделаюсь условным…» 

 

                                                                                   1986.         

 

 

                                                                               

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 11.01.2018 20:51:40

    Галина Ицкович. "Хранилище русской культуры в Вашингтоне (из истории одной коллекции)" ("Россия и мир")

    "Как это часто бывает, Вашингтонский музей русской поэзии и музыки - это детище одного человека, подвижника, которому в течение двадцати лет удается заражать своим энтузиазмом других . Юлий Зыслин, бессменный директор музея, вовлекает все новых и новых людей, собирает материалы, имеющие отношение к судьбе поэтов Серебряного века, а также вдохновленные Серебряным веком стихи русскоязычных поэтов, разбросанных по разным штатам..."

  • 27.12.2017 23:38:11

    Лайла Овсянникова (Байсултанова). "Под небом вайнахов"

    "... Мама: вашему отцу было 10 лет, его отец оставил на мачеху, а сам ушел в абреки. Зимой 44-го года, 23-го февраля, в его родовое село Урус-Мартан пришли эти самые НКВДшники, всех людей собрали на площади, загрузили в грузовые машины и отправили колонной в Грозный. Там их перегрузили в товарные вагоны, которые отправили в Казахстан. Мачеха его бросила на перроне, а сама уехала. Лайла: Как это бросила? Мама: Сказала: «жди, я приду». Взяла дочку и ушла. Он спрятался. И ждал её три дня на Грозненском вокзале. Яха: три дня? Мама: Ну, да в кустах сидел. Его случайно родной дядя нашёл, которого вызвали с фронта, видимо, чтобы тоже выслать. Ваш отец был босой и лежал в сугробе..."

  • 13.12.2017 0:25:09

    Виктор Афоничев. "Пятничные истории" ("Проза")

    "Пятница. Рабочий день близился к концу, а с ним и завершалась трудовая неделя. Коллега, отлучившись на пять минут, видимо, с кем-то поболтать по телефону, вернулся в восторженно-возбуждённом состоянии. Зная его в качестве «ходока», поэтому произошедшую с ним экзальтацию, расценил, как намечающеюся для него возможность предаться пороку..."

  • 07.12.2017 21:30:19

    Михаил Смирнов. "О, время, погоди..." ("Проза")

    "И однажды я почувствовал неизъяснимую прелесть этой странности – время моё и чувства словно восстанавливались, меня не утомляли не раз слышанные истории, да и сам со странным удовольствием я повторял уже не раз сказанное. В городской жизни подобное невозможно… На бабе Груне..."

  • 30.11.2017 22:54:57

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №5)" ("Поэзия")

    "Скользну на улицу, спеша, пока все горести уснули. Как хороша моя душа в часу предутреннем июля. Весь город мой, и только мой! (Попозже выспаться успею). Куда б ни шла — иду домой. Куда б ни шла — иду..."

  • 28.11.2017 21:47:39

    Галина Ицкович. "София Юзефпольская-Цилосани. In Memoriam (памяти Софии Юзефпольской-Цилосани)" ("Россия и мир")

    "София Юзефпольская-Цилосани, филолог по профессии и по складу ума, поэт по призванию и по образу жизни, доктор философии, переводчик, член СПб ГО Союза писателей России, автор сборников стихов "СтранНствия" и «Голубой огонь», книги об Арсении Тарковском «The Pulse of Time: Immortality and the Word in the Poetry of Arsenii Tarkovskiи» и соавтор-переводчик двуязычного сборника "Арсений Тарковский. Белый День", умерла внезапно. Внезапно - и потому, что болезнь ее только недавно была обнаружена, и потому, что она очень активно, истово боролась за жизнь. Мать четырех детей, жительница (в разное время) четырех очень разных городов, София вполне постигла науку выживания. Мне она помнится с рюкзачком за плечами, легко поднимающейся с места и готовой отправиться в любую дорогу, как на практическом, так и на духовном, эмоциональном уровне..."

Спонсоры и партнеры