Новости, события

Новости 

Дана Курская






Дана КУРСКАЯ - организатор ежегодного майского фестиваля современной поэзии Myfest. Лонг-листер премии "Дебют" (2015 год). Лауреат ряда российских поэтических конкурсов. Победитель программы "Вечерние стихи" (2014 год).Лонг-листер международной премии "Белла" (2015 год), стипендиат Российской программы "Новые имена" с 1996 года. Член Союза Писателей Москвы.

 

  

 

Произведения автора:

 

                    

          ВАГАНЬКОВО

 

Земля принимает с одиннадцати до шести

В прочее время можно здесь погулять

Легкий ветер в листьях прошелестит

Если хочешь – пробуешь разгадать

 

После двенадцатой рюмки выползет темнота

И накроет край, где никто не считает дни

Если хочешь – закрой глаза, посчитай до ста

И тогда отовсюду выйдут к тебе они

 

Вот тогда и расскажешь про гулкий свой бой часов

Про панельный дом, где тебя ах никто не ждет

В этот край оградочных адресов

Ты пришел унять под ногами лед

 

Расскажи им про деньги в стылой своей горсти

Про холодную одноместку свою кровать

Как ты принимаешь всех с одиннадцати до шести

В прочее время стараешься погулять

 

Как дрожит в больной руке твоей карандаш

Как дрожит звезда по ночам у тебя в груди.

И тогда они скажут: «Ты тоже, ты тоже – наш.

Вот поэтому больше не приходи».

 

 

  КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ ГРИШИ

 

если приснится смерть,

не закрывай глаза

будешь всю ночь смотреть –

утром пройдет гроза

в полдень пойдет снежок,

к вечеру будет лед

как мне с тобой хорошо –

кто-нибудь пропоет.

Светел кабацкий ад –

водочный запашок

перешибает смрад

трупов, с кем хорошо

вот и пройдешь этап,

сладостно согрешив

слаб человек слаб

жив человек жив

 

 

          КРОНШТАДТ

 

Как умели мы зиму перенесли

В город тянутся духи и журавли

Март размыл пейзажи твоей земли

И решил, что мир пора начинать сначала.

Показать откуда произошли.

И тогда они, то есть ты и я, то есть мы – пришли

Посмотреть на вмерзшие корабли

До весны застывшие у причалов.

 

Эти крейсеры видят наши с тобой снега

Но им ведомы дальние берега

Где восходит к солнцу розовая ирга

И они вспоминают о ней не печалясь.

Их прощает любая найденная земля

Ведь в отплытьи суть верного корабля

Их прощает едва лишь найденная земля

Потому что они уходили и возвращались.

 

Вот и мы покидаем однажды любой свой порт

И его вдруг вспомним с нежностью через год

А потом к другим портам направляем борт

И опять не горестно уплываем.

На штурвал ложится уверенная рука

И мы станем великими скоро наверняка

Не замерзнет море, вечно бурлит река

Но однажды встаем в тумане и вспоминаем.

 

Забывай меня коснувшись иной земли

Но случись застыть тебе на мели

Мое имя вспомни и распетли

В этом гулком влажном пустом пространстве.

Я считать буду марты и феврали.

Говорила она, то есть я – голос глох вдали.

На нее смотрели туманные корабли

Самым верным символом непостоянства.

 

 

          МРАКОБОРЦЫ

 

Распускаясь иглами в животе,

Тебя мучают мысли о темноте.

Нет, не тени о смерти и сне, но те,

Что за дверью беззвучно дышат.

 

Постучится мрак – не спеши открыть.

Он тобой задумал могилы рыть.

И потянет с крыльца в свою волчью сыть,

И задует звезду над крышей.

 

Словно в плоть вворачиваются щипцы,

Поселяют боль, наведя рубцы.

Будто в море падают мертвецы.

И ложатся на дно вповалку.

 

Наступает мрак – не проси огня.

Но засмейся и вдруг позови меня

Я приду, бестолковой строкой звеня,

Принесу с собой зажигалку.

 

И когда на запястье взойдет ожог,

Нам навек станет ясно и хорошо,

Впереди у нас сладостный посошок.

Не сомнется трава под нами.

 

И когда архангел в свой затрубит рожок,

Мы с тобой купим водки и пирожок,

И взойдет рассвет на лугу чужом,

Но над нашими головами.

 

 

                  * * *

 

Каждый день балансируя как на льду

Привыкая быть у всех на виду

Задыхаясь словно в расстрельном ряду

Человек находит себе беду

 

Человек пускает в себя беду

Человек готовит беде еду

Человек заботится о беде

Чтоб ей было удобно в его среде

 

Человек глядит той беде в глаза

Будто хочет истину ей сказать

Человек за ушком ей чешет – глядь

А беда свернулась клубочком спать

 

Потекла у них жизнь что твоя вода

Дни спешат как быстрые поезда

А случись какая-нибудь ерунда

Человек смеется, –  мол, не беда

 

По утрам он выгуливает беду

А другие к собственному стыду

Говорят –  бедовый он человек

Человек с бедою глядят на снег

 

 

               МЕТЕЛИ

 

Год от года льняная метель
все летит к изголовью кровати
мягкий снег заметает постель
и меня в этом снеге не хватит

первый год на урале бело
я вбегаю в сугробы с разбегу
девятнадцать метелей прошло
и москва улыбается снегу

ветер движет мою колыбель
но чужой в ней ребенок заплакал
двадцать первая злая метель
укрывает как саваном папу

то ли вьюга, а то ли прибой
так играют на снежной свирели
и меня накрывают собой
двадцать девять ревущих метелей

я по снегу иду налегке
и меня уже ждут вдалеке
но останутся после всех лет
белый снег белый шум белый свет

 

 

                  * * *

 

Вспоминать свою гибель по фото,
По маршрутке до старой работы,
По костюму, в который не влезешь,
По браслетке на месте пореза.
И по кладбищу пьяно бродить,
Водкой жизнь набирая в кредит.

Узнавать свою гибель по лицам,
Что умеют теперь только сниться.
И во сне их мучительно трогать,
А наутро нащупать дорогу.
И понять, что твой путь есть кольцо
И от ужаса трогать лицо.

Поджигать свою смерть как солому,
На столе отдаваясь другому.
И вдыхать эту жизнь, этот пот.
Пусть сегодня никто не умрет.

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 06.11.2018 18:42:59

    Леонид Подольский. "Четырехугольник" ("Проза")

    Юрий Матвеевич Новиков, главный редактор московского литературного журнала, много лет не читал стихи: устал, надоело, давно разочаровался в поэзии, а от того все передоверил безотказной, вечной Эльмире Антоновне, старой деве, у которой ничего за душой, кроме стихов и доброго сердца не было. В прошлой жизни она поклонялась Пастернаку, ездила к нему в Переделкино, чтобы увидеть издалека, тайно обожала Самойлова, безответно любила Коржавина и помогала по хозяйству безбытной Ахматовой. Вообще в ее натуре было обожать и влюбляться, но по величайшему секрету, так что можно было только догадываться.

  • 03.11.2018 0:14:00

    Евгений Брейдо. "Профессор N."

    Nikolai задумался. Причудливые, но неразборчивые картинки мелькали перед ним. Он откуда-то знал уже будущую историю этой новой державы, созданной на его глазах за двадцать с чем-то лет. Боясь себе признаться в странном даре, он видел и расцвет империи – стихи, балы, победы, завоевания, военные мундиры, изысканные туалеты дам, – и ее закат в зареве народных восстаний и прогрессивных идей образованного сословия. И захлестывающее безумие безобразного кровавого распада в потоках самовосхваления и лжи. Этот дар, ясное видение будущего, был не единственным. Когда бросался в мясорубку боя, где больше десяти минут никто не оставался невредимым, он знал, что неуязвим - царапины не в счет. Никому бы не смог объяснить, как он это знал, вначале боялся, но гордость была сильнее трусости, рвался в пекло, и как-то в одной из первых стычек со шведами, увидев занесенную над головой саблю, вдруг почувствовал удивительное спокойствие и откуда-то изнутри идущую власть над происходящим. Он знал, что может изменить в любую сторону ход этого сражения, войны, жизни людей вокруг и других людей, которые будут жить после, но что делать этого не нужно, и не было в его голове никаких вопросов и объяснений, почему не нужно, а было простое ясное знание.

  • 24.10.2018 6:03:26

    Галина Ицкович. "Шотландия, милая моему сердцу" (Британские зарисовки)("Россия и мир")

    О чем важно знать в Шотландии? О многовековой распре Макдональдов и Кэмпбеллов... Об истории замка и о дворце Скун... О Камне Судьбы... О Брекзите и о пиктах. Об Иакове VI Шотландском, он же Яков I Английский, сыне Марии Стюарт... О видных издалека лошадях-кельпи, олицетворяющими нынче и шотланское развитие, и мифологию, и что там еще. И, в виде бонуса, о жизни русскоязычной диаспоры в Эдинбурге.

  • 22.10.2018 21:18:12

    Лев Аннинский. "Судьба и "Судьба" ("Критика. Эссе")

    "Вообще-то приступы смеха – это не то, чего читатель ждет от эпической и лапидарной прозы Леонида Подольского. Прежде всего – анализа того, что в течение последних десятилетий – последнего столетия (?) – происходит с Россией. Что и составляет суть писательского вклада Подольского в российскую литературу. Писатель, конечно, помнит об отдельном человеке, человек вроде бы стоит у него на первом месте, но за спинами героев у Подольского всякий раз в прицеле общество. Несовершенное, заблудившееся в истории, противоречивое..."

  • 31.08.2018 20:56:00

    Андрей Дмитриев. "Стихотворения (публикация №1) ("Поэзия")

    "Учиться смирению у темноты..." Что? Что в твоих волосах? Простой клевер, что сам не знает, с какого он луга? А ещё – перо лука, вызревшего под небесами, где птицы зимой замерзают, а пока это сдобное облако да остывающий чай не дают впустить туда волка с выводком серых волчат – хоть и зябко уже на ветру. . . ."

  • 12.08.2018 20:02:00

    Игорь Альмечитов. "Двадцать пятая весна" ("Проза")

    "…Почему он, в конце концов? Мысль навязчиво преследовала. Как ни пытался он доказать себе, что был полностью равнодушен к ней, сам процесс постоянного доказывания медленно сводил с ума. Почему он? Что определило их выбор? Его неуравновешенная натура? Прошлое, где его единственным умением было убивать? Козел отпущения со стороны? Наверняка все вместе и каждый аспект в отдельности…"

Спонсоры и партнеры