Новости, события

Новости 

Дана Курская






Дана КУРСКАЯ - организатор ежегодного майского фестиваля современной поэзии Myfest. Лонг-листер премии "Дебют" (2015 год). Лауреат ряда российских поэтических конкурсов. Победитель программы "Вечерние стихи" (2014 год).Лонг-листер международной премии "Белла" (2015 год), стипендиат Российской программы "Новые имена" с 1996 года. Член Союза Писателей Москвы.

 

  

 

Произведения автора:

 

                    

          ВАГАНЬКОВО

 

Земля принимает с одиннадцати до шести

В прочее время можно здесь погулять

Легкий ветер в листьях прошелестит

Если хочешь – пробуешь разгадать

 

После двенадцатой рюмки выползет темнота

И накроет край, где никто не считает дни

Если хочешь – закрой глаза, посчитай до ста

И тогда отовсюду выйдут к тебе они

 

Вот тогда и расскажешь про гулкий свой бой часов

Про панельный дом, где тебя ах никто не ждет

В этот край оградочных адресов

Ты пришел унять под ногами лед

 

Расскажи им про деньги в стылой своей горсти

Про холодную одноместку свою кровать

Как ты принимаешь всех с одиннадцати до шести

В прочее время стараешься погулять

 

Как дрожит в больной руке твоей карандаш

Как дрожит звезда по ночам у тебя в груди.

И тогда они скажут: «Ты тоже, ты тоже – наш.

Вот поэтому больше не приходи».

 

 

  КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ ГРИШИ

 

если приснится смерть,

не закрывай глаза

будешь всю ночь смотреть –

утром пройдет гроза

в полдень пойдет снежок,

к вечеру будет лед

как мне с тобой хорошо –

кто-нибудь пропоет.

Светел кабацкий ад –

водочный запашок

перешибает смрад

трупов, с кем хорошо

вот и пройдешь этап,

сладостно согрешив

слаб человек слаб

жив человек жив

 

 

          КРОНШТАДТ

 

Как умели мы зиму перенесли

В город тянутся духи и журавли

Март размыл пейзажи твоей земли

И решил, что мир пора начинать сначала.

Показать откуда произошли.

И тогда они, то есть ты и я, то есть мы – пришли

Посмотреть на вмерзшие корабли

До весны застывшие у причалов.

 

Эти крейсеры видят наши с тобой снега

Но им ведомы дальние берега

Где восходит к солнцу розовая ирга

И они вспоминают о ней не печалясь.

Их прощает любая найденная земля

Ведь в отплытьи суть верного корабля

Их прощает едва лишь найденная земля

Потому что они уходили и возвращались.

 

Вот и мы покидаем однажды любой свой порт

И его вдруг вспомним с нежностью через год

А потом к другим портам направляем борт

И опять не горестно уплываем.

На штурвал ложится уверенная рука

И мы станем великими скоро наверняка

Не замерзнет море, вечно бурлит река

Но однажды встаем в тумане и вспоминаем.

 

Забывай меня коснувшись иной земли

Но случись застыть тебе на мели

Мое имя вспомни и распетли

В этом гулком влажном пустом пространстве.

Я считать буду марты и феврали.

Говорила она, то есть я – голос глох вдали.

На нее смотрели туманные корабли

Самым верным символом непостоянства.

 

 

          МРАКОБОРЦЫ

 

Распускаясь иглами в животе,

Тебя мучают мысли о темноте.

Нет, не тени о смерти и сне, но те,

Что за дверью беззвучно дышат.

 

Постучится мрак – не спеши открыть.

Он тобой задумал могилы рыть.

И потянет с крыльца в свою волчью сыть,

И задует звезду над крышей.

 

Словно в плоть вворачиваются щипцы,

Поселяют боль, наведя рубцы.

Будто в море падают мертвецы.

И ложатся на дно вповалку.

 

Наступает мрак – не проси огня.

Но засмейся и вдруг позови меня

Я приду, бестолковой строкой звеня,

Принесу с собой зажигалку.

 

И когда на запястье взойдет ожог,

Нам навек станет ясно и хорошо,

Впереди у нас сладостный посошок.

Не сомнется трава под нами.

 

И когда архангел в свой затрубит рожок,

Мы с тобой купим водки и пирожок,

И взойдет рассвет на лугу чужом,

Но над нашими головами.

 

 

                  * * *

 

Каждый день балансируя как на льду

Привыкая быть у всех на виду

Задыхаясь словно в расстрельном ряду

Человек находит себе беду

 

Человек пускает в себя беду

Человек готовит беде еду

Человек заботится о беде

Чтоб ей было удобно в его среде

 

Человек глядит той беде в глаза

Будто хочет истину ей сказать

Человек за ушком ей чешет – глядь

А беда свернулась клубочком спать

 

Потекла у них жизнь что твоя вода

Дни спешат как быстрые поезда

А случись какая-нибудь ерунда

Человек смеется, –  мол, не беда

 

По утрам он выгуливает беду

А другие к собственному стыду

Говорят –  бедовый он человек

Человек с бедою глядят на снег

 

 

               МЕТЕЛИ

 

Год от года льняная метель
все летит к изголовью кровати
мягкий снег заметает постель
и меня в этом снеге не хватит

первый год на урале бело
я вбегаю в сугробы с разбегу
девятнадцать метелей прошло
и москва улыбается снегу

ветер движет мою колыбель
но чужой в ней ребенок заплакал
двадцать первая злая метель
укрывает как саваном папу

то ли вьюга, а то ли прибой
так играют на снежной свирели
и меня накрывают собой
двадцать девять ревущих метелей

я по снегу иду налегке
и меня уже ждут вдалеке
но останутся после всех лет
белый снег белый шум белый свет

 

 

                  * * *

 

Вспоминать свою гибель по фото,
По маршрутке до старой работы,
По костюму, в который не влезешь,
По браслетке на месте пореза.
И по кладбищу пьяно бродить,
Водкой жизнь набирая в кредит.

Узнавать свою гибель по лицам,
Что умеют теперь только сниться.
И во сне их мучительно трогать,
А наутро нащупать дорогу.
И понять, что твой путь есть кольцо
И от ужаса трогать лицо.

Поджигать свою смерть как солому,
На столе отдаваясь другому.
И вдыхать эту жизнь, этот пот.
Пусть сегодня никто не умрет.

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 02.06.2018 18:51:43

    Инесса Розенфельд. Стихотворения ("Поэзия")

    "Левое полушарие мозга - логика, разум и власть. Правое - голое чувство и всякие страсти не в масть. Между ними конфликт, раздрай, нервный срыв и множество прочей дури. От этого не уйти и самой цельной натуре..."

  • 18.04.2018 0:10:00

    Евгений Брейдо. "Долг" ("Критика. Эссе")

    "...Воевал Анри непрерывно с восемьсот пятого года, был в русском походе, и войны ему было достаточно. До сих пор не мог понять, как не замерз под Смоленском, тихо засыпая у костра возле своей палатки. Ему снилось что-то нежное, ласковое – Ив, он гладит ее темные волнистые волосы, шелковые пряди рассыпаются под его ладонью. Разбудил адъютант маршала Нея с приказом немедленно поднять полк: они уходили от русских. Анри командовал полком улан – блестящей праздничной кавалерии, любимцев императора, проносившихся от победы к победе по европейским полям. Под Бородином именно они заставили отступить левый фланг врага – там сражался героический Багратион. Сейчас у него в полку не было ни одной лошади..."

  • 17.04.2018 21:57:21

    Леонид Подольский. "Выдержки из выступления на вечере 2-го апреля в Центральном доме литераторов, посвященном представлению книги «Судьба» ("Критика. Эссе")

    "Вопрос, который очень часто задают самые разные люди (обычно не литераторы): «О чем Вы пишете?» Вопрос, казалось бы, совершенно простой, но ответить чрезвычайно трудно. Ведь у каждого произведения своя тема. И все же, я думаю, не станет похвальбой: я пишу социально заостренную прозу. О том, что происходит со страной, о непроглядной советской тьме, о несвободе, о том, почему демократия не состоялась, а революцию украли, о пороках власти, о болях и проблемах общества. А показать это все можно, только показывая жизнь людей, их судьбы. В этом смысле я, можно сказать, строго следую русской классической традиции..."

  • 16.04.2018 20:31:00

    Зиновий Вальшонок. "О книге Леонида Подольского "Судьба" ("Критика. Эссе")

    "Леонид Подольский назвал свою книгу многозначительно – «Судьба». И это оправдано, так как по сути книга его автобиографична, в ее сюжетах отражены события жизни автора, его размышления и переживания. Я сосредоточил свое внимание на произведениях малых форм – рассказах и небольших повестях. Как сказал один мудрый писатель – «малые формы в литературе подобны гомеопатии, чем меньше доза, тем сильней удар». И еще справедливо сказано: «Стиль – это человек»..."

  • 24.03.2018 0:05:00

    Леонид Подольский. Рассказ "Московские каникулы" ("Проза")

    "...- Ур-ра, - с восторгом закричал Монька. Не снимая пальто, он бросился на кровать, сделал стойку и так и стоял вниз головой, то размахивая ногами, то упираясь ими в стену, оглашая номер победным воплем. Нечего и говорить, мы были в восторге, счастливы в самом сердце Москвы. Театры, музеи, Кремль, Мавзолей, Оружейная палата! И – иностранцы!..."

  • 23.03.2018 19:15:40

    Леонид Подольский. Рассказ "Вялотекущая шизофрения" ("Проза")

    "...Должен сказать, что к тому времени я закончил институт и был оставлен в аспирантуре, когда услышал от сестры, а сестра моя, как и Дмитрий Васильевич Кречетов, работала в психбольнице, только в центре города, в диспансере, что Кречетов написал, мол, интересную книгу, ну, не совсем книгу, но две толстые тетради, будто бы антисоветские, и что – эрудит, он всегда был большой эрудит, умница – и тетради эти ходят по рукам. На тетради кречетовские очередь, и немаленькая, все врачи, и сестра тоже заняла очередь... ...Кто-то восторгался, кто-то оставался равнодушным, кто-то, испугавшись, спешил побыстрее передать тетрадки, но летел слух, будоражил провинциальные умы. Удивительно, но в Большом доме, где призваны были бороться с крамолой, реакции не было никакой. ... "

Спонсоры и партнеры