Новости, события

Новости 

Вячеслав Рассыпаев




Вячеслав РАССЫПАЕВ родился в Киеве. Сменил массу работ и подработок, как и положено настоящему представителю богемы, высшее образование не захотел получать принципиально. Автор множества стихотворений МП-серии, впоследствии сменившей индекс на МХ (просьба не пытаться выяснять, как эти буквы расшифровываются), а также нескольких повестей о киевских троллейбусах и о своём параллельном мире по имени Иннеара. Член Национального Союза писателей Украины с 2002 года. В 2005 году опубликовал пробный сборник стихов «Дикий пион», в 2006 – более увесистый «Между прочим».

  

 

 

Произведения автора:

 

                      

            МП-785

 

Чёртик, душа у меня ещё не гнилая –
даже, возможно, пионами пахнет в рульке.
Я говорил-говорил со Святым Николаем –
тот мне дарил Пустоту, зато прямо в руки.
Хвостатенький, не побрезгуй. Я хоть комки
в горле разбавлю бензиновой аскорбинкой,
а то из продмага уже прихожу никаким;
ещё и душа тут – гиря с фабричной биркой.

Если ты так широко промышляешь дворцами,
не экономя гранитно-стекольной друзы,
а я своё счастье в вечернем универсаме
выискиваю между банками кукурузы, –
слушай-ка: что у тебя там из недотрог
премиум-класса самое неприметное?
Столько молчал по этому поводу Бог,
будто стеснялся фальцета при Кае Метове!

Слышал – не то читал – в общем, ясно помню
агрегат полноприводный, звавший к себе на огни.
Чёртик, тебе ж он не нужен? Так вот его мне
за это невидимое пальто подгони!
Век по-любому конечен; плевать, что джип
крови успел намесить три приличных моря.
Двор считал меня трусом – отныне пусть сам дрожит
перед мощью всех полицаев в одном моторе.

Как и было задумано, поразится Димон
заурядному, как цветение роз, явлению,
и на каждом шагу довольствование дерьмом
будет значить, что ты заброшен не в тот миллениум.
Эту душу лишь бабки и чуяли – так что катись
от свободного парня кометам наперерез!
«Незавидный финал», – головой покачает баптист,
только что он сечёт в делах, где важен процесс?..

 

 

            МП-815

 

Бонифацию всего-то – шатко-хлипко –
нужно было золотую встретить рыбку.
Разумеется, не схряцать, аки жлоб,
а сперва хоть разглядеть в мираклескоп.

Чуть прищурясь, помечтать о тёплом море,
где волна при каждом струнном переборе
пересаливает свод моральных норм
и по-новой разрождается руном.

Рыбки нет. Ни в сновиденьях, ни в айфоне.
Льва детишки утешают: «Полно, Боня!
Покажи коронный фокус поскорей –
мы вагон тебе нажарим пескарей!»

Так, загнав себя в тупик вербальным пазлом,
он вздыхал и любовался Волопасом,
и огромная прозрачная слеза
отражала мирно спавшие леса.

Добрый хищник, неминуемо старея,
стал всё больше уповать на эмпиреи.
Вот прыжок через кольцо уже не тот,
вот живот разросся вширь – попона жмёт…

Просыпается – и чувствует: всё слиплось,
но сквозь рыка возрастающую хриплость
нет желания излить батрачий гнев
на гигантский свой вольер, осатанев.

Отгремели цирковые балаганы –
и общипывают Боню пеликаны:
им-то что? Им хоть из ряски хлев не тки –
были б килек золотых полны мешки!

…Где дразнились малыши, растёт бодяга.
Что ни думай – он был честный работяга.
Уж ему-то я не смог бы в тупике
отказать в пятиминутном пустяке.

 

 

            МХ-1

 

Родился я в тюльпанчике нечёсаном
с оборкой бархатистой бахромы.
Сполз вниз – и предзакатными покосами
побрёл на отдалённые шумы
полотен паровозных и безрельсовых,
как кот на осьминожий концентрат.
Там, песню затянув первоапрельскую,
лет триста ждал меня усталый брат.

Не стали бы вбивать другого в голову –
я просто бы не помнил про роддом
и взвеси удушающего олова
в столовой школьной прямо перед ртом.
Чекистам Украины вусмерть выгодно,
чтоб я был уроженцем их страны
и список возглавлял в расстрельной книге, но –
права на мой тюльпан защищены.

Я шёл – и хруст зернистого покрытия
лепечущий оркестр напоминал.
Так славно было в ранге покорителя
шагать к себе подобным племенам!
Был первый час в бегущей строчке клевера,
второй – в смешных цукатах терпких груш,
и кличем чужеродной кавалерии
пронизывалась лиственная глушь.

Братюнька из иридия и фосфора
готовил наши скромные дома
к ночлежке заблудившихся апостолов
с лазейкой в рай из вязких недр холма.
Шикарный марафон до мезозоя дав,
братюня выбрал времечко, когда
мышление маньяков и шизоидов
равно руладе певчего дрозда.

Туда я и вернусь на белом катере,
торжественно подняв пацанский флаг.
Что скажут новых Шамбал соискатели, –
ответит ли уволенный бурлак?
Пиши пока что повесть: мы пошлём её
в «Работницу», «Плейбой» и «Спортпрогноз»,
чтоб новые цветы утяжелённые
мальчишечьим дыханьем били в нос.

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 06.11.2018 18:42:59

    Леонид Подольский. "Четырехугольник" ("Проза")

    Юрий Матвеевич Новиков, главный редактор московского литературного журнала, много лет не читал стихи: устал, надоело, давно разочаровался в поэзии, а от того все передоверил безотказной, вечной Эльмире Антоновне, старой деве, у которой ничего за душой, кроме стихов и доброго сердца не было. В прошлой жизни она поклонялась Пастернаку, ездила к нему в Переделкино, чтобы увидеть издалека, тайно обожала Самойлова, безответно любила Коржавина и помогала по хозяйству безбытной Ахматовой. Вообще в ее натуре было обожать и влюбляться, но по величайшему секрету, так что можно было только догадываться.

  • 03.11.2018 0:14:00

    Евгений Брейдо. "Профессор N."

    Nikolai задумался. Причудливые, но неразборчивые картинки мелькали перед ним. Он откуда-то знал уже будущую историю этой новой державы, созданной на его глазах за двадцать с чем-то лет. Боясь себе признаться в странном даре, он видел и расцвет империи – стихи, балы, победы, завоевания, военные мундиры, изысканные туалеты дам, – и ее закат в зареве народных восстаний и прогрессивных идей образованного сословия. И захлестывающее безумие безобразного кровавого распада в потоках самовосхваления и лжи. Этот дар, ясное видение будущего, был не единственным. Когда бросался в мясорубку боя, где больше десяти минут никто не оставался невредимым, он знал, что неуязвим - царапины не в счет. Никому бы не смог объяснить, как он это знал, вначале боялся, но гордость была сильнее трусости, рвался в пекло, и как-то в одной из первых стычек со шведами, увидев занесенную над головой саблю, вдруг почувствовал удивительное спокойствие и откуда-то изнутри идущую власть над происходящим. Он знал, что может изменить в любую сторону ход этого сражения, войны, жизни людей вокруг и других людей, которые будут жить после, но что делать этого не нужно, и не было в его голове никаких вопросов и объяснений, почему не нужно, а было простое ясное знание.

  • 24.10.2018 6:03:26

    Галина Ицкович. "Шотландия, милая моему сердцу" (Британские зарисовки)("Россия и мир")

    О чем важно знать в Шотландии? О многовековой распре Макдональдов и Кэмпбеллов... Об истории замка и о дворце Скун... О Камне Судьбы... О Брекзите и о пиктах. Об Иакове VI Шотландском, он же Яков I Английский, сыне Марии Стюарт... О видных издалека лошадях-кельпи, олицетворяющими нынче и шотланское развитие, и мифологию, и что там еще. И, в виде бонуса, о жизни русскоязычной диаспоры в Эдинбурге.

  • 22.10.2018 21:18:12

    Лев Аннинский. "Судьба и "Судьба" ("Критика. Эссе")

    "Вообще-то приступы смеха – это не то, чего читатель ждет от эпической и лапидарной прозы Леонида Подольского. Прежде всего – анализа того, что в течение последних десятилетий – последнего столетия (?) – происходит с Россией. Что и составляет суть писательского вклада Подольского в российскую литературу. Писатель, конечно, помнит об отдельном человеке, человек вроде бы стоит у него на первом месте, но за спинами героев у Подольского всякий раз в прицеле общество. Несовершенное, заблудившееся в истории, противоречивое..."

  • 31.08.2018 20:56:00

    Андрей Дмитриев. "Стихотворения (публикация №1) ("Поэзия")

    "Учиться смирению у темноты..." Что? Что в твоих волосах? Простой клевер, что сам не знает, с какого он луга? А ещё – перо лука, вызревшего под небесами, где птицы зимой замерзают, а пока это сдобное облако да остывающий чай не дают впустить туда волка с выводком серых волчат – хоть и зябко уже на ветру. . . ."

  • 12.08.2018 20:02:00

    Игорь Альмечитов. "Двадцать пятая весна" ("Проза")

    "…Почему он, в конце концов? Мысль навязчиво преследовала. Как ни пытался он доказать себе, что был полностью равнодушен к ней, сам процесс постоянного доказывания медленно сводил с ума. Почему он? Что определило их выбор? Его неуравновешенная натура? Прошлое, где его единственным умением было убивать? Козел отпущения со стороны? Наверняка все вместе и каждый аспект в отдельности…"

Спонсоры и партнеры