Новости, события

Новости 

Вячеслав Рассыпаев




Вячеслав РАССЫПАЕВ родился в Киеве. Сменил массу работ и подработок, как и положено настоящему представителю богемы, высшее образование не захотел получать принципиально. Автор множества стихотворений МП-серии, впоследствии сменившей индекс на МХ (просьба не пытаться выяснять, как эти буквы расшифровываются), а также нескольких повестей о киевских троллейбусах и о своём параллельном мире по имени Иннеара. Член Национального Союза писателей Украины с 2002 года. В 2005 году опубликовал пробный сборник стихов «Дикий пион», в 2006 – более увесистый «Между прочим».

  

 

 

Произведения автора:

 

                      

            МП-785

 

Чёртик, душа у меня ещё не гнилая –
даже, возможно, пионами пахнет в рульке.
Я говорил-говорил со Святым Николаем –
тот мне дарил Пустоту, зато прямо в руки.
Хвостатенький, не побрезгуй. Я хоть комки
в горле разбавлю бензиновой аскорбинкой,
а то из продмага уже прихожу никаким;
ещё и душа тут – гиря с фабричной биркой.

Если ты так широко промышляешь дворцами,
не экономя гранитно-стекольной друзы,
а я своё счастье в вечернем универсаме
выискиваю между банками кукурузы, –
слушай-ка: что у тебя там из недотрог
премиум-класса самое неприметное?
Столько молчал по этому поводу Бог,
будто стеснялся фальцета при Кае Метове!

Слышал – не то читал – в общем, ясно помню
агрегат полноприводный, звавший к себе на огни.
Чёртик, тебе ж он не нужен? Так вот его мне
за это невидимое пальто подгони!
Век по-любому конечен; плевать, что джип
крови успел намесить три приличных моря.
Двор считал меня трусом – отныне пусть сам дрожит
перед мощью всех полицаев в одном моторе.

Как и было задумано, поразится Димон
заурядному, как цветение роз, явлению,
и на каждом шагу довольствование дерьмом
будет значить, что ты заброшен не в тот миллениум.
Эту душу лишь бабки и чуяли – так что катись
от свободного парня кометам наперерез!
«Незавидный финал», – головой покачает баптист,
только что он сечёт в делах, где важен процесс?..

 

 

            МП-815

 

Бонифацию всего-то – шатко-хлипко –
нужно было золотую встретить рыбку.
Разумеется, не схряцать, аки жлоб,
а сперва хоть разглядеть в мираклескоп.

Чуть прищурясь, помечтать о тёплом море,
где волна при каждом струнном переборе
пересаливает свод моральных норм
и по-новой разрождается руном.

Рыбки нет. Ни в сновиденьях, ни в айфоне.
Льва детишки утешают: «Полно, Боня!
Покажи коронный фокус поскорей –
мы вагон тебе нажарим пескарей!»

Так, загнав себя в тупик вербальным пазлом,
он вздыхал и любовался Волопасом,
и огромная прозрачная слеза
отражала мирно спавшие леса.

Добрый хищник, неминуемо старея,
стал всё больше уповать на эмпиреи.
Вот прыжок через кольцо уже не тот,
вот живот разросся вширь – попона жмёт…

Просыпается – и чувствует: всё слиплось,
но сквозь рыка возрастающую хриплость
нет желания излить батрачий гнев
на гигантский свой вольер, осатанев.

Отгремели цирковые балаганы –
и общипывают Боню пеликаны:
им-то что? Им хоть из ряски хлев не тки –
были б килек золотых полны мешки!

…Где дразнились малыши, растёт бодяга.
Что ни думай – он был честный работяга.
Уж ему-то я не смог бы в тупике
отказать в пятиминутном пустяке.

 

 

            МХ-1

 

Родился я в тюльпанчике нечёсаном
с оборкой бархатистой бахромы.
Сполз вниз – и предзакатными покосами
побрёл на отдалённые шумы
полотен паровозных и безрельсовых,
как кот на осьминожий концентрат.
Там, песню затянув первоапрельскую,
лет триста ждал меня усталый брат.

Не стали бы вбивать другого в голову –
я просто бы не помнил про роддом
и взвеси удушающего олова
в столовой школьной прямо перед ртом.
Чекистам Украины вусмерть выгодно,
чтоб я был уроженцем их страны
и список возглавлял в расстрельной книге, но –
права на мой тюльпан защищены.

Я шёл – и хруст зернистого покрытия
лепечущий оркестр напоминал.
Так славно было в ранге покорителя
шагать к себе подобным племенам!
Был первый час в бегущей строчке клевера,
второй – в смешных цукатах терпких груш,
и кличем чужеродной кавалерии
пронизывалась лиственная глушь.

Братюнька из иридия и фосфора
готовил наши скромные дома
к ночлежке заблудившихся апостолов
с лазейкой в рай из вязких недр холма.
Шикарный марафон до мезозоя дав,
братюня выбрал времечко, когда
мышление маньяков и шизоидов
равно руладе певчего дрозда.

Туда я и вернусь на белом катере,
торжественно подняв пацанский флаг.
Что скажут новых Шамбал соискатели, –
ответит ли уволенный бурлак?
Пиши пока что повесть: мы пошлём её
в «Работницу», «Плейбой» и «Спортпрогноз»,
чтоб новые цветы утяжелённые
мальчишечьим дыханьем били в нос.

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 03.08.2017 0:15:00

    В разделе «Приглашения» размещены стихи победителей открытого поэтического чемпионата Балтии

    "Приглашаем познакомиться со стихами победителей открытого поэтического чемпионата Балтии-творческой поэтической площадки, дающей возможность современным поэтам, проживающим в любой стране мира, обнародовать свои НОВЫЕ, ранее НЕ ПУБЛИКОВАВШИЕСЯ В ПЕЧАТНЫХ ИЗДАНИЯХ поэтические произведения, созданные на русском языке."

  • 03.08.2017 0:10:00

    Приглашаем наших читателей ознакомиться с материалами, опубликованными в четвертом номере альманаха "Золотое руно"

    "Представляем вашему вниманию новые произведения как уже известных авторов (Л.Подольского, Н.Кравченко, Марины Карио, Ирины Кавериной и пр.), так и произведения новых авторов (Елена Нигри, Сергей Ледовских, Нателла Лалабекян и др.)"

  • 02.08.2017 22:49:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №4)" ("Поэзия")

    "Я вас в толпе отыскиваю, от узнаванья млея, я вас в себе оттискиваю, взращиваю, лелею..."

  • 01.08.2017 23:32:00

    Леонид Подольский. Повесть "Сказ про Илью" ("Проза")

    "— Что мне делать? — пьяно размазывая слезы, вопрошал Илья. — Водку пить? Ружье взять? Пожар устроить? Ох, влип, влип! В страшном сне пред- ставить не мог. Когда у пиратов от жажды умирал, мочу пил, на вонючих кон- сервах сидел, пол-Африки прошел… бля… львов в двадцати метрах видел… дев африканских ласкал… Думал, любовь… Ждет меня, мечтал, хохлушка моя… Накось выкуси, ждет! Змея коварная… Любовь… О ней романы пи- шут, стихи сочиняют, песни поют, а она — мираж… Нет ее, любви… Обман чувств... Одни самки длинноногие, охотницы, груди силиконовые, — чем больше Илья Праздников пил, тем сильнее слезы катились из глаз и жальче становилось себя. Так жалко, что хоть пулю в лоб. Положение и в самом деле выходило безнадежное: квартира уплыла, ни денег, ни документов, ни бабы — ничего… Какие-то..."

  • 01.08.2017 23:29:00

    Леонид Подольский. Рассказ "Посвященный" ("Проза")

    "Заканчивалась перестройка. Жизнь менялась на глазах. Новоявленный банкир из бывших фарцовщиков Барыкин понял: его время. Время лёгких денег, великих перемен и чудес. Пьяное, многообещающее. Время бандитов и авантюристов. Отшелестят, обесценятся, превратятся в труху банкноты с вождём, и сам Ленин – выйдет в тираж; Советский Союз, эта великая Сизифова стройка, обратится в Вавилонскую башню, всё рухнет и останется один Бог – Деньги. Зелёный Бог. Станет мир без границ, мир свободы и порока, фарисеев и торгашей, и в этом мире такие, как он, Барыкин, ловкие, прыткие, наглые будут процветать. Барыкин учился когда-то на художника, но..."

  • 01.08.2017 23:24:00

    Леонид Подольский. "Пленум ЦК" ("Проза")

    "Отоспавшись и позавтракав, профессор Яблонский открыл дверь – не в чулан, но в другую жизнь, ушедшую, потому что призраки тотчас обсту- пили его. Среди старых, пропитанных древней пылью, из иной эпохи, без- надёжно устаревших книг, Виктору Михайловичу открылись аккуратные подшивки газет, пожелтевших – от времени, пыли и, почудилось Яблон- скому, от истекавшей с их страниц злобы, с почти непонятными, режу- щими ухо, вроде тризонии словами. Вскоре Яблонскому стало казать- ся даже, что с ветхих страниц сочится кровь..."

Спонсоры и партнеры