Новости, события

Новости 

Вячеслав Рассыпаев




Вячеслав РАССЫПАЕВ родился в Киеве. Сменил массу работ и подработок, как и положено настоящему представителю богемы, высшее образование не захотел получать принципиально. Автор множества стихотворений МП-серии, впоследствии сменившей индекс на МХ (просьба не пытаться выяснять, как эти буквы расшифровываются), а также нескольких повестей о киевских троллейбусах и о своём параллельном мире по имени Иннеара. Член Национального Союза писателей Украины с 2002 года. В 2005 году опубликовал пробный сборник стихов «Дикий пион», в 2006 – более увесистый «Между прочим».

  

 

 

Произведения автора:

 

                      

            МП-785

 

Чёртик, душа у меня ещё не гнилая –
даже, возможно, пионами пахнет в рульке.
Я говорил-говорил со Святым Николаем –
тот мне дарил Пустоту, зато прямо в руки.
Хвостатенький, не побрезгуй. Я хоть комки
в горле разбавлю бензиновой аскорбинкой,
а то из продмага уже прихожу никаким;
ещё и душа тут – гиря с фабричной биркой.

Если ты так широко промышляешь дворцами,
не экономя гранитно-стекольной друзы,
а я своё счастье в вечернем универсаме
выискиваю между банками кукурузы, –
слушай-ка: что у тебя там из недотрог
премиум-класса самое неприметное?
Столько молчал по этому поводу Бог,
будто стеснялся фальцета при Кае Метове!

Слышал – не то читал – в общем, ясно помню
агрегат полноприводный, звавший к себе на огни.
Чёртик, тебе ж он не нужен? Так вот его мне
за это невидимое пальто подгони!
Век по-любому конечен; плевать, что джип
крови успел намесить три приличных моря.
Двор считал меня трусом – отныне пусть сам дрожит
перед мощью всех полицаев в одном моторе.

Как и было задумано, поразится Димон
заурядному, как цветение роз, явлению,
и на каждом шагу довольствование дерьмом
будет значить, что ты заброшен не в тот миллениум.
Эту душу лишь бабки и чуяли – так что катись
от свободного парня кометам наперерез!
«Незавидный финал», – головой покачает баптист,
только что он сечёт в делах, где важен процесс?..

 

 

            МП-815

 

Бонифацию всего-то – шатко-хлипко –
нужно было золотую встретить рыбку.
Разумеется, не схряцать, аки жлоб,
а сперва хоть разглядеть в мираклескоп.

Чуть прищурясь, помечтать о тёплом море,
где волна при каждом струнном переборе
пересаливает свод моральных норм
и по-новой разрождается руном.

Рыбки нет. Ни в сновиденьях, ни в айфоне.
Льва детишки утешают: «Полно, Боня!
Покажи коронный фокус поскорей –
мы вагон тебе нажарим пескарей!»

Так, загнав себя в тупик вербальным пазлом,
он вздыхал и любовался Волопасом,
и огромная прозрачная слеза
отражала мирно спавшие леса.

Добрый хищник, неминуемо старея,
стал всё больше уповать на эмпиреи.
Вот прыжок через кольцо уже не тот,
вот живот разросся вширь – попона жмёт…

Просыпается – и чувствует: всё слиплось,
но сквозь рыка возрастающую хриплость
нет желания излить батрачий гнев
на гигантский свой вольер, осатанев.

Отгремели цирковые балаганы –
и общипывают Боню пеликаны:
им-то что? Им хоть из ряски хлев не тки –
были б килек золотых полны мешки!

…Где дразнились малыши, растёт бодяга.
Что ни думай – он был честный работяга.
Уж ему-то я не смог бы в тупике
отказать в пятиминутном пустяке.

 

 

            МХ-1

 

Родился я в тюльпанчике нечёсаном
с оборкой бархатистой бахромы.
Сполз вниз – и предзакатными покосами
побрёл на отдалённые шумы
полотен паровозных и безрельсовых,
как кот на осьминожий концентрат.
Там, песню затянув первоапрельскую,
лет триста ждал меня усталый брат.

Не стали бы вбивать другого в голову –
я просто бы не помнил про роддом
и взвеси удушающего олова
в столовой школьной прямо перед ртом.
Чекистам Украины вусмерть выгодно,
чтоб я был уроженцем их страны
и список возглавлял в расстрельной книге, но –
права на мой тюльпан защищены.

Я шёл – и хруст зернистого покрытия
лепечущий оркестр напоминал.
Так славно было в ранге покорителя
шагать к себе подобным племенам!
Был первый час в бегущей строчке клевера,
второй – в смешных цукатах терпких груш,
и кличем чужеродной кавалерии
пронизывалась лиственная глушь.

Братюнька из иридия и фосфора
готовил наши скромные дома
к ночлежке заблудившихся апостолов
с лазейкой в рай из вязких недр холма.
Шикарный марафон до мезозоя дав,
братюня выбрал времечко, когда
мышление маньяков и шизоидов
равно руладе певчего дрозда.

Туда я и вернусь на белом катере,
торжественно подняв пацанский флаг.
Что скажут новых Шамбал соискатели, –
ответит ли уволенный бурлак?
Пиши пока что повесть: мы пошлём её
в «Работницу», «Плейбой» и «Спортпрогноз»,
чтоб новые цветы утяжелённые
мальчишечьим дыханьем били в нос.

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 11.01.2018 20:51:40

    Галина Ицкович. "Хранилище русской культуры в Вашингтоне (из истории одной коллекции)" ("Россия и мир")

    "Как это часто бывает, Вашингтонский музей русской поэзии и музыки - это детище одного человека, подвижника, которому в течение двадцати лет удается заражать своим энтузиазмом других . Юлий Зыслин, бессменный директор музея, вовлекает все новых и новых людей, собирает материалы, имеющие отношение к судьбе поэтов Серебряного века, а также вдохновленные Серебряным веком стихи русскоязычных поэтов, разбросанных по разным штатам..."

  • 27.12.2017 23:38:11

    Лайла Овсянникова (Байсултанова). "Под небом вайнахов"

    "... Мама: вашему отцу было 10 лет, его отец оставил на мачеху, а сам ушел в абреки. Зимой 44-го года, 23-го февраля, в его родовое село Урус-Мартан пришли эти самые НКВДшники, всех людей собрали на площади, загрузили в грузовые машины и отправили колонной в Грозный. Там их перегрузили в товарные вагоны, которые отправили в Казахстан. Мачеха его бросила на перроне, а сама уехала. Лайла: Как это бросила? Мама: Сказала: «жди, я приду». Взяла дочку и ушла. Он спрятался. И ждал её три дня на Грозненском вокзале. Яха: три дня? Мама: Ну, да в кустах сидел. Его случайно родной дядя нашёл, которого вызвали с фронта, видимо, чтобы тоже выслать. Ваш отец был босой и лежал в сугробе..."

  • 13.12.2017 0:25:09

    Виктор Афоничев. "Пятничные истории" ("Проза")

    "Пятница. Рабочий день близился к концу, а с ним и завершалась трудовая неделя. Коллега, отлучившись на пять минут, видимо, с кем-то поболтать по телефону, вернулся в восторженно-возбуждённом состоянии. Зная его в качестве «ходока», поэтому произошедшую с ним экзальтацию, расценил, как намечающеюся для него возможность предаться пороку..."

  • 07.12.2017 21:30:19

    Михаил Смирнов. "О, время, погоди..." ("Проза")

    "И однажды я почувствовал неизъяснимую прелесть этой странности – время моё и чувства словно восстанавливались, меня не утомляли не раз слышанные истории, да и сам со странным удовольствием я повторял уже не раз сказанное. В городской жизни подобное невозможно… На бабе Груне..."

  • 30.11.2017 22:54:57

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №5)" ("Поэзия")

    "Скользну на улицу, спеша, пока все горести уснули. Как хороша моя душа в часу предутреннем июля. Весь город мой, и только мой! (Попозже выспаться успею). Куда б ни шла — иду домой. Куда б ни шла — иду..."

  • 28.11.2017 21:47:39

    Галина Ицкович. "София Юзефпольская-Цилосани. In Memoriam (памяти Софии Юзефпольской-Цилосани)" ("Россия и мир")

    "София Юзефпольская-Цилосани, филолог по профессии и по складу ума, поэт по призванию и по образу жизни, доктор философии, переводчик, член СПб ГО Союза писателей России, автор сборников стихов "СтранНствия" и «Голубой огонь», книги об Арсении Тарковском «The Pulse of Time: Immortality and the Word in the Poetry of Arsenii Tarkovskiи» и соавтор-переводчик двуязычного сборника "Арсений Тарковский. Белый День", умерла внезапно. Внезапно - и потому, что болезнь ее только недавно была обнаружена, и потому, что она очень активно, истово боролась за жизнь. Мать четырех детей, жительница (в разное время) четырех очень разных городов, София вполне постигла науку выживания. Мне она помнится с рюкзачком за плечами, легко поднимающейся с места и готовой отправиться в любую дорогу, как на практическом, так и на духовном, эмоциональном уровне..."

Спонсоры и партнеры