Новости, события

Новости 

Александр Грозубинский




Александр ГРОЗУБИНСКИЙ родился в Харькове, с 1992 года живёт в городе Мельбурн, Австралия. Печатался в русскоязычной периодике, в том числе в журналах «Крещатик», «Витражи», «Белый ворон», газетах «Литературная газета», «День литературы», «Интеллигент». Стихи Александра Грозубинского вошли в сборник современной русскоязычной поэзии «Золотая книга», вышедший в Дюссельдорфе, Германия, в 2011 году, а также были включены в сете-вую антологию «Русская литература Австралии». .

  

 

 

Произведения автора:

  

                  

               ***

 

Адрес есть и можно письма слать

(Это было прошлою весною).

Женщина, Которая Спасла,

Что ж, спасла и больше не со мною.

 

Адрес есть и можно письма слать.

Понимаешь, письма – это мало.

Женщина, Которая Спасла,

Для чего же ты меня спасала?

 

Адрес есть и можно письма слать

Может быть, ответишь. Нет, наверно.

Женщина, Которая Спасла,

Унесло тебя осенним ветром.

 

 

 

              ***

 

Крупные беды гложут,

Мелкие теребят.

Был бы я помоложе –

Я бы любил себя.

 

Ну a теперь негоже.

Дa и не хватит сил.

Был бы я помоложе –

Я бы себя убил.

 

 

 

               ***

 

В суть не ворвусь. Из пошлости не вырвусь.

Так мало сделал, а уже устал.

Я рос таким талантливым, а вырос...

Я был таким доверчивым, а стал...

 

На ласку не ведусь – боюсь обжечься.

Создав из одиночества уют,

Давно Поступок заменяю жестом

И в зеркале себя не узнаю.

 

 

 

СТАНСЫ ВОСКРЕСНОГО ВЕЧЕРА

 

Тишина изгибается смерчами

Пустота обступает химерами

Наказанье Воскресным Вечером

Мне уже полной мерой отмерено.

 

Принимаю последние почести

Тихой жутью Воскресного Вечера.

Обреченный на одиночество.

Исключенный из человечества.

 

 

 

            ПИСЬМО

 

У нас здесь суета и визг, и шум

Достиг предела.

Мон Шер Ами, я снова Вам пишу.

От не фиг делать.

 

Надеюсь что у Вас все хорошо

При муже новом.

Мон Шер Ами, я написал стишок,

Как мне хреново,

 

О том, что я себя пережалел.

(С деньгами туго),

О том, что каждый день все тяжелей

Бежать по кругу,

 

О том, как мне тоскливо на душе

И нет отрады

Вы мне не отвечаете, Мон Шер.

Ну и не надо.

 

 

 

               * * *

 

               «Будь проще и к тебе потянутся люди»
                                                Расхожая сентенция


Да, надо просто. Никакого таинства.
Да, я согласен: я – не уникален.
И представляю, как ко мне потянутся
Холодными и липкими руками.

С моими недоделанными строками
(Ну, извините, недовскрыты вены).
А мне ведь надо только, чтоб не трогали,
Я так отзывчив на прикосновения.

Сил мало. И доходы не великие.
В пустой постели неуютно спится.
Но лучше пустота, чем эти – липкие.
Досужее пустое любопытство.

 

 

 

               ***


Любить поэзию, словесность. Мать твою.

Мы испохабили её и изолгали

Что песни? Старых песен не поют.

А новые бы лучше не слагали.

 

Цыплёнком, приуроченным к ножу

Клюю мечтаний мелочные крохи.

Что звёзды? Я по звездам не хожу.

У них холодные зазубренные кромки.

 

Как страшно ночью. Как пустынно днём.

И если близок край, то что за краем?

Чего я жду? Мы все чего-то ждём.

Зачем живу? Зачем живу, не знаю.

  


 

               * * *

 

Всё ещё верит загадочный люд

Скудному словарю.

Этой я тоже скажу, что люблю.

Я это всем говорю.

 

Всепожирающей страсти дотла

Не ожидается, лапа.

Нужно лишь каплю живого тепла,

А не паяльная лампа.

 

Съеден не нами запретнейший плод,

Мало осталось, увы, нам.

Пусть то, что должно, произойдёт.

Что с этим делать, увидим.

 


              ***

 

Между мной и морем – автострада

Перейти, и мы уже на пляже.

Если перейдём, то ляжем рядом.

И в щекотных волнах рядом ляжем.

 

Это всё мечты. Мечты пустые.

Не вручённой розе сдохнуть в вазе.

Между мною и людьми – пустыня.

Да и в доме тоже не оазис.

 

Солнце дышит раскалённо, страстно.

К морю бы сейчас! Жара достала

Между мной и морем – автотрасса,

Шесть полос ревущего металла.

 

 

              * * *

 

Нам с детства говорят. Когда устанут?
Из книжки, диафильма на стене.
Про двух лягушек, прыгнувших в сметану
Одна издохла, а другая нет.

Та первая, как сказано в легенде,
С ней было всё давно предрешено.
Она была кротка, интеллигентна –
Сложила лапки и пошла на дно.

А вот другая. О, какой характер!
Ну, в общем, были все поражены:
Как миксер билась и как сепаратор
В руках проворных чьей-нибудь жены.

С тех пор она продвинулась не слабо
Лягушка – добрым молодцам урок:
Геройская, прославленная жаба.
Пример для подражанья – СуперФрог.

Она спаслась и дальше побежала
По мелким, по лягушачьим делам.
А всё ж мне ту, утопленную, жалко.
Она такой зёленою была.

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 24.02.2021 14:05:01

    Ирина Антонова. "От Ферганы до Коктебеля. Неисчерпаемая тема любви на фоне истории" (рецензия на повесть "Эльмира" писателя Леонида Подольского)

    Повесть Леонида Подольского «Эльмира» опубликована в журнале «Литературные знакомства» и практически одновременно на электронном портале «Золотое руно». В центре повествования история красивой и романтической любви, но, увы, любви заранее обреченной. Так сказать, это одна из вариаций на вечную шекспировскую тему. Влюбленных, несмотря на взаимность, со временем жестоко разводят национальный вопрос и другие реалии тоталитарного общества периода развитого социализма.

  • 19.01.2021 18:50:05

    Леонид Подольский. "Светлана Алексиевич: другая правда, другая литература" ("Критика. Эссе")

    Награждение Светланы Алексиевич Нобелевской премией по литературе в 2015 году прошло на удивление незаметно. И российская власть, несмотря на амбициозную программу «Русского мира», и белорусская, а вслед за ними и многочисленные литераторы-государственники (так называемые «патриоты») и, что более печально, немалая часть писателей-демократов (в основном бывших) постарались по возможности проигнорировать это событие. Это только на первый взгляд могло показаться неожиданным: у писательницы, имеющей четкую позицию, в особенности позицию политическую, хотя Светлана Алексиевич пишет не о политике, а о судьбах людей, о нашей с вами жизни, но зато такую жестокую, непереносимую для многих правду, что у нее просто не могло не быть многочисленных и влиятельных недоброжелателей. Казалось бы, Афганская война давно закончилась и от чернобыльской катастрофы нас отделяют почти 35 лет, вроде бы и страсти много лет как улеглись, и цензуру отменили, но… со временем цензуру заменила государственная монополия на историческую правду.

  • 06.01.2021 22:27:40

    Елена Сафронова. "В русле классической традиции" (рецензия на повесть "Эльмира" Леонида Подольского) ("Критика. Эссе")

    О том, с чего начинается Родина, в недавнем прошлом знали даже дети, ибо одноименная песня звучала в эфире часто, а слова Матусовского запоминались сразу и надолго. «С чего начинается Родина? С картинки в твоем букваре, с хороших и верных товарищей, живущих в соседнем дворе»… Сегодня и песня почти позабыта, да и понятие Родины, возможно, вписывается в несколько иной ассоциативный ряд. А с каких картинок и друзей-товарищей начинается распад этой самой Родины? И вместе с ним (или даже раньше) – распад личности, мировоззрения, взаимоотношений, системы власти, в конце концов? Песен об этом не поют. А вот роман – написан. Он так и называется – «Распад», и в нем Леонид Подольский честно, откровенно, подробно и увлекательно рассказывает и рассуждает о том, что происходило в стране на протяжении прошлого века, причём, без морализаторства и назидательных интонаций, и, главное, не настаивая на своей абсолютной правоте, не утверждая её в качестве догмы.

  • 05.01.2021 21:55:00

    Леонид Подольский. Повесть "Эльмира" ("Проза")

    "Это был поезд из вагонов для скота, без окон. Лишь в одном месте, под самой крышей, находилось маленькое окошко с решёткой. Этот страшный поезд в течение бесконечных недель мучительно медленно, с множеством остановок, когда, бывало, по нескольку суток стояли в тупике, тащился на Восток, в противоположную сторону от войны: мимо родных Крымских гор, мимо недавних, дымящихся развалин, мимо изредка зеленеющих полей, перемежающихся с руинами городов; где-то в середине пути находился почти стёртый с лица земли Сталинград, за Волгой начались безлюдные голодные степи, солончаки, миражи озёр, изредка встречались верблюды, одинокие юрты, чумазые мальчишки-казахи бежали за поездом и что-то кричали, иногда кидали камни..."

  • 28.12.2020 8:51:07

    Галина Ицкович. Петербургские небожители спускаются на землю Иллинойса. ("Лица современной литературы")

    По следам радиоинтервью с Дмитрием Бобышевым. Мне по роду занятий неоднократно приходилось сталкиваться с людьми, пережившими в детстве голод и никогда уже не освободившимися от ощущения пустоты под ложечкой. С поэтами, не получившими должного признания и читательского внимания в самом начале своего творческого пути, происходит, видимо, похожая история...

  • 16.12.2020 17:25:10

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №9)" ("Поэзия")

    "Когда-нибудь, не на этом свете, а может быть, не на этой планете, но всё будет так, как хочу. В каком-нибудь древнем плюсквамперфекте, иль новом ещё небывалом проекте - прижмусь к твоему я плечу..."

Спонсоры и партнеры