Новости, события

Новости 

Александр Грозубинский




Александр ГРОЗУБИНСКИЙ родился в Харькове, с 1992 года живёт в городе Мельбурн, Австралия. Печатался в русскоязычной периодике, в том числе в журналах «Крещатик», «Витражи», «Белый ворон», газетах «Литературная газета», «День литературы», «Интеллигент». Стихи Александра Грозубинского вошли в сборник современной русскоязычной поэзии «Золотая книга», вышедший в Дюссельдорфе, Германия, в 2011 году, а также были включены в сете-вую антологию «Русская литература Австралии». .

  

 

 

Произведения автора:

  

                  

               ***

 

Адрес есть и можно письма слать

(Это было прошлою весною).

Женщина, Которая Спасла,

Что ж, спасла и больше не со мною.

 

Адрес есть и можно письма слать.

Понимаешь, письма – это мало.

Женщина, Которая Спасла,

Для чего же ты меня спасала?

 

Адрес есть и можно письма слать

Может быть, ответишь. Нет, наверно.

Женщина, Которая Спасла,

Унесло тебя осенним ветром.

 

 

 

              ***

 

Крупные беды гложут,

Мелкие теребят.

Был бы я помоложе –

Я бы любил себя.

 

Ну a теперь негоже.

Дa и не хватит сил.

Был бы я помоложе –

Я бы себя убил.

 

 

 

               ***

 

В суть не ворвусь. Из пошлости не вырвусь.

Так мало сделал, а уже устал.

Я рос таким талантливым, а вырос...

Я был таким доверчивым, а стал...

 

На ласку не ведусь – боюсь обжечься.

Создав из одиночества уют,

Давно Поступок заменяю жестом

И в зеркале себя не узнаю.

 

 

 

СТАНСЫ ВОСКРЕСНОГО ВЕЧЕРА

 

Тишина изгибается смерчами

Пустота обступает химерами

Наказанье Воскресным Вечером

Мне уже полной мерой отмерено.

 

Принимаю последние почести

Тихой жутью Воскресного Вечера.

Обреченный на одиночество.

Исключенный из человечества.

 

 

 

            ПИСЬМО

 

У нас здесь суета и визг, и шум

Достиг предела.

Мон Шер Ами, я снова Вам пишу.

От не фиг делать.

 

Надеюсь что у Вас все хорошо

При муже новом.

Мон Шер Ами, я написал стишок,

Как мне хреново,

 

О том, что я себя пережалел.

(С деньгами туго),

О том, что каждый день все тяжелей

Бежать по кругу,

 

О том, как мне тоскливо на душе

И нет отрады

Вы мне не отвечаете, Мон Шер.

Ну и не надо.

 

 

 

               * * *

 

               «Будь проще и к тебе потянутся люди»
                                                Расхожая сентенция


Да, надо просто. Никакого таинства.
Да, я согласен: я – не уникален.
И представляю, как ко мне потянутся
Холодными и липкими руками.

С моими недоделанными строками
(Ну, извините, недовскрыты вены).
А мне ведь надо только, чтоб не трогали,
Я так отзывчив на прикосновения.

Сил мало. И доходы не великие.
В пустой постели неуютно спится.
Но лучше пустота, чем эти – липкие.
Досужее пустое любопытство.

 

 

 

               ***


Любить поэзию, словесность. Мать твою.

Мы испохабили её и изолгали

Что песни? Старых песен не поют.

А новые бы лучше не слагали.

 

Цыплёнком, приуроченным к ножу

Клюю мечтаний мелочные крохи.

Что звёзды? Я по звездам не хожу.

У них холодные зазубренные кромки.

 

Как страшно ночью. Как пустынно днём.

И если близок край, то что за краем?

Чего я жду? Мы все чего-то ждём.

Зачем живу? Зачем живу, не знаю.

  


 

               * * *

 

Всё ещё верит загадочный люд

Скудному словарю.

Этой я тоже скажу, что люблю.

Я это всем говорю.

 

Всепожирающей страсти дотла

Не ожидается, лапа.

Нужно лишь каплю живого тепла,

А не паяльная лампа.

 

Съеден не нами запретнейший плод,

Мало осталось, увы, нам.

Пусть то, что должно, произойдёт.

Что с этим делать, увидим.

 


              ***

 

Между мной и морем – автострада

Перейти, и мы уже на пляже.

Если перейдём, то ляжем рядом.

И в щекотных волнах рядом ляжем.

 

Это всё мечты. Мечты пустые.

Не вручённой розе сдохнуть в вазе.

Между мною и людьми – пустыня.

Да и в доме тоже не оазис.

 

Солнце дышит раскалённо, страстно.

К морю бы сейчас! Жара достала

Между мной и морем – автотрасса,

Шесть полос ревущего металла.

 

 

              * * *

 

Нам с детства говорят. Когда устанут?
Из книжки, диафильма на стене.
Про двух лягушек, прыгнувших в сметану
Одна издохла, а другая нет.

Та первая, как сказано в легенде,
С ней было всё давно предрешено.
Она была кротка, интеллигентна –
Сложила лапки и пошла на дно.

А вот другая. О, какой характер!
Ну, в общем, были все поражены:
Как миксер билась и как сепаратор
В руках проворных чьей-нибудь жены.

С тех пор она продвинулась не слабо
Лягушка – добрым молодцам урок:
Геройская, прославленная жаба.
Пример для подражанья – СуперФрог.

Она спаслась и дальше побежала
По мелким, по лягушачьим делам.
А всё ж мне ту, утопленную, жалко.
Она такой зёленою была.

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 27.09.2021 13:34:00

    Леонид Подольский. "Уроки российской истории: Михаил Зыгарь. "Все свободны (история о том, как в 1996 году в России закончились выборы)" ("Критика. Эссе")

    "М.Зыгарь добросовестно и очень подробно исследовал и описал не только президентские выборы 1996 года, но и общую картину времени и расстановку сил; между тем, это были не рядовые выборы, как это будет позже, а очередной судьбоносный момент в истории новой (новой-старой) России. Чего стоит один подзаголовок: «история о том, как в 1996 году в России закончились выборы». Что называется, не в бровь, а в глаз. Потому что все, что будет происходить позже, это..."

  • 18.09.2021 13:15:00

    Леонид Подольский. "Зулейха открывает глаза: запоздалые заметки" ((рецензия на роман "Зулейха открывает глаза" Гузели Яхиной) ("Критика. Эссе")

    "Я человек вольный: не пишу по заказу, не получаю за это деньги, читаю, что и когда хочу, не быстро и не очень много (основное время уходит на литературное творчество) – давно собирался, но только с опозданием на 6 лет прочел роман Гузели Яхиной. Моё первое, быстрое впечатление: Гузель Яхина – писатель огромной изобразительной силы (это, видимо, то, что Л. Улицкая называет кинематографичным стилем) и большого таланта. Редкие книги с такой силой захватывают. Тут сразу все: тема геноцида зажиточного крестьянства (я не хочу использовать дурацкое слово «кулак» из советского новояза), трагическая история, национальный колорит и очень яркая, эмоциональная, впечатляющая манера письма..."

  • 17.09.2021 20:37:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №11)" ("Поэзия")

    "Я помню, как друг друга мы касались, как пел нам в дикой роще соловей... А этот день, когда мы расписались, – его никак не помню, хоть убей. В той жизни нашей было столько счастья, в ней было столько неба и земли, что записи, бумаги и печати к ней ничего добавить не могли..."

  • 16.09.2021 20:01:00

    Виктор Филимонов. "Мальчик с узкими плечами"... (о сюжете и герое лирики Владимира Спектора) ("Критика. Эссе")

    "Наверное, я не самый подходящий рецензент для поэта Владимира Спектора. Слишком субъективен в оценках, слишком пристрастен и слишком, в итоге, эмоционален. И тому есть ряд причин. Во-первых, я, как и Володя (надеюсь, он простит мне эту фамильярность), старый луганчанин. Точнее и вернее, ворошиловградец. В город моя семья вернулась из эвакуации года за два до рождения Владимира Спектора. И вплоть до своей зрелости я мог бы, как и он..."

  • 15.09.2021 15:36:00

    Светлана Замлелова. "Все проходит..." (рецензия на сборник произведений "Откуда-то издалека" Владимира Спектора)

    Может показаться, что написание мемуаров – дело нехитрое: знай себе рассказывай, что за чем происходило. Но это ложное, неверное представление. Написать мемуары так, чтобы читатель не заскучал, расположить события своего прошлого в такой последовательности, чтобы, во-первых, была ясна хронология, а во-вторых, занимающая значительную часть любой человеческой жизни обыденность не задавила бы своей массой всё повествование. То есть от мемуариста требуется умелая расстановка событий, их чередование без нарушения связи и порядка, сохранение занимательности. А книга «Откуда-то издалека…», помимо всего прочего, читается легко и с увлечением.

  • 14.09.2021 14:33:00

    Владимир Пахомов. "Гора (хроника одного восхождения)" ("Проза")

    "За 2 дня и 8 часов до трагедии. Мы стоим перед Горой во время короткой передышки перед первым промежуточным лагерем. Надсадное, тяжёлоё дыхание людей, который час на лыжах преодолевающих крутой подъем смешивается со свистом низовой метели, почти сразу зализывающей следы..."

Спонсоры и партнеры