Новости, события

Новости 

"Вместе двести лет и несколько веков" (Леонид Подольский. "Идентичность". Роман) ("Критика. Эссе")


 

Эта книга наполнена смыслом и символами. Рабочее название романа было весьма бесхитростно: «Еврей». Многие произведения разных авторов могли бы иметь такой «кассовый» заголовок. Окончательное более удачно, оно оставляет плацдарм для серьезных размышлений. Действительно, можно согласиться с автором: роман Леонида Подольского об утере и обретении идентичности. Впрочем, роман имеет много смыслов и линий, каждый читатель может найти в нем свое. Это роман о России, об Израиле, о человеческих судьбах, об истории, о древней Хазарии, о демократическом движении… Можно назвать еще ряд тем. Но все же эта тема – об утере и обретении идентичности – главная.


Какую схожесть  имеет в виду автор, с кем отождествляет он главного героя? Догадаться не трудно, писатель дает своему герою собственное имя и отчество. Сходны, хотя отнюдь не тождественны, и многие страницы обоих биографий.Леонид Григорьевич Вишневецкий –одна из ипостасей автора? Хотя, один ли в романе «Идентичность» главный герой? Параллельно в романе речь идет о тысячелетней судьбе еврейского народа в целом, о его истории с древнейших времен, о его исторических связях с русским. Роман, иллюстрирующий различные грани этих отношений, насыщен самыми разными, порой сентиментальными, трогательными до слез эпизодами. И даже реконструкциями истории.


Леонид Подольский в прошлом ученый, научный сотрудник, кандидат медицинских наук. В его романе немало научного: история, вплоть от древних веков до нашего времени: древняя Русь, древняя Хазария, истории иудаизма, популяционная генетика, иудаика. Но нужно отдать должное Подольскому: научные знания он излагает очень легким языком, захватывающе интересно. Подольский вообще отличается чрезвычайной легкостью и изяществом языка. В сочетании с огромной эрудицией. 


Пришедшее на смену первоначальному заглавию новое напрашивается на расширительное толкование. Идентичность, тождественность, полное сходство… Кого с кем? Видимо, несмотря на все отличия, автор идентифицирует своего героя с российским человеком в его лучших проявлениях.


Произведение развивается в двух параллельных плоскостях: глобальные исторические события переплетаются в нем с частной, личной жизнью. Иной раз создается впечатление: глобальное, историческое волнует автора больше. Это не случайно: в полотне подобного масштаба эпоха зачастую выходит на первый план.


Роман Подольского полемичен, в нем предлагаютсяразные версии тех, либо иных событий, ставших уже достоянием истории, однако до сих пор не оставляющих людей равнодушными. В частности, он с открытым забралом и весьма успешно вступает в полемику и с Львом Гумилевым, и с Игорем Шафаревичем, отстаивает существование единого еврейского народа. У автора заметно большое желание с максимальной подробностью описывать исторические события, причем происходившие по всему миру, в том числе показать, как и откуда росла юдофобия. Однако в какой-то момент сам же боится перегрузить повествование чрезмерными подробностями и оттого сбивается на скороговорку. Правда, затронув тему кратко в основном тексте, Подольский отыгрывается в многочисленных примечаниях. С одной стороны, это помогает читателю глубже войти в тему, узнать немало интересного. С другой, изрядно тормозит чтение. Похоже, в этом принципиальная позиция писателя. Для Подольского литература – не развлечение, не легкое чтиво, но – художественная история. Подольский пишет для серьезного, вдумчивого, кропотливого читателя. Недаром в качестве образца он называет «Войну и мир», Льва Толстого, Достоевского, Гоголя. Автор, несомненно, любознателен и хочет поделиться своим знанием с читателем. Так возникает сцена в Вильнюсской синагоге, когда случайно встреченный синагогальный староста читает  главному герою и его жене целую лекцию по истории иудаизма. Впрочем, разговор действительно трогательный и интересный. И поучительный.

 

Автор старается быть объективным. Хотя его взгляды очевидны, автор явный либерал, однако достается на орехи и демократической оппозиции, к которой Леонид Подольский относится с немалой иронией. Тут, впрочем, не просто ирония. Автор пытается понять и объяснить, почему демократы в конце концов потерпели поражение. Словом, хождение главного героя в это самое демократическое движение, в политику, оказалось недолгим и неудачным. Автор и его герой – кажется, оба – одинаково разочаровались и в демдвижении, и в народе.


В своем романе Подольский щедро использует фольклор, приводит много анекдотов, бытовавших в брежневскую эпоху. Они, эти анекдоты, были хорошо известны людям разных социальных слоев, горожанам и сельским жителям. Наверное, их и сейчас хорошо помнят те, кому за пятьдесят. Помните: «При Брежневе, как в самолете: тошнит, а выйти нельзя». Или «София Лорен спрашивает генсека: «Леонид Ильич, почему вы не отпускаете людей на свободу?». «Ах, плутовка, - смеется тот, - неужели захотела остаться со мной наедине?».


Недавно автору романа стукнуло 70. Основное действие «Идентичности» происходит примерно в этом временном отрезке, в хорошо знакомые писателю годы советского и российского прошлого. Чего писатель не видел сам, узнал из рассказов близких, друзей. Есть и экскурсы в прошлое, но все же большинству событий он был свидетелем. Это позволяет считать роман отчасти автобиографическим. Однако принципиальная разница между автором и героем имеется: Леонид Вишневецкий из романа в конце концов покинул страну, уехал в землю обетованную, а писатель-очевидец – остался.   


О романе Леонида Подольского можно спорить. С чем-то можно не соглашаться. Но, несомненно: «Идентичность» стоит прочесть. Это – один из самых ярких и необычных романов в современной российской литературе.

 

 

 


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 20.05.2020 17:11:48

    Леонид Подольский. "Дмитрий Быков- Михаил Булгаков- Пастернак- Сталин- Солженицын. Мысли вдогонку" ("Критика. Эссе")

    "Читаю 2х-томник Дм. Быкова «100 лекций о русской литературе ХХ века». Читаю с удовольствием – это, конечно, не энциклопедия, не развернутая антология, но с каким знанием, с каким гурманством (иных авторов и иные книги Дм. Быков просто смакует) этот двухтомник написан... Поражает объем двухтомника: 100 авторов, как минимум 400-500 произведений, все прочесть и запомнить, обо всем высказать суждение, напомнить сюжеты, отыскать глубинный смысл, который подчас ускользает от рядового читателя – это ли не подвиг, который Дмитрий Быков совершает походя... "

  • 19.05.2020 20:12:00

    Валерий Румянцев. "Цикл статей о творчестве русского поэта Михаила Всеволодовича Анищенко (09.11.1950- 24.11.2012)- к 70-летию со дня рождения поэта. ("Критика. Эссе")

    В цикл включено шесть статей, в которых рассматриваются различные аспекты творчества русского поэта М.В.Анищенко: "В одной связке с классиками"- заметки о лирике поэта "Люблю тебя, как любят неземное"- тема любви и дружбы в лирике Михаила Анищенко "Мир вам, рощи да излуки"- роль пейзажа в лирике Михаила Анищенко "Особенности гражданской лирики поэта" "Собратья по перу в поэзии Михаила Анищенко" "Я убит при попытке к бегству..."- тема Родины в поэзии поэта Все новости

  • 14.05.2020 16:22:11

    Геннадий Гусаченко. "Китобойная одиссея" (отрывок из повести) ("Проза")

    "Ноябрьским мглистым утром 1966 года, сырым и ветреным, я слонялся во Владивостоке по причалам бухты Диомид, пытаясь устроиться матросом на промысловое судно. Какой–никакой опыт работы в Дальневосточном пароходстве имелся. Уйти в рыбацкую путину, чтобы вновь полной грудью вдохнуть воздух моря, оказалось делом не простым. Уверяю вас: поступить в университет при диком конкурсе среди «блатных» легче, чем подняться на палубу сейнера в качестве полноправного члена его команды..."

  • 13.05.2020 19:49:31

    Валерий Румянцев. "Рубайи" ("Поэзия")

    "65 Чтобы отдых сыскать для усталой души, Чашу жизни испить до конца не спеши. Тебе боги тотчас же другую подсунут, Лишь заметят, что первую ты осушил. 83 Коль доживём мы до седых волос И обретём спасительный склероз, То нам покажется, что прожитые годы Усеяны букетами из роз..."

  • 27.04.2020 15:58:16

    Леонид Подольский. "Чисто российская история" ("Критика. Эссе")

    "Прошедшим летом я ездил на экскурсию в Давидову пустынь, которой недавно (в 2015 году) исполнилось 500 лет. Должен признаться, я был изумлен: это целый монастырский комплекс рядом с городом Чеховым, состоящий из нескольких храмов – и все в совершенно идеальном состоянии, все выкрашено, выбелено, позолочено, все блестит. Я не специалист по церковной тематике, а потому не стану описывать подробно: это лучше увидеть..."

  • 26.04.2020 17:05:00

    Алексей Курганов. Стихотворения из цикла "В Палермо нехорошая погода..." ("Поэзия")

    "... Смотрю кино про мафию в Палермо И поневоле сжаю кулаки. Козлы! Подонки! Твари! Негодяи! Судью бомбОй взорвали на куски! Он с виду старичком был славным, мирным. Очочки, глазки и покорный взгляд. А мафиёзи бомбу подложили, Нажав на кнопк, исполнили заряд..."

  • 14.04.2020 18:02:46

    Валериан Маркаров. Рассказ "Миллион алых роз" (фрагмент романа "Легенда о Пиросмани") ("Проза")

    "...Нико бы прошёл мимо эстрады и толпы зевак, созерцавших анонс выступления какой-то заезжей артистки, которое вот-вот должно было начаться, если бы не уткнулся носом о широкую тумбу с наклеенной на нёй афише, краешек которой был потреплен ветром: «Новость! Съ 27-го Марта 1905 года Г А С Т Р О Л И Впервые в Тифлисе Парижский Театръ Миниатюръ «Бель Вю» и знаменитая артистка ещё небывалаго въ Россiи жанра La Belle Margaritta De Sevre..."

Спонсоры и партнеры