Новости, события

Новости 

Андрей Ширяев




Андрей ШИРЯЕВ (1965-2013) - родился в Казахстане, жил в Москве. В начале 2000-х годов переехал в Эквадор. Учился в Литературном институте им. Горького на отделении поэзии в семинаре Юрия Левитанского. Профессиональный литератор, автор пяти прижизненных стихотворных сборников, публикаций в журналах «Арион» и «Дети Ра». 

 

  

 

Произведения автора:

                  

 

 

 

* * *


В далёкой дали, за орбитами планет

танцует женщина, похожая на свет.

 

А рядом — там, где сушится бельё,

танцует свет, похожий на неё.

 

Играет сын, похожий на неё.

Кружится мир, похожий на неё.

 

Танцует женщина. И на её плече -

танцует космос в тоненьком луче.

 

 

 

* * *


Да, птицелов, сегодня последний рейс.

Не позовут птенцы, не загонят псы

к небу, где сердце мерно колотит в рельс —

там, на конце посадочной полосы.

 

Там, где моя земля. И по всей земле —

змеи. На каждый шаг по одной змее.

 

Помнишь узор на коже? В узоре тлел

воздух, струилась кобра, ползла гюрза,

властно текли тугие спирали тел

вверх по рукам. И выше — глаза в глаза.

 

Верь им. Люби их гнёзда. Корми с утра

кровью и тихим золотом изо рта.

 

Видишь плечо? Ложись на него и спи.

Кожа крепка. Узоры подобны снам.

Я помогу, не бойся. В моей степи

можно начать со смерти. Но дальше — сам.

 

Спи, змеелов. Иди к девяти кругам.

К небу, по пояс вкопанному в курган.

 

 

 

* * *


ты тянешь меня к себе бросаешь меня лицом

на дымные жемчуга рассыпанные кольцом

 

по нежным твоим холмам по ласковому песку

ведёшь по колено вброд к поющему тростнику

 

на самом краю луны и крика и торжества

где складывает река холодные рукава

 

на дне твоего дождя на падающем листе

на вспыхнувшем наготой напрягшемся животе

 

становится мой восторг и твой драгоценный страх

вращением солнц и птиц в расширившихся зрачках

 

ты тянешь меня как звук – так властно, так торопя…

И я остаюсь в тебе. В тебе – и после тебя.

 

  

 

АЛЕКСАНДРИЙСКИЕ ТЕНИ 

 

1. Случайный ангел мой, бродячий колокольчик,

ещё не строен звон, ещё не ровен час,

когда ночной туман сползёт с болотных кочек

и тёмный луч с небес пересчитает нас.

 

И, открывая мир в немыслимом узоре,

станцуй, печаль моя, на острие иглы;

и ветер, ошалев, шагнёт обратно — в море,

и чаячье гнездо сорвётся со скалы.

 

Вода замкнёт кольцо ночного наважденья

и узкая ступня качнёт непрочный мост.

В тринадцатую ночь от своего рожденья

луна идёт в зенит и иссушает мозг.

 

Ей безразлично всё — сидеть, обняв колени,

бежать по кромке скал, искать тепла у стен…

И до того остры, резки ночные тени,

что Бог тебя храни порезаться о тень.

 

И до поры, пока я не приду на ложе

и не замкнёт мне рот железная печать,

я не смогу тебе ни слова лжи, но всё же —

учусь молчать.

  


 

АЛЬБОМНЫЙ РОМАНС 

 

Войди. Возьми меня губами,

неси, тоскливо и смешно,

как будто клетку с голубями

за полицейское окно,

 

где я, уставший горлопанить,

стрелять, кусаться, биться лбом,

тебя, беспомощная память,

с собою уложу в альбом,

 

разглажу временем, укрою

паучьим шёлком, покажу,

как тают кольца под корою

и сок стекает по ножу,

 

как тлеют в сумрачных архивах

глаза цветочниц и портних –

от удивительно красивых

до удивительно пустых,

 

как ищет звука пантомима,

и я, отмытый добела,

смотрю, как ты неумолимо

меня уводишь от стола,

 

от блюдца с крошками печенья,

от розы, вклеенной в тетрадь,

от женщин, ищущих прощенья,

но не умеющих прощать,

 

от слов и слёз, размывших берег,

от набегающих в проём

мужских невидимых истерик,

постыдных будущим враньём,

 

от легкомысленной виньетки,

от мух над рыбьей чешуёй,

от голубей, сидящих в клетке,

и от себя – почти чужой,

 

пустячной, вычурной, незваной –

в альбом, туда, где я и ты

для новых разочарований –

страницы новой пустоты.

  


 

* * *


Сердце и солнце. Всё прочее – после.

Дверь на запоре, запах кунжута.

Мальчик и девочка в шахматном поле.

Взялся – ходи. Оттого-то и жутко.

 

Белое с чёрным. Глаза в паутине.

К полу плывёт туесок с голубикой.

Лето. И лебедь на старой картине

ловит губами выдох любимой.

 

Время касаться тоскливо и немо

строк неуклюжих и рук беспризорных.

Шаг наудачу. Голод и небо,

точно горбушка в сверкающих зёрнах.

 

Незабываемы, неповторимы

синие ягоды в жёлтой соломе.

Время прощать примитивные рифмы.

Время жалеть об отпущенном слове.

 

То ли улыбка, то ли усмешка.

Взрослое сердце за детской ладошкой.

Шахматный коврик. Разменная пешка.

Белое поле под чёрной подошвой.

  


 

* * *


Мне жизни нет. И смерти тоже нет.

И слишком медленно сползает свет

по стеночке, по выщербленной кладке…

А время — врёт, разглаживая складки,

и слепо улыбается вослед.

 

Песок струится сверху вниз, за мной,

смотри: за мной песок идёт стеной,

стеной идёт, обгладывая ветки,

не разрешая ни следа, ни метки

на треснувшей поверхности земной.

 

Такая дрожь расшатывает плот,

плывущий по барханам, так поёт

рапсод о той ночной, невыносимой,

смертельной жажде окровавить рот

стихом и с бёдер замершей любимой

губами собирать любовный пот,

 

такая тьма египетская, что

я жил и умер, не успев за сто

прошедших лет очнуться от желаний

и замереть на стыке мирозданий,

лицо упрятав в отворот пальто.

 

  


* * *


Жужжит коробочка – поддельная, скворечья,
чарует звоном разлетевшихся монет.
Ты здесь, бессонница? Ты здесь. Какая встреча!
Ночь, несомненно, будет летней. Или нет.

Твой силуэт в дверном проёме. Чуть промешкай –
шкатулка выстрелит мотивом кочевым,
и обернётся снисходительность насмешкой.
Вернусь – когда-нибудь. Наверное, живым.

Танцуй. Не знай о шестерёнках и пружинках,
любовь моя, чужая, взятая взаймы
марионетка на трясущихся поджилках
непрочной вечности. Два вдоха до зимы.

Два на двоих. Оберегая то, что создал,
стою и вслушиваюсь в шорохи, и жду,
и меч держу. И засыпаю, как апостол
в саду.

 

 

 

* * *


Новая ночь творения. Медленно и легко
тает в моём подсвечнике слепок шестого дня.
В глиняной кружке плещется тёплое молоко.
Ночь в астеничном городе, требующем меня.

Что остаётся, Господи? Вброд перейти поток,
в чьей-то случайной комнате бросить на стол ключи
и, упираясь теменем в скошенный потолок,
долго стоять над пропастью выгоревшей свечи;

в тёмных горстях настаивать пепел и сердолик –
лица, сердца и улицы. И доливать настой
взятой в сосуде жидкостью. Выбор не так велик.
Белой, чужой, разбавленной. Красной, своей, густой.

 

 

 

* * *


В начале века, как обычно, холодней.

Стекло столешницы потеет. Под стеклом

колени: голые, как мысли. Он – о ней,

она – о времени. Волна и волнолом.

 

Балет растрёпанных причёсок. Баккара,

кусочки цитрусов, тяжёлое лицо.

И в этих корках апельсиновых жара

такая, что на пальце плавится кольцо.

 

Сезон дождей. Официантка у щеки

струится бёдрами. В стакане тает лёд.

Впотьмах снимать солнцезащитные очки –

глупее нет. Чем гуще тьма, тем слаще плод.

 

В ладонях – временных, как пальмовый навес –

гирлянды птиц. И непредсказанный циклон

цепляет крыльями. И пахнет до небес

травой забвения осенний Вавилон.

 

Песок. Всклокоченные водоросли. Он –

о горьковатом вкусе волн. Она – о нём.

Всё перемешано, как в шейкере. Сезон.

Коктейли с зонтиками. Люди под дождём.

 

 

 

* * *


Окраина всего. Игра во всём.
Ничей с ничьей — сидим и молча пьём
надежду, растворённую в бальзаме.
Медовый, саркастичный, как самшит,
мой пересмешник сам себя смешит
опасными чужими голосами.

Он видит то, чего не вижу я.
Чего боишься ты. И нам, моя,
в каком-нибудь вчерашнем Коктебеле
друг друга ждать в отсутственных местах,
на тропках слёз, распятых на перстах
когтистых снов кошачьей колыбели.

Иная жизнь. Иная степь. Укор
прекрасных уз сплетается в узор,
тебе напомнив руки постояльца,
с которым было так легко вдвоём
передавать лучи из дома в дом,
из пальцев в пальцы.

 

 

 

* * *


Привычно доедать до последней крошки,
привычно доживать до финальных титров.
Сценарий жизни старой подвальной кошки
достоин девяти уссурийских тигров.

Сценарий лжи. Леплю куличи из ила,
тяну больное, путаясь в алфавите.
Честней, пока не поздно, разлить чернила,
и кинуть грош Харону, и встать, и выйти;

и вновь — по темноте за бессонным стражем,
в окраинном кинозале, в луче экранном,
где мир, подобно мне — короткометражен,
а я — всего лишь пепел над океаном.

 

 

Подборку составила С. Лукьянова

 

 

                                                                Другие авторы

 

 

 

 

 

 

 

 


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 08.05.2022 15:57:16

    Владимир Пахомов. "Ненависть (из старого блокнота)" ("Проза")

    "О войне в Западной Украине и последующей ликвидации соединений ОУН-УПА написано немало. Наряду с художественной литературой существуют многотомные исследования, сняты разные по качеству и достоверности художественные и документальные фильмы. Не будучи историком и не имея ни малейшего желания высказывать неправомерные и, быть может, спорные суждения о том далеком времени, я хочу рассказать об одном, казалось бы, не очень значительном эпизоде той войны. В основу рассказа положены пересланные мне воспоминания отца одного из моих однокурсников. Для удобства передаю этот рассказ от первого лица. Конец июня 1944 года..."

  • 02.05.2022 2:45:29

    Галина Ицкович. "В тени разделенной ответственности"

    "Бездействие из так называемого плюралистического невежества (другими словами, отрицания того, что король голый), из страха общественного порицания, из диффузии ответственности за происходящее входит в конфликт с идеей коллективной ответственности, и не наступает ли момент, когда общество, отказывающееся действовать в соответствии со стандартами современного мира, поедает само себя?

  • 30.04.2022 1:24:44

    Ирина Самахова. "Свободное слово — это украинский флаг в собственном окне"("Права человека")

    Мила не пользуется социальными сетями. Ее свободное слово — это украинский флаг в собственном окне. ​

  • 28.03.2022 17:35:11

    Леонид Подольский. "Роман "Мать" Горького: рождение соцреализма" ("Критика. Эссе")

    "Вы будете сильно смеяться: я только что подробно перечитал роман Горького «Мать». На протяжении многих лет мне, и не только мне, он представлялся исключительно агиткой, произведением, написанным по заказу, явлением скорее идеологического порядка, чем литературного... «Мать» - очень крепкий роман, в процессе чтения произведение производит весьма сильное впечатление, автору удается повести читателя за собой, подвергнуть внушению. Требуются немалые интеллектуальные усилия, чтобы мысленно вступить в полемику с пролетарским писателем. Я не стану останавливаться на мелких стилистических неточностях, вместо этого попытаюсь оценить роман по существу. Это идеологический роман, следовательно, придется подойти именно с этой стороны..."

  • 17.02.2022 18:36:00

    Леонид Подольский. Пьеса "История театра" ("Драматургия")

    "1993 год. Москва. В комнате на стене висит портрет красивой молодой женщины в ярком платье и молодого мужчины. Они кажутся счастливыми и улыбаются. В кресле сидит пожилая женщина и рассматривает старые фотографии в альбоме. Это Берта Михайловна Коган. Б.М. Как быстро все прошло. Какая короткая жизнь. Не успели оглянуться… Мы были как бабочки среди холодной зимы… Михоэлс… Зускин… (листает альбом)."

  • 16.02.2022 20:06:00

    Леонид Подольский. "Поединок (рассказ-анекдот из жизни)" ("Сатира и юмор")

    "В кабинет заведующего отделом Виктора Ивановича Валуева легкой походкой небожительницы входит Милочка Неваляева и одаривает шефа ослепительной улыбкой. - Вы меня звали, Виктор Иванович? - Да, то есть нет, то есть да, - мнется Виктор Иванович. – Видите ли, тут командировка на два месяца в Ленинград. Не знаю, кого послать. Вы ведь не сможете? - Почему это не смогу? – обиделась Милочка..."

  • 15.02.2022 20:09:00

    Леонид Подольский. "Психотерапия" ("Сатира и юмор")

    "- Доктор! Помогите, доктор! Не могу больше. Не могу… - мужчина лет тридцати пяти в отлично сшитом сером костюме, при галстуке, с дипломатом в руках, затравленно озираясь, влетел в кабинет и остановился перед доктором Курловым. – Не могу больше. Не могу. И здесь тоже очередь. А мне на работу. Это же неуважение… - мужчина вытащил из кармана носовой платок и судорожным движением стал вытирать вспотевшее лицо..."

Спонсоры и партнеры