Новости, события

Новости 

Ефим Бершин





Ефим БЕРШИН – автор поэтических книг «Снег над Печорой», «Острова», «Осколок», «Миллениум», «Поводырь дождя», «Граненый воздух», романов «Маски духа», «Ассистент клоуна» и документально-художественной повести «Дикое поле». Его стихи вошли в составленную Евгением Евтушенко антологию «Строфы века». Стихи, проза и литературно-публицистические статьи Бершина регулярно можно встретить на страницах российских литературных журналов, а также в других многочисленных изданиях в нашей стране и за рубежом. Произведения Бершина переведены на английский, немецкий, испанский, румынский, македонский и некоторые другие языки.

  

 

Произведения автора:

                  

 

 

* * *

Опять горнист исход трубит,
подталкивая к землям дальним.
Но тополем пирамидальным
я насмерть к берегу прибит.

Пространство - фикция. Оно
к себе притягивает страстно
лишь тех, которым не дано
перемещаться вне пространства.

И лист тускнеет, как медаль,
в грязи родного бездорожья.
Но он не улетает вдаль -
он умирает у подножья.

 

* * *

На меня из тучи бородатой
пялится, глазеет с давних пор
то ли зритель
то ли соглядатай,
то ли вор.

Я в постель ложусь, не раздеваясь,
и не сплю, как горная река.
Кто-то смотрит, словно издеваясь,
и свистит, как клакер, с потолка.

Робко прячусь, как окно, за шторы,
нищий, словно кладбище ворон.
Только воры, воры, воры, воры
на меня глядят со всех сторон.

Кто-то шепчет и шуршит над ухом,
и сулит награду, и поёт…
Словно я и вправду нищий духом,
и приидет царствие моё.

 

ОСЕННИЕ ЯМБЫ

1.

Собаки носят осень
во всю собачью прыть.
И листья, словно осы,
слетаются в костры,

и лес перерисован,
и в небе – решето,
и мир перелицован,
как старое пальто.

И кто вчера был в силе –
уже не бог, а – шут.
Опять по всей России
сухие листья жгут.

И дым плывет, как призрак,
в стране лесов и рек,
где призван, но не признан
блуждает имярек

бездомный, как Мессия,
которого не ждут.
Опять по всей России
сухие листья жгут.

И, вырвавшись из плена,
взошедшая со дна,
пылает, как геенна,
великая страна.

2.

Но, отражая танец
огня, сверкнет тесак.
«А кто сегодня агнец?» -
вдруг спросит Исаак

у горного отрога,
где закипает ночь.
И если нету Бога -
Кто остановит нож?

И что ему ответит
угрюмый Авраам?
Как страшно воет ветер
по скверам и дворам!

Как долго тлеют листья,
меняя век на миг,
как будто тлеют лица
товарищей моих,

и так скрипят осины,
как будто кони ржут!
Опять по всей России
сухие листья жгут

и по лесам окрестным
торопят время вспять.
Как хочется воскреснуть,
пока другие спят.

3.

Последней электричкой
осенний вечер стерт.
Бреду, сжимая спички,
раскладывать костер,

пока на лес и купол
церковный, на острог,
на бледнолицых кукол,
стоящих вдоль дорог,

на добрых и недобрых,
на поле и ручей,
на ангелоподобных
воров и палачей,

на изумленных пьяниц
нисходит благодать.
Но кто сегодня агнец –
уже не угадать.

 

 

* * *

Маше Ватутиной


Бог в России живет не в хоромах
и не в храмах, где льется елей.
Бог живет на насупленных кронах
облетающих тополей.

Бог живет на дубах и осинах
и плетет за узором узор
на иконах пронзительно синих
чудотворных озер.

Дышат тайной древесные руны
на свистящем пространстве пустом,
где Даждьбог породнился с Перуном,
а Перун породнился с Христом.

Пахнет кровью таежная месса.
Рвется в небо январская стынь.
И молитва почти неуместна,
как и выбор святынь.

На развилке меж адом и раем,
где блуждают лишь ветры одни,
ты поймешь, что не мы выбираем.
И не нас выбирают они.

 

 

* * *

Наверно, и в нашем времени,
разгрызшем свои удила,
Мария была беременна,
но так и не родила.

И не избежав искуса,
чтоб сцена не вышла пуста,
Иуды играли Иисуса,
Иудой назначив Христа.


* * *

Мелькали забытые лица.
Над прудом звенела ветла.
Менялась погода. Смениться
погода никак не могла.

И бабочка-самоубийца
всю ночь колотилась в стекло.
И что-то должно было сбыться,
но сбыться никак не могло.

Как будто в одну увертюру
вложил одуряющий пыл
неведомый автор, но сдуру
про оперу позабыл.

И снов беспокойные пятна
жужжали, как веретено,
как в ночь накануне распятья,
которое отменено.

 

 

* * *

Пора – пора – пора
Творцу вернуть билет.
Марина Цветаева


Красные рыбы в зеленом пруду.
Желтые листья – по синему небу.
Я никогда уже к вам не приду.
Я никогда уже к вам не приеду.

Листьев и пуха беспечный балет,
шелест реки и бездонное утро
я променял на трамвайный билет
неопознанного маршрута.

Тихий Тирасполь, Москва и Париж –
помнишь, мы тоже когда-то там жили?
Это твои города, - говоришь?
Это – чужие, чужие, чужие.

Видишь – чужой распластался бульвар,
Видишь – чужие усталые спины,
видишь - чужой закипел самовар
старого рынка возле Неглинной.

Мчатся вдогонку чужие дома,
мимо проносятся встречные рейсы,
и, словно шпаги героев Дюма,
кто-то скрестил параллельные рельсы.

Все сведено к одному образцу.
Но, от чужих городов изнывая,
вы возвращали билеты Творцу -
мы возвращаем билеты трамваям.




* * *

Если немедленно прыгнуть от «до» до «ми»
или выше – от «ми» до «фа»,
это еще не будет музыкой, ты пойми,
это еще только одна строфа.

Ты же помнишь: вначале было «до»,
а потом уже музыка и слова,
или даже только слово, длинное, но одно,
из-под снега пробившееся едва.

Или только возглас, раненный, как «спаси».
Или только выкрик, яростный, словно «нет».
Если даже прыгнуть от «фа» до «си»,
все равно на версты вокруг – тишина да снег.

Снег лежит, как женщина, поперек
остывающей ночи, зимы, веков.
Если даже выскочить за порог,
все равно не избавиться от снегов.

А всего и надо, что вырваться из октав,
словно выдернуть руку, зажатую в кровь дверьми.
Но опять до-ре-ми, до-ре-ми, и, даже устав,
все равно – до-ре-ми, до-ре-ми, до-ре-ми…

За окном – ни звука. И даже печь не искрит.
Или мир наш пока не тот, или мы не те.
Посреди постели лежу, как замерзший крик,
в бесконечной своей, безжалостной немоте.




* * *

 

Борису Чичибабину

Городской сумасшедший в потертом пальто,
с головой, отсеченной при жизни от тела,
беспризорный посланник природы, никто,
пустота, без которой земля опустела.

Как случилось, что город твоим языком
расшумелся вовсю, словно пьяный безумец,
словно этому городу был не знаком
перепуганный шепот заснеженных улиц.

И стекают, как чайки на белый песок,
с предзакатных вершин коктебельского неба
помидорного солнца густеющий сок
и степные лошадки Бориса и Глеба.

Нам уже не доступны ни Глеб, ни Борис.
Нам милее сверкающий меч Святополка.
Мы - стальная держава.
За что ни берись -
отзываемся эхом стального осколка.

Мы живем в словаре архаических слов,
в перепутанном напрочь - от «а» и до «я»,
где история - свод неразгаданных снов,
а Россия - метафора небытия.

 

* * *

Елене Черниковой

Осенний обморок. Лысеющий ноябрь.
Осколки листьев – августа осколки.
Жизнь погружается, как Китеж в Светлояр,
на дно заиндевевшего поселка.

Осенний обморок. Изнемогает дол.
И так пугает дальний грай вороний,
что так и хочется запрятаться в подол
добропорядочной Февроньи.

Осенний обморок. И медленно на нет
сошла луна сверкающей подковой.
И тихо так. И пробуется снег
на роль врача в больнице поселковой.

Как хорошо, что мы теперь вдвоем,
и снег приносит истины простые,
о том, что мы еще переживем
и тишину, и зиму, и Батыя.




 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 07.12.2022 16:48:24

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 8) ) ("Проза")

    "Эпизоды эти, с Пироговой и с самим Бридло, туалетным королем и будущим олигархом, почти тотчас померкли и стерлись на время из памяти, оставив по себе лишь блеклую черно-белую картинку. Поток событий стремительно унес их в прошлое. Начинались совсем другие дела, короткие месяцы счастья, быть может, даже самые счастливые дни жизни, разве что давняя юношеская любовь или Изольда могли бы с ними конкурировать. Игорь вспоминал иногда слова Волоцкого: «Бизнес – это любовь настоящих мужчин. Деньги – это страсть, спорт. Это больше, чем любовь к женщинам». Да, деньги. Но время так уплотнилось, у Игоря оставалось так мало времени и сил на что-нибудь другое, что он потом не мог вспомнить почти ничего. Разве что короткие, пылкие встречи с Изольдой. Все словно со временем отгорело..."

  • 06.12.2022 16:09:00

    Виктор Слипенчук. "Таежные рассказы" ("Проза")

    "У родника трубили изюбры. Рев раскатывался по тайге и, ударяясь о скалы, гас в чаще. Мы сидели у костра и думали о Матвее. Матвей пропал пять дней назад. Сегодня из центра экспедиции сообщили, что в поселке он не появлялся. Матвей заблудился, идя на просеку..."

  • 01.12.2022 16:08:00

    Дмитрий Немельштейн. "О повести Леонида Подольского "Четырехугольник" ("Критика. Эссе")

    "Романтизм и радужные надежды молодого талантливого литератора Юры Новикова довольно быстро тают в условиях жестких идеологических установок, единственно придерживаясь которых, можно добиться не столько литературных, сколько номенклатурных побед, обеспечивающих писателю безбедное существование. Вне этих рамок даже самый выдающийся правдивый и искренний талант вынужден жить в атмосфере почти всеобщего порицания, с перспективой быть выдавленным за пределы той среды, в которой он появился и проявился..."

  • 21.11.2022 13:38:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №14)" ("Поэзия")

    "Господи, зачем ты нас дразнил? Что дарил – тотчас же отнимал. Сны такие наяву мне снил и руками милых обнимал. Оказалось, всё обман, дурман, отдалённый колокольный звон… Из души в разорванный карман все богатства вылетели вон. Но смотрю – а снова их не счесть…"

  • 20.11.2022 17:07:00

    Леонид Подольский. "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 2) ("Проза")

    "...Он сидел и размышлял, все казалось безысходно – жизнь вокруг рушилась, не видно было никаких перспектив, когда вдруг зазвонил телефон. Так вовремя зазвонил, что Игорь потом навсегда уверовал, что каждому дельному человеку хотя бы раз в жизни дается шанс, только нужно суметь им воспользоваться. - У вас медицинский кооператив? Вы не сможете мне помочь? – несмело спросил голос. Очень выгодное дело…" - А профит будет? Мне очень нужны деньги, - прямо оговорка по Фрейду. - Деньги будут, - заверил голос. – Очень выгодное дело. Нужно только съездить в Купавну.

  • 19.11.2022 16:31:00

    Валерий Румянцев. "Стихотворения- 2022 год (публикация №2)" ("Поэзия")

    На краю земного шарика, Подустав от важных дел, Я ловил в реке пескариков И на божий свет глядел. Божий свет в ответ подмигивал, Как рекламные огни: «Ну и как мои интриги вам? Украшают мир они?»

  • 18.11.2022 18:12:34

    Валерий Румянцев. "Стихотворения- 2022 год (публикация №1)" ("Поэзия")

    "Жизнь шла в тупик и размышляла: «Пора бы где-то и свернуть. Но одного желанья мало – Не мною выбран этот путь. Могу ли я свернуть с дороги, Сменив намеченный маршрут? И что на это скажут боги? А вдруг не так меня поймут?»

  • 17.11.2022 17:07:00

    Дмитрий Аникин. Стихотворения из цикла "Кронштадт" ("Поэзия")

    "Заволновалась страна, ходуном заходила, вспомнила, ради чего царю изменила, вспомнила батьку Стеньку, братку Емельку, снова захотела покуражиться маленько!"

  • 16.11.2022 18:07:21

    Сергей Гарсиа. "Стихотворения (публикация №2)" ("Поэзия")

    "У всякой любви есть Маленький домик, Балкончик над бездной, сирень под окном. ... Любили друг друга Артистка и гномик, И верил в прекрасное Сказочный гном..."

Спонсоры и партнеры