Новости, события

Новости 

Елена Нигри



Елена НИГРИ — член СП России с 1998 г., жи-
вет в Москве. Стихи пишет со школьной скамьи,
для взрослых и детей. Занималась в семинаре
Ю.Сотника и Я.Акима, была участницей семинара
в Софрино и 7-й Всероссийской конференции молодых писателей 1979 г. под руководством А.Барто.

На протяжении многих лет работала редактором
в разных издательствах. Автор нескольких книг
стихов: «Окно выходит в сад», «Тишина», «Возвращение», «Дверь» (издательство «Золотое руно»), стихов для детей «Дом без крыши» и «Времена года», научно-популярной книги «Человек: загадки сознания», более пятнадцати книг из серии «Твое святое имя» (РОСМЭН), книги об иконописцах «Художники света».

 

 Печаталась в журналах «Кукумбер», «Решение», в межрелигиозном журнале «Дельфис», на сайте храма Св.Космы и Дамиана в Шубине и др. Удостоена премии Артиады России за лучший пересказ былин для детей.

  

 

Произведения автора:

                  

 

 

 

                

ИЗ КАКОГО СОРА…


«я знаю, из какого сора», — он ответил,
и в тот же миг взметнулся сор столетий,
и замелькали люди и предместья,
события — обрывки — междометья,
забытые могилы, обещанья,
и запахи, и долгие прощанья,
Масличная гора, вода из соли,
что въелась в кожу до сердечной боли,
сосновый лес, что нами был исхожен,
и поцелуй, который невозможен, —
все в памяти хранится, как в сосуде,
что помнит все и никого не судит...

 


ЛОДКА


когда ты ходишь по лесу кругами,
когда трава как бархат под ногами,


а сучья больно хлещут по лицу,
ты понимаешь: то, что будет с нами,
начертано бессмертными богами,
нас бережно ведущими к концу.
глядят безмолвно ели и березы,
роняют сосны смоляные слезы,
дрожат осинки, глядя в никуда,
они-то знают: скоро будут грозы,
наступят дни молчания и прозы,
и ты его не встретишь никогда.
но если вдруг спасительная лодка
мелькнет, как позабытая сиротка,
и тихо подойдет к твоим ногам,
поверь: то не случайная находка,
а послана тебе Гермесом ходким,
перевезти к блаженным берегам!

 


И СНОВА ЛОДКА…


когда ты входишь в лес воспоминаний,
то время исчезает для тебя.
и видишь ты себя еще ребенком,
и любящих тебя, давно ушедших,
и понимаешь: снова будет встреча,
и краткая минута узнаванья,
ведь все они, как прежде, живы —
и в Вечности, и в памяти твоей...
и снова эта лодка у березы,
я в ней лежу, и надо мною звезды,
и я плыву в реке воспоминаний,
и мне Харон прокладывает путь.
и рядом чья-то девочка смеется,
и чей-то мальчик окликает «мама»,
и вдруг тебя охватывает пламень,
и ты горишь в огне воспоминаний,
не в силах ни мгновенья позабыть...



НОВЫЙ ГОД


И прошлое выходит из забвенья,
Нежданно, как ночная электричка,
Как ночью ярко вспыхнувшая спичка,
Как боль давно забытая твоя.
И видишь ты невидимое всеми
Окно, и крест окна, и привиденье,
И тянется как ниточка мгновенье,
Вытягивая время из тебя.
И вот он, Новый год, без опозданья,
И елка с этим запахом домашним,
И мишура — наряд ее всегдашний,
И кто придет, не знаешь никогда.
Я помню аромат и свет фонарный,
Шуршанье пачки, запах нафталина,
И пятна на полу от парафина,
Что няня соскребала по утрам.
А мы ложились, что-то сочиняя,
Мы — две сестры, соперницы на время,
Делили маму — будущее бремя,
Стараясь все делить напополам.
Мы Рождества тогда не отмечали,
Нам свет в окне — лишь бабушка да няня,
Мы жили, дни и ночи обгоняя,
И все мечтали вырасти скорей.
Так прошлое выходит из забвенья,
Мелькнет, и нет его, как не бывало,
Все белое покрыло покрывало,
И только ветер дует из щелей…

 


СЕРЫЙ ДЕНЬ


И небо серое,
и серенький денек,
и под ногами серая дорога.
за что люблю я этот серый цвет,


за то, что в нем смирение от Бога,
а значит, есть надежда и любовь,
лишь скрытые от нас за облаками,
и я иду, сдирая ноги в кровь,
тебя обнять несмелыми руками...



ТОПОЛИНЫЙ ПУХ


и что мне этот пух, летящий в облака?
и что шиповника колючая рука?
жасмина белый цвет и улицы река,
когда чуть близкая и снова далека,
как та пушинка, и жасмин, шиповник —
не сбывшийся, но снившийся любовник,
тропа и лес, и дача у дороги —
все в памяти моей, все пребывает в Боге,
и все живет, покуда я жива
и в сердце зреют новые слова...



* * *
и колыхался воздух от свечей,
и двигались святые как живые,
монахини неслышные бродили,
и в сердце раздавались голоса:
«кто разлучит?..»
никто не разлучит,
пока молитва Божия звучит,
горит свеча,
сияют небеса,
никто
меня
с Тобой —
ни люди, ни тюрьма,
вот только если я сама,
сама…



МУЗЫКА


Представь,
что Гендель больше не звучит,
и Бах молчит,
и Малер вдруг затих…
Нет ни мелодии, ни звука —
только стих... —
слова, что падают как галька на песок,
за слогом слог...
И нету даже эха!
Представь!
Мне, право, не до смеха,
нет ничего — ни фуги, ни фугато,
ни сонатины, рондо, ни сонаты,
ни сарабанды, ни кончерто гроссо,
молчание, беззвучье просто...
Я думаю, Вселенная б сама
все звуки как скрипачка извлекла
из шелеста травинок и цветов,
движения по небу облаков,
из громовых раскатов, камнепадов,
журчания ручья и водопадов,
из свиста ветра, тлеющего стога,
а дирижером сделала бы Бога...

 



НЕТ ГЛАСНЫХ

нет гласных в иврите.
все гласные пятой графы —
в душе,
все тайное спрятано.
все, что поётся и тянется,
как ты и песнь о тебе,
и твоё ноющее
еврейское детство,
непроизносимое вслух


в силу извечного
молчаливого страха,
что узнают и не примут играть...
вот и остались одни согласные,
перекатывающиеся во рту,
словно камушки
вместо зубов,
что выбили на допросе
в той ещё жизни,
когда мы только дорастали
до своей избранной
Богом
нации...



РОСТКИ

видели, как чернеет земля под снегом?
как ползут из-под земли первые тугие росточки?
крепкие, как молодые грибки,
нежные, как первая крапива,
не ведающие еще
ни жаркого солнца,
ни железной лопаты,
ни солдатского сапога...


НЕ ЗРЯ


а ведомо птицам,
что ныне — война?
считают убитых
песок и волна?
а слышат ли взрывы
трава и кустарник,
что здесь, в перелеске,
стоит как алтарник?
наверное, знают
и чувствуют даже,

вот оттого и стоят,
точно стражи,
спасая в минуты
падений, тревог, —
не зря же творил их
заботливый Бог?


ОСЕНЬ

И если даже лист дрожит,
держась за ветку,
что говорить про нас,
оторванных от древа, от корней,
и брошенных, как листья, на дорогу?
Нас могут жечь огнем, мочить дождем,
мести метлой, пока не обретем своей опоры
и не протянем нить к источнику Любви, началу всех начал...
Ты знаешь ведь, о ком я говорю?
О Лике, явленном давно на Плащанице,
что в сердце нашем погребен как в склепе,
пока Его в себе не оживим и не дадим расти, подобно Розе,
не станем листьями, привитыми к Нему,
нас будет по свету мотать туда-сюда,
мы будем все равно что колоски, забытые на поле...
Так я про листья... если лист дрожит, держась за ветку,
то значит Осень, Осень на пороге,
и листья полетят, совсем как люди, что брошены сейчас в котел войны,
и в нем горят и выхода не видят, и даже дети больше не играют,
а прячутся в подвалы, как котята, которых мать не в силах защитить...



ПСКОВСКИЕ ДЕСАНТНИКИ

Расстреляли в упор,
закопали под номером,
матери не знают, где их сыновья,
а того, кто рассказал, избили во Пскове.

Они лежат теперь на кладбище,
в Богом забытых Выбутах,
а сытые генералы получают награды,
богатеют землями...
Бедные матери смотрят на фотографии,
плачут и вспоминают своих сыновей,
молятся на икону Божьей Матери —
Та ведь тоже Своего потеряла,
значит, поймет!
Господи, услышь эти слезы,
утешь, поддержи, не дай духом упасть
в эти минуты страшные!
Солдатские матери считают убитых,
а в Выбутах крадут венки и таблички,
чтобы травой заросло
быльем поросло,
будто нет ничего и не было...


ВОЙНА

Война людей косою косит,
они ложатся как трава,
а ангел души их уносит,
и их последние слова...
Войне плевать на наши слезы,
на боль, что водкой не унять,
вновь на кресты пошли березы,
и над могилой воет мать.
А где-то рядом куст рябины,
сосна и крошечная ель
глядят, как созревают мины,
готовя смертную постель...



ДЕНЬ

День не торопится уйти,
хоть ничего не обещает
и до того бездарно тает —

прости мне, Господи, прости:
пытаюсь вынырнуть на свет,
как рыба, что на дно нырнула,
но снова не туда свернула,
и впереди просвета нет.
А ночь все ближе, как убийца,
что вмиг зарежет, без ножа,
и не успею помолиться,
тебя весь вечер сторожа…


ЧИТАТЕЛЬ

ты, читающий эти строки,
в каких мирах мы встречались?
в каких сетях?
переулках?..
что подтолкнуло тебя
открыть именно эту страницу:
слепая судьба?
промысел Божий
или кармический узел,
который мы никак не можем с тобой развязать?
тайна...
эта большая птица,
которая коснулась сегодня
меня и тебя...
тайна, летающая над миром
и накрывающая своим крылом
случайных людей,
связывая их навеки
простым словом —
тем, что читается между строк,
проникает в сердце
и бьется там, как птенец в скорлупке,
ждущий своего проявления...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 27.09.2021 13:34:00

    Леонид Подольский. "Уроки российской истории: Михаил Зыгарь. "Все свободны (история о том, как в 1996 году в России закончились выборы)" ("Критика. Эссе")

    "М.Зыгарь добросовестно и очень подробно исследовал и описал не только президентские выборы 1996 года, но и общую картину времени и расстановку сил; между тем, это были не рядовые выборы, как это будет позже, а очередной судьбоносный момент в истории новой (новой-старой) России. Чего стоит один подзаголовок: «история о том, как в 1996 году в России закончились выборы». Что называется, не в бровь, а в глаз. Потому что все, что будет происходить позже, это..."

  • 18.09.2021 13:15:00

    Леонид Подольский. "Зулейха открывает глаза: запоздалые заметки" ((рецензия на роман "Зулейха открывает глаза" Гузели Яхиной) ("Критика. Эссе")

    "Я человек вольный: не пишу по заказу, не получаю за это деньги, читаю, что и когда хочу, не быстро и не очень много (основное время уходит на литературное творчество) – давно собирался, но только с опозданием на 6 лет прочел роман Гузели Яхиной. Моё первое, быстрое впечатление: Гузель Яхина – писатель огромной изобразительной силы (это, видимо, то, что Л. Улицкая называет кинематографичным стилем) и большого таланта. Редкие книги с такой силой захватывают. Тут сразу все: тема геноцида зажиточного крестьянства (я не хочу использовать дурацкое слово «кулак» из советского новояза), трагическая история, национальный колорит и очень яркая, эмоциональная, впечатляющая манера письма..."

  • 17.09.2021 20:37:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №11)" ("Поэзия")

    "Я помню, как друг друга мы касались, как пел нам в дикой роще соловей... А этот день, когда мы расписались, – его никак не помню, хоть убей. В той жизни нашей было столько счастья, в ней было столько неба и земли, что записи, бумаги и печати к ней ничего добавить не могли..."

  • 16.09.2021 20:01:00

    Виктор Филимонов. "Мальчик с узкими плечами"... (о сюжете и герое лирики Владимира Спектора) ("Критика. Эссе")

    "Наверное, я не самый подходящий рецензент для поэта Владимира Спектора. Слишком субъективен в оценках, слишком пристрастен и слишком, в итоге, эмоционален. И тому есть ряд причин. Во-первых, я, как и Володя (надеюсь, он простит мне эту фамильярность), старый луганчанин. Точнее и вернее, ворошиловградец. В город моя семья вернулась из эвакуации года за два до рождения Владимира Спектора. И вплоть до своей зрелости я мог бы, как и он..."

  • 15.09.2021 15:36:00

    Светлана Замлелова. "Все проходит..." (рецензия на сборник произведений "Откуда-то издалека" Владимира Спектора)

    Может показаться, что написание мемуаров – дело нехитрое: знай себе рассказывай, что за чем происходило. Но это ложное, неверное представление. Написать мемуары так, чтобы читатель не заскучал, расположить события своего прошлого в такой последовательности, чтобы, во-первых, была ясна хронология, а во-вторых, занимающая значительную часть любой человеческой жизни обыденность не задавила бы своей массой всё повествование. То есть от мемуариста требуется умелая расстановка событий, их чередование без нарушения связи и порядка, сохранение занимательности. А книга «Откуда-то издалека…», помимо всего прочего, читается легко и с увлечением.

  • 14.09.2021 14:33:00

    Владимир Пахомов. "Гора (хроника одного восхождения)" ("Проза")

    "За 2 дня и 8 часов до трагедии. Мы стоим перед Горой во время короткой передышки перед первым промежуточным лагерем. Надсадное, тяжёлоё дыхание людей, который час на лыжах преодолевающих крутой подъем смешивается со свистом низовой метели, почти сразу зализывающей следы..."

  • 13.09.2021 13:46:00

    Валерий Румянцев. "Большое искусство" (рассказ)" ("Проза")

    "...Выходящий из дверей бельэтажа и хромающий на одну ногу Зая согласился, что тоже впервые в жизни прочувствовал искусство тем местом, на котором люди традиционно предпочитают сидеть. Я вам уже говорила, что рутина настигла меня даже в тот вечер? Так вот, эта настойчивая дамочка допекла меня по полной. Первой мыслью, когда я ..."

  • 12.09.2021 12:54:00

    Валерий Румянцев. "Сухари" (рассказ) ("Проза")

    "...Черкашин быстро добежал до ложбинки, снял шинель, кинул её на землю, лёг сам и, расстегнув четыре пуговицы на гимнастёрке, превратился в охотника, который хочет убить голод. «Что я делаю? - вдруг мелькнуло у него в голове. - Ведь если узнают… Но ведь там же голодные ребята. Эх, была не была!» Когда полуторка поравнялась с Василием и начала притормаживать..."

  • 11.09.2021 12:29:00

    Валерий Румянцев. "Пуховый платок" (рассказ)" ("Проза")

    "Когда за окном медленно проплывало здание вокзала, он, почувствовал лёгкое волнение. Захарову опять повезло: состав прибыл на первый путь, можно будет выйти на привокзальную площадь, посмотреть по сторонам и увидеть близкие сердцу улицы и дома. Конечно, никого из знакомых уже не встретишь, а, если и встретишь, то ни ты их не узнаешь, ни они тебя. Он вышел из вагона..."

  • 20.07.2021 13:08:27

    Леонид Подольский. "Замечательная книга: М.Зыгарь «Империя должна умереть» ("Критика. Эссе")

    "Перечитал книгу М.Зыгаря «Империя должна умереть». Прочел несколько лет назад: книга настолько интересная, содержательная и умная, что для лучшего усвоения решил прочитать повторно, как-никак это 900 страниц, посвященных узловому и судьбоносному моменту российской истории. Эта книга – о событиях, о людях (подзаголовок книги «История русских революций в лицах. 1900-1917), о закономерностях и о неотвратимом ходе истории. М.Зыгарь очень убедительно показывает, что падение абсолютной монархии в России было неизбежно, что отказ от эволюционных преобразований неизбежно вел к революции и что российское общество, его самые широкие слои, были готовы к смене исторического тренда..."

Спонсоры и партнеры