Новости, события

Новости 

Стихотворения. Подборка №2


                    

              ФРЕСКА

Рыцарь девушке белые руки
Целовал на белой стене,
Уверяя ее, что разлука
Пролетит, как в бессмысленном сне.
А она говорила, что вечно
Будет ждать его тихих шагов,
И что будет у каждого встречного
Спрашивать про него.
"Я вернусь на скалистое озеро
И еще из дорожной пыли
Закидаю душистыми розами
Незабвенные плечи твои!"
"Я же буду годами стоять у стены,
И не верить в недобрую весть,
И считать я не буду ушедшие дни,
Потому что их будет не счесть."

Продолжает влюбленный ей клятвы давать,
На челе его - вера и грусть.
И все время она говорит: "Буду ждать",
И ни разу не скажет: "Дождусь".



***

Я надену кольцо с черным ониксом,
И в карман положу валидол.
Персонаж из ковбойского комикса
Мне заменит и печку и стол.
Я не плачу от ветра холодного,
Едкий лук мне не щиплет глаза.
Я живу безусловно свободная,
Раз свободой Господь наказал.
Бесшабашная, ветром носимая,
Я гуляю до края земли.
И невидимо непоправимое
Опаляет ресницы мои.



***


Я так теперь боюсь ночей,
Я мерзну по ночам.
Моих опущенных плечей
Не греть твоим плечам.
Вокруг моих капризных губ
Кладет иголки лед,
Я даже думать не могу,
Сиянья мертвую дугу
Мне вечный ветер вьет.
И заморожена земля
До абсолютного нуля.




***

Когда уюта и детей
Кому-либо не светит,
Когда отсутствие вестей -
Прекраснейшие вести,
И пахнет тертый кардамон
Настоем валерьяны,
Несоблюдаем мной Закон
И нелечимы раны,
И к милосердию Творца
Прибегнуть нету мочи,
И зависть в плоскости лица
Глядит колючками венца
В мои слепые очи

 



ПЕСЕНКА ШАЛТАЯ-БОЛТАЯ  

Все королевские конники,
Вся королевская рать!
Сбросив меня с подоконника,
Будете локти кусать.

Когда, поставленный на попа,
Чтоб посмеялась знать,
Хоть и хрупка твоя скорлупа -
Пытаешься устоять,

И ратники издеваются,
Прихлебывая токай,
Кричат: "Ау, абстракция,
Ку-ку, Шалтай-Болтай!",

Одно лишь тешит гордость шута,
Оплеванного толпой -
Когда усатый капитан
Уронит меня с перепоя,

Наверх - и легче станет пульс,
И шире - метры крыл.
Даже если просто разобьюсь -
Спасибо, кто уронил.

 



***


Он поет мне о ласковом солнце над пляжем,
О морской убеленной волне,
И в глазах его чайки лукавые пляшут,
Блики пляшут на дне.

(А потом я уйду по обветренным скалам
Конопатить свой старый закут,
Улыбаться воронам усталым
Средь бузин и цикут.)

Я сегодня практически в центре вселенной,
Он поет про туманный закат,
Про смолу на весле, про шелка на коленах,
На запястье гранат.
И одет он, конечно, в стальную кольчугу,
И шелом на тяжелом ремне,
И дыхание сна, и дыхание Юга,
Непривычное мне.
Мне б собраться когда-то в развалинах башен
Поискать, из-под хлама извлечь -
Он, наверное, думает, рыцарям страшен
Мой заржавленный меч…

Нет, все проще: по праздникам здесь не бывает
Из заморских краев менестрель.
И в руке у меня колотушка мелькает,
Паклю двигая в щель,
Я - наскальный рисунок, я - черная лодка
Вдалеке от его пути,
Где, конечно, поет он, поет он про что-то
Снежной деве с крестом на груди.

 



***


Пусть мое нелестно мненье
О твоих занятьях - но
Я имею настроенье
Пригласить тебя в кино.
Контролера каждый заяц
Опровергнуть норовит.
Мы пройдем, чуть-чуть качаясь,
Между бежевых калит.

Мы пройдем, немного хмурясь,
Между бежевых ворот.
Пусть тебя минует буря,
А меня - наоборот.



ОХОТНИЧЬЯ ПЕСЕНКА  

Все бы жить да поживать
Нежными, красивыми,
Подсознание вскрывать
Вечными мотивами.
В суете да маете
Выбирать не нам
Наши горести -
На отвесной ли плите,
На иной ли широте
Сердце треснет пополам
От высокой скорости.

Все бы пыль пускать в глаза
Новыми сапожками,
Все б земную твердь терзать
Крючьями да кошками,
Не гадать за поворот,
Любоваться кленами,
Только ветер гарью бьет
Губы опаленные.
В медных трубах и в огне
Выбирать не нам
Наши горести -
В океанской глубине
Иль в обвязке на стене
Сердце треснет пополам
От высокой скорости.

 


СЕСТРЕ КАТЕ

Не врубаясь в правила жизни полярных медведей,
В ожиданьи наличия светлых станций,
Мы в подземном поезде едем
По тоннелю из черного сланца.

Мы разламываем замерзшую земную твердь,
Мы, веря, выходим на аск,
И нас убивает полярный медведь
В своем понимании ласк.

Ах, оставьте, не будем, не будем!
Рельсы завиваются в вензель Е.К.,
На серебряном матовом блюде
Проплывающий через века. 

 


***


1.
Поломав свои сильные крылья,
Растеряв свои белые перья,
В разноцветную рухнула пыль я
Человеческого недоверья.
Налетела с разгона на дверь я
Бронированного бессилья,
И сожгла свои белые перья,
И забыла про сильные крылья.


2.
Закидали гнилыми плодами
Клоунессу в случайном цирке,
И полотнища балагана
Как и сердце, в грязи и дырках.
За полотнищем балагана,
За истершимся гобеленом
Я танцую босыми ногами
По ножам, потолку и стенам.


3.
Не спасенной щитами фантазий,
Расколовшей гадальное блюдце,
Ослепленной весеннею грязью,
Забывающей улыбнуться,
Не увидеть свет никогда мне,
Но я помню, что дни лукавы,
И не будет здесь камня на камне -
Будут только высокие травы.

 


ПЕСЕНКА ДЛЯ ДУШИ  

Не боли, моя душа, не боли,
Не ищи его, взгляд, не ищи.
Возвращаются не все корабли,
Попадаются не все лещи.
Для чего тебе маскарад?
Может, он жесток - ну так что ж!
Ты ведь из другого ребра -
Не тревожь его, не тревожь.
Мне бы лето и жужжанье шмелей,
Одуванчиковый венок.
Горьким соком его стеблей
На уста наложить замок.
Так и жить в тишине, в глуши,
Привораживать не спеша:
“Не пиши стихов, не дыши,
Не боли, не существуй, душа...” 




ПАСТЕРНАК

не жевал урюк, не считал сорок
был счастливый:
каждый день вымучивал пару строк
под корявой сливой

потому и нобеля получил
старый доктор!
а что был красивейшим из мужчин -
это в придачу оптом




***

Неустрашимый, как старый леший,
И одноглазый, как Билли Бонс,
Посередине части проезжей
Стоит и брешет свободный пес.

Он нас морочит,
Милые дамы,
Поскольку данный
Возник вопрос:
Чего он лает?
Кого пугает?
Чего он хочет,
Свободный пес?

Огромный город вокруг бряцает,
Над гаражами несется тлен,
Сполохи лая до туч взлетают
И вызывают конкордов крен.
И крутят, вертят Господень шарик -
Весь в самолетных седых следах.

Но для того ль в выхлопах гари
Стоит и брешет он, господа?

А мы все лаем, а мы все лаем,
Почти не воем мы от тоски,
Мы этим лаем тоску скрываем,
Уничтожаем практически.

 

 


СОЗВЕЗДИЕ РАКА  

Мне философствовать пристало,
Я вам про раков расскажу.
Вот, ангел светлого металла,
Сестренка ходит по ножу -

Вот, ангел серебристых нитей
Спешит взойти на острие,
Позволить небу отразиться
в глазах безоблачных ее…

Другие раки много ближе:
Их отделяют зеркала
От неуверенной Ириши,
Они бормочут “Alles Klar”,
Они текут по рельсам в Вену
И проверяют цвет реки -

Короче, необыкновенно
От идеала далеки.

Для них, таких, непостижимо,
Что к ракам те отнесены,
Кто, игнорируя прижимы,
Идет по центру быстрины,

Идет по центру коридора,
В глаза не пропуская взгляд,
И игнорирует приколы,
созвездия и мой наряд…

Но мне витийствовать пристало,
Я высоко себя сужу.
Включи мне, Ася, Jetro Tull’а -
Я им, где раки, покажу!!

 


***

Буду ходить по воде -
Это как пить дать.
Буду в любой беде
Слабых сопровождать.
Верить, что мой путь -
Искоренять грех.
Буду когда-нибудь
Я понимать всех...

 

 

 

 

Другие произведения автора

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 01.12.2021 15:59:09

    Анфиса Федина. "Стихотворения (публикация №1)" ("Поэзия молодых")

    "Располагает осень к грусти, И дождь гулять меня не пустит, И сторожит промокший кустик речное устье..."

  • 18.11.2021 16:40:42

    Леонид Подольский. Пьеса "Четырехугольник" ("Драматургия")

    "...В общежитии спрятать было негде, все под негласным контролем. Уж что под контролем, знал, и все знали, самые глупые и те догадывались… Оттого сам – на мелкие кусочки. Черновики… все. Долго помнил наизусть… И потом много раз руки просились к перу. Серебряный век, революция, эмиграция, Париж – все не так, как в учебниках. Дон Аминадо, граф Толстой, Бунин, Цветаева с ее роковой судьбой, Мережковские… И по эту сторону: Ахматова, Гумилев, Мандельштам, Пастернак, Блок… Так и не написал ни строчки. Все в себе. Ждал. О колхозах писал, о коллективизации. А чего ждал? А какие..."

  • 13.11.2021 19:20:00

    Людмила Саницкая. ""Роман Леонида Подольского "Инвестком" (рецензия)" ("Критика. Эссе")

    "Пятый роман Леонида Подольского продолжает социально ориентированную. яркую, объёмную прозу писателя, создающего художественный портрет общества в период кризиса всех его ценностей. Аналогия между образом главного героя и личностью автора вполне закономерно возникает с первых страниц книги: лишь тот, кто прошёл через безжалостные жернова дикого российского капитализма, может так точно, детально и беспощадно по отношению и к герою, и к себе, рассказать о муках и мерзостях системы всевластия денег..."

  • 12.11.2021 17:58:00

    Владимир Пахомов. "Крест на высоком берегу" ("Проза")

    "О восстании староверов на севере Прморья 1932 года написано много, и Читатель легко может найти эти мвтериалы. Настоятельно рекомендую Вам книгу А.М.Паничева “Бикин. Тайга и Люди”. Я же попробовал в художественной форме донести до Вас свидетельства очевидцев, а также мои воспоминания о пребывании в местах, до сих пор хранивших следы тех трагических событий... "

  • 11.11.2021 22:01:00

    Павел Максимов. "Стихотворения (публикация №1)" ("Поэзия")

    "В стране с холодными сырыми городами И запустение, и тлен. Выносят мёртвых из угрюмых зданий, И к лучшему не видно перемен. Дождь моросит, печаль и тучи. О солнце знать немногим здесь дано,- Какой- то остров невезучий, Да понедельники одно..."

  • 10.11.2021 19:23:00

    Владимир Спектор. "Из всех искусств важнейшее- умение делать деньги" (рецензия на роман Леонида Подольского "Инвестком") ("Критика. Эссе")

    Леонид Подольский написал очень честную и грустную книгу. Её можно назвать энциклопедией риэлтора, а можно – энциклопедией нынешней жизни, где всё продается и покупается, где нет друзей, а только партнёры, клиенты и конкуренты, которых можно (и даже нужно) обмануть и подставить, где каждый – только сам за себя. В этом объёмном и подробном повествовании (что может считаться как достоинством, так и недостатком) приоткрыта дверь в мир дикого бизнеса середины 90-х и начала 2000-х годов, вернее, той его части, которая занималась риэлтерством, расселением огромного количества «коммуналок» в центре столицы, получая на этом невероятно большую прибыль. Это было время между ушедшим в небытие социализмом и так и не освоившимся капитализмом, главный эпитет к которому остался с тех лет неизменным – нецивилизованный.

  • 08.11.2021 4:36:00

    Юлия Сафронова, Стихотворения (публикация №1) ("Поэзия")

    в летнем моём гардеробе худи sportif сникерсы сеткой розовый шоппер и карта тройка только дожди как излюбленный аперитив дожди и только перед уже обозначенным зноем вишневым внутри каждого дня: там июньские поместились лето кино и книги часа на три перед рассветом с которым я породнилась

Спонсоры и партнеры