Новости, события

Новости 

Стихотворения (публикация №1)


                     

* * *

 

 

Не дай мне Бог когда-нибудь проблем,

 

Что без Тебя решить я не сумел бы.

 

Всю жизнь свою довольствовался тем,

 

Что кое-как, но всё же преуспел я.

 

Меня ругал дотошный клерикал,

 

Что не на те вершины я взбирался.

 

А я не спорил, но и не молчал,

 

Не возражал, но и не соглашался.

 

Я сына вырастил, домишко сколотил,

 

Вот только деревце пока не посадил я.

 

Стихи писал и «роллингов» любил,

 

И, думаю, жена меня любила.

 

Нас всех накроют гробовой доской,

 

Когда уже совсем оставят силы…

 

Но не дружил я с чёрною тоской,

 

Хоть мне и не всегда в делах фартило.

 

Меня добросит лёгкий ветерок

 

До облаков над серой шапкой смога.

 

На память вам оставлю я листок

 

От деревца, что вырастить не смог я…

 

 

 

 

ТОЛЬКО ЖИВИ

 

 

Только живи.

 

Я согласен на всё, что захочешь.

 

Не уходи

 

В самый страшный неведомый путь.

 

Стоит шагнуть

 

За порог наступающей ночи –

 

И ничего,

 

Ничего-ничего не вернуть…

 

Только живи…

 

Как любил я тебя неумело!..

 

Не уноси

 

Слов, что следовало бы сказать.

 

Всё бы отдал я,

 

Но что могу нынче я сделать?!

 

Как повернуть

 

Стрелки этих часов мне назад?..

 

Тесно тут –

 

Я башкой небосвод протыкаю,

 

Злясь на себя

 

И свой рот разодрав до крови…

 

Словно молитву,

 

В стотысячный раз повторяю:

 

Только живи,

 

Не бросай меня, только живи…

 

 

 

* * *

 

 

Если вакуум в голове

 

И словечки почти не рифмуются,

 

В лес ступай и присядь на траве,

 

Пусть тобой муравьи полюбуются.

 

Шмель солидно тебе прожужжит,

 

Дескать, братец, имей терпенье,

 

Посмотри, как росинка дрожит,

 

Выполняя своё назначение.

 

Даже бабочкино болеро

 

Чей-то глаз ненароком порадует…

 

Видишь, птички небесной перо,

 

Словно рифма в строку, сверху падает…

 

Как логично и просто тут

 

И наполнено вдохновением!..

 

Ну а рифмы, а рифмы придут –

 

Лишь бы толк был от их сочинения…

 

 

 

 

ПУШИНКА

 

 

Эта нежность – почти что жалость.

 

Рядом с нею я грубый гунн.

 

Это всё, что мне в жизни осталось,

 

Хоть я внешне и крепок, и юн.

 

Как пушинку, держу на ладони

 

Я твой взгляд и кивок головы…

 

Ночь накрыла крылом вороньим

 

Мир… И вдруг мы с тобой – на вы!

 

Всё погибло. И наша нежность

 

Виноватой луной ушла…

 

Гунн во мне пробуждается прежний,

 

И улыбка темна и зла.

 

Вырываю из сердца жалость.

 

Снова мир мой убог и уныл…

 

Лишь пушинка в ладони осталась,

 

А зачем – я уже забыл…

 

 

 

* * *

 

 

На каком-то дальнем перегоне

 

Поезд остановится во мгле,

 

И в окно вонзится луч бессонный

 

Отпечатком мутным на стекле.

 

Тишина навалится такая,

 

Что прокатит дрожью по окну.

 

Пронесётся встречный, окликая

 

Этот свет и эту тишину…

 

И, легонько звякнув буферами,

 

Сохраняя сон тревожный мой,

 

Вновь помчится поезд меж мирами,

 

Между светом и кромешной тьмой…

 

 

 

***

 

 

Мне всегда не хватает времени,

 

Ставлю – и не решаю задачи.

 

То на рельсы улягусь Карениной,

 

То отплясываю кукарачу,

 

То стихи сочиняю глупые,

 

 

 

То читаю книжки заумные,

 

То скрываюсь под хрупкой скорлупкою,

 

А про будущее не думаю.

 

Только плакать уже разучился я,

 

Видно, сердце черствеет со временем.

 

Меньше женщин, в которых влюбился бы, –

 

Знать, зашкаливает самомнение…

 

Неудобно на рельсах и холодно,

 

И от танца одышка жёсткая.

 

Видно, нужно мне было смолоду

 

Делать то, что сейчас навёрстываю.

 

Никогда не закончу дурачиться.

 

Ну, а явится смерть нежеланная,

 

Предложу станцевать кукарачу я,

 

Чтобы знала: пока ещё рано ей…

 

ПОЛУ…

 

Полудвиженье, полувзгляд

 

И трепет в ожиданье встречи…

 

Подрагивает циферблат,

 

Качают огоньками свечи.

 

Ознобом сладким пробежит

 

Неясное полупрозренье.

 

А огонёк слегка дрожит,

 

Отодвигая в сумрак тени.

 

Я жду тебя, и липкий страх

 

Сочится в тёмное оконце.

 

Мне без тебя в моих мирах

 

Почти не светит полусолнце…

 

 

 

* * *

 

 

В балканской забытой церквушке,

 

Разбитой последней войной,

 

Я пение тихое слушал,

 

Струящееся надо мной.

 

 

 

Откуда оно раздаётся,

 

Блуждая в потухших огнях?

 

Лишь лучик испуганный солнца

 

Дрожит на старинных камнях.

 

Суровые лики на фресках

 

Печально глядят с высоты

 

И словно жестоко и веско

 

Твердят: «Что здесь делаешь ты?

 

Неужто ты звуки расслышал

 

Небесных таинственных сфер?

 

Ты жив, ты не с нами, ты… дышишь…

 

А может быть, ты Агасфер?!

 

Грехи искупая живущих,

 

Явился просить у камней

 

Прощения?.. Больше не слушай!

 

Нет смысла в молитве твоей…»

 

Спускаюсь по узкой тропинке.

 

Грохочет в ушах тишина.

 

И отзвуки пения в спину

 

Подталкивают меня…

 

 

 

МАНДЕЛЬШТАМ

 

 

В какие-то неведомые даты,

 

Которых никогда никто не ждёт,

 

Спускаются небесные солдаты,

 

Чтоб предъявить за прожитое счёт.

 

Они сюда приходят неслучайно,

 

И цель их непонятна, но проста –

 

Приоткрывают некоторым тайны

 

И открывают избранным уста.

 

И мы идём исправно вслед за ними

 

Туда, откуда нам возврата нет,

 

И неподъёмным грузом наши спины

 

Сгибает тяжесть чьих-то мук и бед.

 

 

 

Мы так страшимся новых озарений,

 

Что были к нам занесены извне.

 

Лишь жаль немного, что нежданный гений

 

Всегда сгорает в собственном огне…

 

 

 

* * *

 

 

Бездомный воробышек,

 

Гений бесстрашный,

 

Кружащийся в небе в годину ненастий,

 

Щебечущий строки,

 

Метающий пращи,

 

Едва ли рассчитывающий на счастье…

 

Бесстрашный воробышек,

 

Гений бездомный,

 

Всегда одинокий в людской круговерти.

 

На горних вершинах

 

Приют твой укромный.

 

Твой короток век, но бессрочно бессмертье…

 

С лихвою заплатишь,

 

Не требуя сдачи,

 

За скудную крошку и кислое пиво.

 

Твоё поражение

 

Вспыхнет удачей,

 

Воробышек радостный, гений счастливый…

 

 

 

* * *

 

 

Я распят этим небом на этих холмах,

 

Погружённый в библейские будни.

 

Время стиснуто в точку. И снова в глазах

 

Всё, что было и что ещё будет.

 

Каменистой тропинкой стекает беда,

 

И мутнеют недобрые дали.

 

Но уже не вернуться мне никогда

 

Из томительной этой печали.

 

 

 

Из каких-то кристальных заоблачных сфер

 

Раскалёнными ветрами веет.

 

Дремлет в тени уставший легионер,

 

Распинавший с утра иудеев…

 

Если б смог, я бы горло ему перегрыз

 

В искупленье библейского срама.

 

Но пока голубок лишь присел на карниз

 

Так и не возведённого храма…

 

 

 

* * *

 

 

Ожиданье вечное, как камень,

 

И восторг, замешанный на зле…

 

Облака хватаю я руками,

 

А они в щебёнке и золе.

 

В мареве полуночных кошмаров

 

Нет ни лиц, ни тел, ни ног, ни рук.

 

Только этот звук скрипуче-старый –

 

Этот тонкий ненавистный звук…

 

Улетаю. В темень улетаю.

 

Вместе с этим миром – в никуда.

 

Дерево надежды засыхает,

 

И на нём ни одного плода…

 

 

 

ОДИССЕЙ

 

 

1.

 

Возвращаюсь домой

 

В свою старую добрую крепость,

 

Где жена меня ждёт

 

И любимые дети…

 

Мой корабль летит по волнам,

 

И гляжу ненасытно я вдаль,

 

Жду, когда же покажется берег…

 

Ах, как долго блуждал я по свету,

 

Столько видел и столько я пережил!

 

Но и дня бы не протянул,

 

Позабыв хоть на миг, о родимой Итаке…

 

 

 

2.

 

Вот и берег.

 

Знакомые старые камни

 

И дорожка, бегущая к морю,

 

И гряда кипарисов, растущих поодаль.

 

Всё знакомо мне здесь.

 

Всё родное…

 

 

3.

 

- Сколько лет ты блуждал?

 

Сколько тысячелетий? –

 

Шепчет ветер, запутавшись в парусах. –

 

Ты решил, что твой подвиг

 

Прославит тебя –

 

Будет нужен кому-то сегодня?!

 

Хоть героем Эллады

 

Тебя повсеместно считают,

 

Но пойми: ты уже опоздал!

 

Опоздал на столетья,

 

А может, всего на мгновенье…

 

Возвращайся назад

 

В свои подвиги и легенды.

 

Там сегодня твой дом,

 

Там – твоё…

 

 

4.

 

Пенелопа?

 

Какая ещё Пенелопа?!

 

Если дом твой в руинах,

 

А память –

 

А память, как дым от погасшего очага…

 

 

5.

 

Возвращаюсь назад

 

В свои подвиги,

 

В своё время…

 

Здесь сегодня другие живут

 

И совсем на другом языке

 

С ветром шепчутся или с морем…

 

Но уверен я почему-то,

 

Что им снятся заветные старые сны

 

О бескрайних просторах, о далях.

 

И они обязательно уплывут,

 

Вдохновлённые сказками

 

Про меня,

 

Старика Одиссея…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 18.11.2021 16:40:42

    Леонид Подольский. Пьеса "Четырехугольник" ("Драматургия")

    "...В общежитии спрятать было негде, все под негласным контролем. Уж что под контролем, знал, и все знали, самые глупые и те догадывались… Оттого сам – на мелкие кусочки. Черновики… все. Долго помнил наизусть… И потом много раз руки просились к перу. Серебряный век, революция, эмиграция, Париж – все не так, как в учебниках. Дон Аминадо, граф Толстой, Бунин, Цветаева с ее роковой судьбой, Мережковские… И по эту сторону: Ахматова, Гумилев, Мандельштам, Пастернак, Блок… Так и не написал ни строчки. Все в себе. Ждал. О колхозах писал, о коллективизации. А чего ждал? А какие..."

  • 13.11.2021 19:20:00

    Людмила Саницкая. ""Роман Леонида Подольского "Инвестком" (рецензия)" ("Критика. Эссе")

    "Пятый роман Леонида Подольского продолжает социально ориентированную. яркую, объёмную прозу писателя, создающего художественный портрет общества в период кризиса всех его ценностей. Аналогия между образом главного героя и личностью автора вполне закономерно возникает с первых страниц книги: лишь тот, кто прошёл через безжалостные жернова дикого российского капитализма, может так точно, детально и беспощадно по отношению и к герою, и к себе, рассказать о муках и мерзостях системы всевластия денег..."

  • 12.11.2021 17:58:00

    Владимир Пахомов. "Крест на высоком берегу" ("Проза")

    "О восстании староверов на севере Прморья 1932 года написано много, и Читатель легко может найти эти мвтериалы. Настоятельно рекомендую Вам книгу А.М.Паничева “Бикин. Тайга и Люди”. Я же попробовал в художественной форме донести до Вас свидетельства очевидцев, а также мои воспоминания о пребывании в местах, до сих пор хранивших следы тех трагических событий... "

  • 11.11.2021 22:01:00

    Павел Максимов. "Стихотворения (публикация №1)" ("Поэзия")

    "В стране с холодными сырыми городами И запустение, и тлен. Выносят мёртвых из угрюмых зданий, И к лучшему не видно перемен. Дождь моросит, печаль и тучи. О солнце знать немногим здесь дано,- Какой- то остров невезучий, Да понедельники одно..."

  • 10.11.2021 19:23:00

    Владимир Спектор. "Из всех искусств важнейшее- умение делать деньги" (рецензия на роман Леонида Подольского "Инвестком") ("Критика. Эссе")

    Леонид Подольский написал очень честную и грустную книгу. Её можно назвать энциклопедией риэлтора, а можно – энциклопедией нынешней жизни, где всё продается и покупается, где нет друзей, а только партнёры, клиенты и конкуренты, которых можно (и даже нужно) обмануть и подставить, где каждый – только сам за себя. В этом объёмном и подробном повествовании (что может считаться как достоинством, так и недостатком) приоткрыта дверь в мир дикого бизнеса середины 90-х и начала 2000-х годов, вернее, той его части, которая занималась риэлтерством, расселением огромного количества «коммуналок» в центре столицы, получая на этом невероятно большую прибыль. Это было время между ушедшим в небытие социализмом и так и не освоившимся капитализмом, главный эпитет к которому остался с тех лет неизменным – нецивилизованный.

  • 08.11.2021 4:36:00

    Юлия Сафронова, Стихотворения (публикация №1) ("Поэзия")

    в летнем моём гардеробе худи sportif сникерсы сеткой розовый шоппер и карта тройка только дожди как излюбленный аперитив дожди и только перед уже обозначенным зноем вишневым внутри каждого дня: там июньские поместились лето кино и книги часа на три перед рассветом с которым я породнилась

  • 04.11.2021 4:34:00

    Владислав Кураш Женское сердце ("Проза")

    Света одержимо хотела выйти замуж, потому что ей было уже тридцать лет, и она боялась одиночества. Она чувствовала, как уходит время, оставляя ей всё меньше и меньше шансов. Она часто думала об этом, и ей становилось страшно от одной только мысли, что она никогда не выйдет замуж. Её огромное любящее сердце было ранено и болело неизлечимой беспросветной тоской....

Спонсоры и партнеры