Новости, события

Новости 

Ольга Грозная




Ольга ГРОЗНАЯ (Ольга Леонидовна Воронкина) родилась и выросла в городе Грозном. Училась на факультете романо-германской филологии Чечено-Ингушского госуниверситета им. Л. Н. Толстого. В 1982 году окончила университет и работала там же преподавателем на кафедре французского языка. В 1996 году, после печально известных событий в республике, она вынуждена была искать пристанище на Кавминводах – в городе Пятигорске. Именно этот крутой поворот в судьбе побудил её к интенсивному поэтическому творчеству, хотя стихи писала и задолго до войны. Ольга Грозная – автор, чей псевдоним был рождён не для громкого имени, но обусловлен грозными вехами в судьбе – ныне живёт и работает в Москве и Пятигорске. Она известна читателям по сборникам стихов: « Город, мной не опознанный» (2001), «Кардиомеланж» (2003), «Синдром Феникса» (2004), «Арсенал мнений» (2005), «Либертины» (2008) и «Пурпур и маренго» (2009). Мир поэзии Ольги Грозной далёк от певучей благостности. Всё, чем живёт она, - в её стихах: Россия, любовь, изгнание, скитания, искусство и судьба. Без подмен, без равнодушия, лжи и елея.

  

 

 

Произведения автора:

  

                        

ОТЕЧЕСТВО НАМ – ГРОЗНЫЙ

 

                                       Нет третьей кружки,

                                       няня, Пушкин?

 

Куда уехать от себя? О, боги!

Россия велика, да что мы ей…

Остаток жизни обивать пороги?

Придумывать из недругов друзей?

 

О чём скорблю? На это есть причина:

В душе ведь не осталось ничего.

Изгои мы. Нам целый мир – чужбина,

Отечество нам – Грозный. Нет его…

    

  1997.

 

 

 

ГРОЗНЫЙ – ГРОЗА

 

В Грозном – гроза,

Сунжа* ликует.

Слёзы в глазах:

Город пустует.

                         Пыль умерла

                         Вместе с домами.

                         Смерть не ушла,

                         Ждёт за углами…

Дождь не поёт,

А барабанит,

В город зовёт,

Но не заманит.

                          Души в ответ

                          Не откликались:

                          Грозного – нет,

                          Грозы – остались…

 

      03.06.2000.

 

*Сунжа – река, протекающая в городе

 

 

 

СЕМЬ БЕД – ОДИН ОТВЕТ

 

Мы питались особым воздухом,

Часовыми стояли у Чести

И боролись без сна и роздыха

С непростыми законами мести.

 

Мстили нам за чужие ошибки

И достоинство тупо душили.

Все приёмы - бездарны, негибки,

Вместо страха – до злости смешили.

 

Гнали в шею нас, будто отродье,

С той земли, где случилось родиться.

Неприязнь – как река в половодье –

Разве ей помешаешь разлиться?

 

Но стихия не знает пощады

И понятия «нация» - тоже…

Захлебнулись и люди, и гады, -

За свободу платили дороже.

 

На несчастье не могут сложиться

Чьё-то счастье, удача, свобода,

Нужно было когда-то учиться

На ошибках другого народа…

 

Выселяли невинных чеченцев?

И они выселяли невинных…

Да, в истории этих коленцев –

Будто песен, печальных и длинных.

 

Поделили всю землю на метры:

Всем – по два, как обычно, досталось…

И гуляют безумные ветры,

Там, где дружба родиться пыталась. 

 

    30.09.2000.

 

 

 

НЕ ПО- ЛЮДСКИ

 

Я думаю сейчас о чём попало,

Чтоб не нестись на запоздалых ветрах

Туда, где было главное – начало, -

Всего в трёхстах каких-то километрах,

Где родились понятия, привычки

И песня в исполнении Кобзона*…

Теперь туда не ходят электрички –

Бермудский треугольник эта зона.

Там пропадают люди, деньги, жизни,

И сразу исчезает вера в разум,

Там даже вера превратилась в бизнес,

Но жаль, не всем понятно это сразу.

Как разорённый дом – пустынный город…

Кровь запеклась и стала нефтью чёрной.

И даже факел излучает холод,

Бросая тень на город непокорный.

Там вскрыли вены с огненным бензином,

Горит земля и стонет под ногами.

Там клин зачем-то выбивали клином,

И все друг другу сделались врагами.

Не по-людски всё это, ясно видно.

Но неужели зло добра сильнее?

Ах, как за город мой родной обидно!

И с каждым днём становится больнее…

 

   20.12.2000.

 

*песня  «О Грозном»

 

 

 

А БЫЛ ЛИ ДОМ?

 

Кинотеатр «Космос», мост, мой дом.

Я голоса соседей ясно слышу.

Но вдруг всё исчезает, как фантом.

И я в сомнениях: а был ли дом?

Красивый, под надёжной крышей.

 

Опять хожу по улицам во сне,

Брожу, как тень, прохожих не встречая.

И так тоскливо, так обидно мне,

Что не к кому зайти на чашку чая…

 

Ослеп и искалечен светофор.

Здесь иномарки спорили: кто первый?

Нет перекрёстков – и закончен спор,

А первый тот, кого подводят нервы.

 

Глаза закрою – слышу шум воды,

Но не найду знакомого фонтана.

И птицы не поют на все лады,

Нет хулиганов из Урус-Мартана…

 

Кинотеатр «Космос», мост, мой дом.

Картины прошлого опять тревожат.

Придёт ли настоящее потом?

И вновь в глазах назойливый фантом,

Который новой жизнью стать не может…

 

  24.06.2000.

 

 

 

В ЦЕЙТНОТЕ

 

Я становлюсь оседлой, немобильной,

Уже не тянет в тёплые края.

И поливаю зря слезой обильно

Сухой цветок, увы, небытия.

Уже почти что затянулись раны,

И шрамы на погоду не болят,

Но, Грозный, он, конечно же, не Канны:

Воспоминанья духа не бодрят…

Мою довольно сильную натуру

Ломали неудачи и война.

Искала я сама ту пулю дуру

И думала, что в выборе вольна.

Не буду делать вид, что я – фигура,

Судьба расставит шахматы сама:

Кому-то достаётся синекура,

Кому-то – лишь с прорехою сума.

И чтоб в игре не умереть от скуки,

Прошу судьбу я только об одном:

Пускай исчезнут в будущем все муки

И в настоящем – горьком, неродном… 

  

30.09.2000.

 

 

 

ЗОВ

 

Гремучая помесь казачьих кровей,

Как Терек, свободных и буйных.

Упрямства во мне – выше чёрных бровей,

Характер – степей ветродуйных.

 

Мне хочется кроткой и ласковой быть –

Какие-то силы мешают.

Ведь предки себя не позволят забыть –

Строптивость с трудом укрощают.

 

Что с вольницей стало? Казачество где?

Иль Терек утёк к басурманам?

Эх, страсти мои! Не удержишь в узде!

Известно о том атаманам…

 

Вот, жаль, не умею скакать на коне!

Не так уж далече до Дона.

Зовусь я не Жанной, но кажется мне,

Смогла бы собрать под знамёна! 

     

 27.08.2000.

 

 

 

 

«ДЕВОЧКА НА ШАРЕ»

 

Как «Девочка на шаре»… Неуютно.

А шар – Земной – кружится без смущений.

Опять тревогу чувствую я смутно

И рвусь на свет из мрачных помещений.

 

Дрожит в глазах подвижная слезинка,

Вот-вот сорвётся вниз хрустальной каплей.

Кольнула сердце маленькая льдинка.

Стоять мне долго неподвижной цаплей.

 

Что это? Колдовство иль наважденье?

И почему вокруг – сплошная слякоть?

Мне жаль, что отсырели убежденья,

Кора земная превратилась в мякоть.

 

И шар Земной – как будто, сдутый шарик –

Аморфный, неживой и бесполезный.

Надежды луч – мой маленький фонарик –

Откроет сердце, как засов железный.     

 

  11.12.2000.

 

 

 

САПЁРНАЯ ЛОПАТКА

 

Если я умру – ну, всё бывает –

Хоронить меня не торопитесь.

Так тоскливо ветер завывает…

О душе смятенной, помолитесь!

Тот, кто обижал меня напрасно,

Пусть благословен вовеки будет,

Пусть его дорога станет ясной,

Пусть живёт и прошлое забудет!

Те же, с кем дружили мы когда-то,

Соберитесь вместе, помяните!

Смерть – не знаменательная дата…

Только жизнь, прошу вас, не кляните!

Жизнь сложна и не бывает гладкой,

Я её принять любой старалась.

И при мне – сапёрная лопатка:

Если очень трудно – окопалась!

А не жить, вы думаете, сладко?

Я в грехах, конечно же, покаюсь!

Бросьте мне сапёрную лопатку!

Не топчите землю! Откопаюсь…   

 

 30.05.01.

 

 

 

ЭМАНСИПАЦИЯ

 

За независимость борюсь

И строю баррикады.

Но, если я её добьюсь,

То будут все не рады.

Не рада буду даже я

Тому, что победила.

Свобода личная моя

Мне только навредила:

Я одиночеством больна,

Болезнь – неизлечима.

В поступках я теперь вольна

И значима, хоть мнимо.

Но, недомыслие кляня,

Вдруг ясно понимаю,

Что нет свободы у меня,

Я лишь в неё играю.

Её ведь и в природе нет,

А в обществе – подавно!

И независимости бред,

Как грипп, прошёл недавно… 

 

 10.06.2000.

 

 

 

СОМНЕНИЯ

 

Чувства рифмуются в глупые фразы,

Кто-то любуется, словно на стразы,

Кто-то злорадствует, кто-то хохочет,

Кто-то вообще понимать их не хочет.

 

Много течений – как в море глубоком –

В сердце большом, но, увы, одиноком:

Что-то не нравится, что-то тревожит,

Что-то в покое оставить не может…

 

Тесно в груди, беспокоит изнанка,

Господи, ну не сестра же я Данко?!

Вырвали сердце моё без согласья,

Разве за этим на свет родилась я?   

 

02.09.2000.

 

 

 

ПОЩАДЫ!

 

Я люблю хризантемы.

Вы мне дарите розы.

У любви нет системы,

                       Нет лимита на слёзы.

Не составить прогноза,

Не найти в ней резона,

Словно в пятку заноза –

                       Ахиллесова зона…

Выбор есть, безусловно!

Вот – Харибда, вон – Сцилла…

Убивает бескровно

                       Нас любовь, как бацилла.

Мне нужна для победы

Геркулесова сила.

Навалились все беды,

                       Я пощады просила.

Хризантемы положат

На обломки от сердца…

Срок отпущенный прожит,

                       Как мгновение-терция.  

 

11.07.01.

 

 

 

ПАРА НОЯ – ПАРАНОЙЯ

 

Что такое пара Ноя?

Это просто – мы с тобою!

Как на этот плот попали?

Кто-то знал, но мы не знали.

Всякой твари здесь по паре –

Не готовы к страшной каре –

Выплывают и не тонут,

О своих несчастьях стонут.

Плот – как остров в океане.

Буря эта – не в стакане:

Смерть плескалась за кормою,

Но – не пара мы с тобою…

Мы погибнем, нет спасения

И надежд на воскресение.

Слишком поздно…для обмана.

Как болит на сердце рана!

Пара Ноя – паранойя!

Мы не выдержали боя.

Море слёз и -  наводнение,

Только мифы о спасении…

 

  25.11.2000.

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 27.09.2021 13:34:00

    Леонид Подольский. "Уроки российской истории: Михаил Зыгарь. "Все свободны (история о том, как в 1996 году в России закончились выборы)" ("Критика. Эссе")

    "М.Зыгарь добросовестно и очень подробно исследовал и описал не только президентские выборы 1996 года, но и общую картину времени и расстановку сил; между тем, это были не рядовые выборы, как это будет позже, а очередной судьбоносный момент в истории новой (новой-старой) России. Чего стоит один подзаголовок: «история о том, как в 1996 году в России закончились выборы». Что называется, не в бровь, а в глаз. Потому что все, что будет происходить позже, это..."

  • 18.09.2021 13:15:00

    Леонид Подольский. "Зулейха открывает глаза: запоздалые заметки" ((рецензия на роман "Зулейха открывает глаза" Гузели Яхиной) ("Критика. Эссе")

    "Я человек вольный: не пишу по заказу, не получаю за это деньги, читаю, что и когда хочу, не быстро и не очень много (основное время уходит на литературное творчество) – давно собирался, но только с опозданием на 6 лет прочел роман Гузели Яхиной. Моё первое, быстрое впечатление: Гузель Яхина – писатель огромной изобразительной силы (это, видимо, то, что Л. Улицкая называет кинематографичным стилем) и большого таланта. Редкие книги с такой силой захватывают. Тут сразу все: тема геноцида зажиточного крестьянства (я не хочу использовать дурацкое слово «кулак» из советского новояза), трагическая история, национальный колорит и очень яркая, эмоциональная, впечатляющая манера письма..."

  • 17.09.2021 20:37:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №11)" ("Поэзия")

    "Я помню, как друг друга мы касались, как пел нам в дикой роще соловей... А этот день, когда мы расписались, – его никак не помню, хоть убей. В той жизни нашей было столько счастья, в ней было столько неба и земли, что записи, бумаги и печати к ней ничего добавить не могли..."

  • 16.09.2021 20:01:00

    Виктор Филимонов. "Мальчик с узкими плечами"... (о сюжете и герое лирики Владимира Спектора) ("Критика. Эссе")

    "Наверное, я не самый подходящий рецензент для поэта Владимира Спектора. Слишком субъективен в оценках, слишком пристрастен и слишком, в итоге, эмоционален. И тому есть ряд причин. Во-первых, я, как и Володя (надеюсь, он простит мне эту фамильярность), старый луганчанин. Точнее и вернее, ворошиловградец. В город моя семья вернулась из эвакуации года за два до рождения Владимира Спектора. И вплоть до своей зрелости я мог бы, как и он..."

  • 15.09.2021 15:36:00

    Светлана Замлелова. "Все проходит..." (рецензия на сборник произведений "Откуда-то издалека" Владимира Спектора)

    Может показаться, что написание мемуаров – дело нехитрое: знай себе рассказывай, что за чем происходило. Но это ложное, неверное представление. Написать мемуары так, чтобы читатель не заскучал, расположить события своего прошлого в такой последовательности, чтобы, во-первых, была ясна хронология, а во-вторых, занимающая значительную часть любой человеческой жизни обыденность не задавила бы своей массой всё повествование. То есть от мемуариста требуется умелая расстановка событий, их чередование без нарушения связи и порядка, сохранение занимательности. А книга «Откуда-то издалека…», помимо всего прочего, читается легко и с увлечением.

  • 14.09.2021 14:33:00

    Владимир Пахомов. "Гора (хроника одного восхождения)" ("Проза")

    "За 2 дня и 8 часов до трагедии. Мы стоим перед Горой во время короткой передышки перед первым промежуточным лагерем. Надсадное, тяжёлоё дыхание людей, который час на лыжах преодолевающих крутой подъем смешивается со свистом низовой метели, почти сразу зализывающей следы..."

Спонсоры и партнеры