Новости, события

Анонсы новостей 

Колонка главного редактора

Спонсоры и партнеры

Стихотворения (Публикация №3)


          

 
Взаимодействие

Движение не терпит постоянства...
М. Дудин
Линии - это движение точек.
Плоскости – это движение линий.
В физике точность не терпит отсрочек.
Точечность действий присутствует в химии.

Взаимодействуем. Уровни разные.
Плоскость движения – тело объёмное.
Любим. Страдаем. Хороним и празднуем,
И любопытство растим неуёмное.

Следствия действий в крестовых соцветиях
Прячет, терзая дефектом сознание,
Наша ладонь. Красота - в междометиях,
А не в глагольных формациях знания.

Движутся точки. Рождается линия.
Плоскость вливается в тело объёмное.
В матрице вечности сущность актинии
И к симбиозу любовь неуёмная

Линии с точкой. Материй с возвышенным.
Знаний с неведеньем. Жаждущих с праздными.
И не увиденного с не услышанным.
Взаимодействуем. Уровни разные.

 

  * * *

Творенье

Мы находим в жизни лишь то,
Что сами в неё вкладываем.
Р. Эмерсон
Бесстрастное владение собой
Размытою стекает акварелью
С мольберта, где трепещущей рукой
Я жизнь пишу. Скитанья менестрели

Сплетаются в невиданные па
Рифмованных желаний непритворных
— Подножье пресловутого столпа,
Что гений окрестил нерукотворным.

Ложится мною выстраданный штрих
На холст, никем не тронутый доселе.
Стучит в висках рождающийся стих
И к звёздам мчит на жизни карусели.

Я жизнь пишу. Пусть техника не та,
И пусть несовершенны очертанья.
Сплетаются в невиданные па
Восторга мёд и горечь расставанья.

Сменяется портретами портрет,
И кисть дрожит в руке непроизвольно —
Прошло. Забыто. Не было и нет.
Но было же, и, помнится, так больно.

И вновь переливаются стихи
Из чувства в невесомости пространство,
А на листе незримые штрихи
Классическую форму постоянства

Хотят создать. Порочна белизна
Под смытой за ненадобностью тенью
Далёких дней. Восторга новизна
Придумывает новые сплетенья.

За кадром кадр мелькает, как в кино,
Невежливо сменяя предыдущий,
А я сквозь жизни мутное стекло
Высматриваю штрих недостающий.

 

 

* * *

Мулен Руж
Красота создаётся из восторга и боли...
К. Бальмонт
Скрываются в тени задумчивые храмы,
Хранит Пале Рояль секреты Валуа,
Готическую стать красавца Notre Dame,
И блеск минувших лет роскошного Блуа.

Чарующий Париж – проспекты и бульвары –
Ларец богатств несметных – la beaute Immortel 
В прелюдиях дождя - мотивы песен старых,
А в шорохе листвы   -” Le Due Angoulemel ...”

Здесь камень стен хранит восторг воспоминаний,
И шепчут фонари, лучами оживив
Ночлег слепых аллей – обители признаний.
Любовью жил Париж. Париж любовью жив.

...Шампанского волна окутает желаньем,
И розовый рассвет извергнет высота
Над пристанью сердец – обителью признаний
Пьянящий Мулен Руж – порок и красота.

Свободная любовь. Богемные пристрастья.
Оплаченная страсть и ревности порыв.
Воспетый Мулен Руж – храм призрачного счастья -
Блестящий водевиль. Воздержанности срыв.

Экзотика ночей, восторги развлеченья
На холст Тулуз-Лотрек ложились без стыда.
Пристрастий  новизна и модные теченья.
Азартный Мулен Руж. И радость, и беда.

Безудержный поток искрящихся улыбок
В объятьях держит суть, поправ желаньем страх.
Манящий Мулен Руж – пристанище ошибок,
Пороков кутерьма и слёзы на глазах.

Мир страждущих сердец. Пустые обещанья.
Миг праздника души. Проснувшийся вулкан.
Восторженная боль. Нелепые признанья
Обманный Мулен Руж. Любви хмельной канкан.

Чарующий Париж – проспекты и бульвары –
У пристани любви забытых богом душ,
Где в тайниках сердец – мотивы песен старых,
А в таинствах мечты -  бессмертный Мулен Руж.

***
Душа нараспашку
Поэт, тебе ли покарать пороки мира вековые?
Один - ты   осуждён страдать, тебя осмеивать – другие!
 А. Блок
В поэте забавно угадывать грешника,
Душа — нараспашку, судьбу исковеркали
Невзгоды, что льются слезами подснежника
На лист белоснежный — судьбы его зеркало.

Я чувствую мир сквозь замочную скважину,
Скитаясь в раздумье по кладбищу времени,
И внемлю великим, безликим и ряженым,
Комичности дня и полночному бремени.

Сгребаю признаний цветы с недоверием,
С почтеньем склоняется мнимый ценитель.
Стою перед наглухо запертой дверью
В нирвану любви, как в чужую обитель.

Я в ночь запрокину уставшую голову,
И сны одолеют янтарные, лунные.
А в них   я — безликая и бесполая —
Играю на арфе судьбы многострунной.

И слушают те, кто вчера ненавидели,
И те, что понять ни за что не хотели
Меня поначалу... И те, кто обидели,
И те, кто об этом потом пожалели.

Молчат... Что в поэте угадывать грешника:
Душа — нараспашку, мечту исковеркали
Невзгоды, что льются слезами подснежника
На лист белоснежный — судьбы моей зеркало.


***

Воспевшему цветы зла
Памяти Шарля Бодлера
В эту жестокую книгу я вложил
всю мою нежность и ненависть...

Ш. Бодлер
Прилаживать гремучую строку
К изяществу лирического стана;
Потоком разноцветного фонтана,
Гнездиться на подпиленном суку,

Вплавляя желчь в рассеянный поток
Цветочных грёз, воспевших зла отраву.
Изысканный повеса худощавый
В агонии печали и тревог

Извечным недовольством сокрушал
Парижский быт изысканно и просто.
Поэт-палач изящного погоста,
Что копья извращённости вонзал

В чувствительные души. Злой пророк,
Измученный, угрюмо - нелюдимый,
Свой век без поэтического грима
Писал, как безотрадный эпилог

Причуд воображенья. Бледный страж,
Любитель Мериме, Шатобриана.
Хоть был тебе дендизм не по карману,
Ты сон сменил на дьявольский мираж

И всё вдыхал зловещий аромат
Цветов из Сент - Жерменского предместья -
Букет несостоявшейся невесте
Слагая, чтоб уйти, как старший брат,

Беспомощным. Гармонии каприз
Как плач души. Распластанное тело
Цветами зла безудержно болело,
Кляня пороков дьявольский эскиз.


***

Жёлтая мелодия
Я услышала твой голос, я пришла...
Э. Шюре
Мягко рассыпалась ливнями звёздными
Гроздь золотая немых одиночеств -
Жёлтая музыка снами мимозными
Льётся разлукой из книги пророчеств.

Солнцами, лунами, чайными розами
Ждёт расставанье рассвета доверия;
Пряным дождём, листопадами, грёзами
Веет оно сквозь закрытые двери.

Манят - колдуют огни желтоглазые,
Дарят из жёлтых камней ожерелье.
Мысли дурманят елейными фразами.
Льётся шампанским янтарное зелье

В душу мою. Канареечным пением
Плачет роса по несбывшейся встрече.
Ветром доносится с верхних ступеней
Голос шафрановый. Плавятся свечи.

Голос любви сквозь пролёт ожидания.
Встретились всё же в укор непогоде.
В небо мимозу созвездьем желания
Я выпускаю под звуки мелодии.

***

Придуманный покой

Человеку приходится выбирать между истиной и покоем.
Р. Эмерсон
Метелью, не владеющей собой,
С рождения не ведающей меры,
Я заметаю будничный покой,
Под белизной сокрыв исподнее - серый

Покров моей обители земной -
Бесценный отпрыск пыли межпланетной,
Где строки я сплетаю под луной
В венок страстей и боли. Неприметны

Порой и метр, и ритм рождённых строф,
В которых сердце раненое бьется
Под ношею рифмованных оков.
Ему на волю вырваться неймётся

И зацвести, как вольная полынь,
Подставив солнцу дикие соцветья,
И всю, как есть, испить живую синь
Озёр небесных, где свободы сети

Расставлены насмешницей – судьбой
С подкрашенным иронией сарказмом.
Пейзаж судьбы придуман был не мной,
Но я в него врываюсь зимним спазмом

Метели, не владеющей собой,
С рождения не ведающей меры,
Что заметёт придуманный покой,
Сокрыв обитель будничной химеры.


***
Творческая диалектика бытия
Кто жил, в ничто не обратится.
И. Гёте
В движеньи творческом гротеска бытия
Залогом в клетке снов моих жар птица,
Как музыка застывшая томится
Несыгранных мелодий жизни. Я 

В рожденьи вижу узкую тропу
В тернистых дебрях к вечному рассвету,
И звёзд первоначальную строфу,
Что млечный путь фантазией поэта
 
Создаст однажды в шумной скачке дней –
Избыток скорби будет улыбаться
Вселенной мириадами огней,
И звёзды одиночеств будут жаться

В волнении душевном к царству мглы,
И, вечностью поправ предел раздумья
Бессмертием на кончике иглы,
Пленят восторг художника безумья.


***
Паперть правосудия
С несправедливой родиной поступают
как с мачехой: храни молчание...
Пифагор
Величие, изысканность и стиль,
Экспрессия, духовность. Напряжённый
Огнём судьбы схватившийся фитиль
Задул случайный ветер. Искажённый

На паперть правосудия роман
О свергнутом безвременно владыке
Был брошен. Пеной огненной вулкан
Воскрес и растворился в детском крике.

Двуглавый талисман – гордец орёл,
Сценичный драматизм и жажда веры,
И призрачным намёком ореол
Романовской тревожной атмосферы.

На углях раскрасневшийся недуг
Багряным шлейфом тащит эпопея.
Тревожный год. Смятенье и испуг.
Смешались заклинатели и змеи,

Величие, изысканность и стиль,
Экспрессия, духовность. Напряжённый
Огнём судьбы схватившийся фитиль
Задул случайный ветер. Обнажённой

Оставив боль рыдающих берёз,
Изяществом и бледностью пленивших
Меня, роняя сок алмазных слёз,
И от бессилья руки опустивших.


***
Исповедь Статуи Свободы
Откровенность — вовсе не доверчивость, а
Только дурная привычка размышлять вслух.
В. Ключевский
По плечам струятся складки меди,
По щекам — ноябрьская слякоть,
Я для вас — блистательная леди.
Мне ль дождями слёз осенних плакать?

Больше сотни лет рассвет встречаю
В лоне Богом избранного места,
В колыбели снов своих качая
Вас вдовой и вечною невестой.

Корни иммигрантские вплетаю
Я в свою французскую породу.
По отцу — Бертольди, величают:
“Миру свет несущая Свобода”.

Мне бы скинуть медные одежды,
Погрузиться в жизни атмосферу,
В мир, где ищут гений и невежда
Счастья самоцвет в судьбы пещерах,

В мир, где полюсами породнились
Жизни феерические соты,
Звуки и цвета соединились
В лейтмотив, что строят люди-ноты. 

Тем, кто был рождён в иной октаве,
Спесь пришлось немного поубавить.
Греясь в жалких отголосках славы,
Под откос тщеславие отправить;

Откромсать былые убежденья
И на свет младенцем народиться;
Впитывая ветра дуновенье,
В клетке снов растить свою жар-птицу,

Чтоб на волю выпустить однажды
Бирюзой небесной насладиться,
Тем, кому пришлось родиться дважды
С птичьего полёта счастье снится.

Мне его заманчивые звуки
Грезятся, но вечное молчанье,
Боль и обессилевшие руки —
Плата за бессмертное признанье.

Льнут ко мне и ангелы, и черти,
Ждут моей поддержки — отдохнуть бы,
Но видать придётся мне до смерти
Выпрямлять петляющие судьбы.

По плечам струятся складки меди,
Подчеркнув величие осанки,
Быть для Вас блистательною леди —
Боль и счастье бывшей иммигрантки.

***

 

  

Издательство «Золотое Руно»

Новое

Анонсы новостей 

  • 16.06.2021 12:55:00

    Леонид Подольский. "Чубайс мне друг, но истина дороже!" (о концепции российской истории)"

    "Игорь Борисович Чубайс – российский философ и автор оригинальной (и противоречивой!) концепции российской истории, «изобретатель» особого предмета «россиеведение», хотя, видит бог, никак не пойму, чем «россиеведение» отличается от обычного курса российской истории. Почему именно концепция И. Чубайса меня заинтересовала? В определенном роде она показательна, как проявление исторического волюнтаризма в силу своей внутренней противоречивости. Плюс к тому некоторое время назад я посещал клуб «Россия» и, при самом благожелательном отношении к И. Чубайсу, никогда не мог с ним согласиться. Вот в очень кратком виде концепция российской истории И. Чубайса..."

  • 15.06.2021 19:23:00

    Инвер Шауджен. "Стихотворения (публикация №2)" ("Поэзия")

    "Что такое счастье? Маленькая радость, Брызги солнца рыжего, под твоим окном. Ласковое слово, дарящее благость, Что такое счастье? Это мы вдвоём…"

  • 09.06.2021 16:50:00

    Сергей Шилкин. "Стихотворения (публикация №3)" ("Поэзия")

    "Я с бессонницей простился – Эскулапы подлечили. Мне чудесный сон приснился, Будто я проснулся в Чили. Белосахарные Анды С блеском западной рекламы. Грациозно, словно гранды, По тропе гарцуют ламы..."

  • 08.06.2021 18:27:00

    Светлана Скорик. "Не хочется спешить" (рецензия на сборник стихотворений "Не хочется спешить" Владимира Спектора) ("Критика. Эссе")

    "Новый сборник прекрасного поэта и вдумчивого публициста Владимира Спектора «Не хочется спешить» – это не просто подборка последних стихотворений автора, и не только они. Это большая, объёмная книга. Открывают такие чаще с целью полистать и выловить что-нибудь по душе... но с этой – так не получится. Она цепляет. И вот ты читаешь, ловишься во все её ловушки, вот уже и проза началась, а отложить в сторону не хочешь. Не хочется спешить. Хочется без спешки, внимательно читать и ощущать жизнь во всех её проявлениях. Яркую. Радостную. Страшную. Поющую. В книге найдется много чего на любой возраст и на любую жизненную ситуацию, и ограничение лишь одно – она не подойдёт безразличным людям. Тем, кому ни до своей страны, ни до поэзии, ни до чувств других людей вообще дела нет, кого беспокоят лишь его личные интересы. Этот сборник – душевная перекличка, соучастие, сопереживание, сравнение мыслей, поступков, жизненных путей, твоих и автора..."

  • 06.06.2021 14:54:00

    Владимир Спектор. "Перемен требуют наши сердца" или не требуют?" (рецензия на повесть "Поэт" Землеловой Светланы)" ("Критика. Эссе")

    "Желание революции, перемен, конституции, чего-то вкусного… В общем, «перемен требуют наши сердца»…Как знакомо это. Так было в начале и конце 20-го века, повторяется в нынешнем. Но перемены и революции приносят вместе с немыслимыми страданиями, войнами, мученическими смертями тысяч и тысяч людей желания новых перемен. Всё повторяется, и ничему не учит история, а, тем более, литература. Именно об этом Светлана Замлелова написала очень интересную повесть, опубликованную в журнале «Наш Современник». Интересную, поучительную и актуальную, несмотря на то что события в ней происходят почти сто лет назад. И тогда, и сейчас - немало недовольных состоянием дел в обществе, уровнем благополучия и свободы, властью и её политикой… А какой она должна быть, власть и политика? Кто знает… Герои повести – собирательные образы поэта и его супруги, которая в большей степени управительница быта, чем муза бытия. До революции они мечтали о её приходе, плохо представляя, чем это обернется. А после революции и войны, совершенно не приняв и не поняв, что, всё же, произошло, мечтают, чтобы всё вернулось, и было, как раньше..."

  • 06.06.2021 0:05:06

    Анастасия Шахова. Стихотворения (публикация №1) ("Поэзия")

    И было в начале слово. И я его перевёл. Так появились небо, солнце, поляны,накрытый стол, Холод морского ветра и жар огня. Так появились люди, верящие в меня.