Новости, события

Новости 

Переводы с непальского и болгарского языков (стихотворения)


                  

   

 

         ДОЖДЬ ПОЭЗИИ

                         (Перевод с непали на стихи

                                          Лакшнан Неупане)

          

Когда с небес прозрачный дождь струится

В раскатах грома слышится мотив,

Сквозь молний блеск поэзия родится

В волшебный мир завесу приоткрыв!

 

Из облаков воздушных вдохновения

Потоком хлынут дивные слова,

И жжёт огнём рождённое творение

И рушит лицемерия кружева.

 

А то в минуты страстных откровений

В иной нас окунёт --  Амурный мир,

И неземного чувства провиденье

Заполнит окружающий эфир.

 

Стихи напевом взбудоражив сердце                         

Заманят мысль в чарующий простор,                   

Где гром оваций завершает скерцо*,           

Там будит слух живительный мажор*.

 

И ветер перемен к тебе ворвётся,

Волной накроет, светом озарит,

Поэзия с реальностью сольётся

В людском сознанье чудо сотворит.          

 

Порою лихорадит стих от горя,

Порою, он смеётся от души,                         

Порой в нём злата кладезь – истин море,

Порой лишь рифмы ломкие гроши.

 

На скалах прозы чудными стихами  

Поэт - садовник сад свой создаёт,                

Мир красоты поэзии плодами

От пагубной реальности спасёт!

 

*Скерцо – (ит.scherzo – буквально шутка) небольшое музыкальное произведение в быстром темпе.

*Мажор – (лат.major – большой) в музыке жизнерадостное, бодрое звучание.

 

 

МОНОЛОГ СКУЛЬПТОРА  

                             ( Перевод с болгарского на стихи

                                                         Станки Боневой)

Ваяю время. Создаю светила.

Но где же жизнь, чем светятся глаза?

В них темень одиночества застыла

Бездонны словно космос образа.

Ведь знаю точно, есть душа у глины,

У дерева и бронзы тоже есть

Стряхну с ладоней пыльные седины --

Бессилья миг и нетерпенья смесь.

И ветер страха прогоню из сердца,

Разрушу неприступный камня лес,

Чтобы во взгляде заиграло скерцо

И взор запел гармонией чудес.

Вложу в тебя моё ваяние -- душу,

Ты подожди, смогу тебе помочь.

Бескрайние просторы в ноги брошу,                

Вдвоём с тобой всё сможем превозмочь!  

 

Ты подожди, мне скоро станет легче,            

Сойдёт с души студеная зима…

  


ПРОВОДИ МЕНЯ ЗА ГОРИЗОНТ

                                      (Перевод с болгарского на стихи                                    

                                                              Милены Белчевой)   

Самый короткий – наш жизненный путь,

Мудрость чужая без отчества.

Есть ли в молчанье какая-то суть,

Ждёт ли лекарств одиночество?

Я спотыкаюсь о собственный след,

Сморщило душу от опыта

За горизонтом найду ли ответ

Может напрасные хлопоты?

Господом тело дано напрокат,

В пульсе часы пребывания.

Где остановятся? Где мой закат?

Где оскудеют желания?

Память, что помнит услады порок

След на губах сохранила,

Рушатся грёзы, как зыбкий песок,

Тает свеча, что светила.

В прошлом осталась лишь горстка золы

Счастья, что нас согревало                                       

Но оглянись, Эдельвейс у скалы

Дарит нам жизни начало.

  


НЕЛЬЗЯ ПРОДАВАТЬ СОВЕСТЬ

                                    (Перевод с непали на стихи

                                      Вишну Бахадур Сингха)

Один вопрос мне не даёт покоя

В смятении находится душа.

Что стоит совесть, я скажу, не скрою –

Бывает, что не стоит и гроша!

И как достойный падает с вершины,

А недостойный вдруг взлетает ввысь.

Я перемен открою вам причины,

А виновата здесь болезнь -- корысть.

Как обстоятельства порой и случай

Для совести дают сигналы, СТОЙ!

И приготовься сам себя замучить,

Коль продал совесть, продал и покой!

Теперь сражённый вирусной болезнью

Ты очевидно просто пустоцвет,

Не будет важный пост тебе ступенью,

Перед народом понесёшь ответ.

 

Но если призван ты народным зовом,

То прежде чем согласье править дашь,

Клянись себе и людям честным словом,

Что совесть для наживы не продашь.

И знай, не смеешь ради сытной жизни

Сидеть с врагами за одним столом.

Ты клятву дал стране, своей отчизне,

Не быть народной крови палачом!!!

  


НЕПАЛ  В  ШАЛАШАХ    

                               (Перевод с непали на стихи

                                 Вишну Бахадур Сингха)

И содрогнулись даже боги!

Немой издал ужасный крик,

Камней несметные потоки

Накрыли жизненный родник!

Спускался оползень змеёю,

И воды хлынули в поля.

Сравнялся горизонт с землею

Для всей округи смерть суля.

От Гималаев до Терайя*

Каскадом камни, как вода,

Летели, на пути сметая

Деревни, рощи, города.

В руинах целые селенья

Погребены  средь бела дня.

Земля, как будто в опьянение,

Вот дьявольская западня!

И твердь пугалась и дрожала,

Смятению не было границ.

Святая башня  Дхарахара,*

Как мать к погибшим пала ниц!

Дома сменились шалашами

Надежда только на богов,           

Вожди кормили лишь словами,

Не закрывая лживых ртов.

Горели по стране кострища

Сжигая бренные тела,

Тут середняк, богатый, нищий

Рука судьбы здесь всех свела.

 

Так веры факел гаснет тихо…

Страна, где БУДДА возмужал,

Стряхни с себя напасти лихо

И из руин восстань НЕПАЛ!!!

_____________________________

Терайя – равнинная полоса (610 м ниже уровня моря, с длиной 885 км) вдоль                 

                 Южной границы Непала.

Дхарахара – смотровая башня, построенная в 1832 году в центральной части

                      Катманду – столицы Непала, разрушенная землетрясением

                       25 апреля 2015 года.

  


   ЛИХОРАДКА  ЛЮБВИ 

                                (Перевод с непали на стихи

                                 Вишну Бахадур Сингха)   

Застыл я как фонарь дорожный,

Сражённый дивной красотой,               

Она предстала розой нежной,

Потерян был души покой!

Глаза к глазам тянулись взглядом,

Дрожали губы-лепестки.

Мы были вроде с нею рядом,

Но оказалось – далеки.

А голоса стремясь, друг к другу

Взметнувшись ввысь куда-то в ночь,  

И взбудоражив всю округу

За горизонт упали прочь.    

А там внезапно вспыхнув, буря

Утихла, растерявши жар.

С ночною тьмой светило споря

Катило лучезарный шар.

К нему тянувшись, обжигались

И опадали лепестки

Стремившись к солнцу ошибались,

Как может быть когда-то ты.

Я не ушёл, я ждал ответа,

Ты шаг не делала назад,

А это верная примета,

Что между нами нет преград!         

Друг к другу устремились руки

В объятье пламенном сплелись,

А страстной лихорадки муки

В тела послушные влились!      

                                                                      

С тех пор кипит, клокочет кровь!         

Быть может, это есть любовь?                 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 02.09.2019 20:20:16

    Дмитрий Гаранин. "Из Прошлой Жизни" ("Поэзия")

    *** Помню в 80 годы в Москве Стоял я на кухне С книжкой марксизма-ленинизма в руках Только что захлопнутой в негодовании – То была не очень толстая книжка Наверное, первоисточник ...

  • 25.08.2019 3:55:12

    Владимир Узланер, "Мост в реальность и обратно" ("Поэзия")

    ... Мост в Риальто, мост в Риальто - Мост в реальность и обратно. Остов лодки, взгляд глубокий ( Позаимствован у бога?)...

  • 08.08.2019 2:38:24

    Вита Штивельман, "Дом Рембрандта" ("Поэзия")

    Кирпичный дом на Йоденбреестраат. Здесь жил художник; и дрова, сгорая в камине, освещали времена. Ученики к нему валили валом, и Саскию влюблённо целовал он, а иногда не делал ни хрена.

  • 16.07.2019 17:16:21

    Леонид Подольский. "Фифочка" ("Проза")

    Заглянув после долгого перерыва в «Фейсбук», Владимир Левин обнаружил на своей странице коротенькое письмецо, скорее даже записку от Леночки Фельдман. Он с волнением перечел её несколько раз, несмотря на то, что читать было практически нечего, никакой информации о Леночке записка не содержала: «Здравствуйте, Владимир Ильич! Случайно узнала, что вам исполнилось шестьдесят пять лет! Поздравляю! Летом собираюсь в Москву. Очень хочу увидеться. Лена Фельдман

  • 03.07.2019 17:48:00

    Леонид Подольский. "Четырехугольник" ("Проза")

    "Юрий Матвеевич Новиков, главный редактор московского литературного журнала, много лет не читал стихи: устал, надоело, давно разочаровался в поэзии, а от того все передоверил безотказной, вечной Эльмире Антоновне, старой деве, у которой ничего за душой, кроме стихов и доброго сердца не было. В прошлой жизни она поклонялась Пастернаку, ездила к нему в Переделкино, чтобы увидеть издалека, тайно обожала Самойлова, безответно любила Коржавина и помогала по хозяйству безбытной Ахматовой. Вообще в ее натуре было обожать и влюбляться, но по величайшему секрету, так что можно было только догадываться..."

  • 02.07.2019 0:05:00

    Владимир Спектор. "Мне нужна такая жизнь! Другая не нужна! (о романе Евгения Гришковца "Театр отчаяния. Отчаянный театр") ("Критика. Эссе")

    Какой классный мужик! Честный, порядочный, справедливый… Это главная мысль, которая появилась у меня после прочтения мемуарного романа Евгения Гришковца «Театр отчаяния. Отчаянный театр». Причём, относится она и к герою романа, и к его автору, что, в общем-то, одно и то же, ибо автор пишет о себе. Мне действительно очень симпатичен этот человек, предельно искренне рассказывающий о себе, о своей жизни, начиная со школьных лет, о мучительных поисках самого себя и своего места в этом зачастую недобром и лживом, но всё равно прекрасном мире. Книга не о воспитании, но, тем не менее, и об этом тоже. Потому что хоть немного, но говорится, где и как, в результате чего появились и развились эти хорошие человеческие качества. Конечно, в семье. И отчасти благодаря чтению хороших книг.

  • 26.06.2019 19:30:54

    Владимир Спектор. "Несовместимость в зеркале истории, семьи и системы" (рецензия на книгу (роман) писателя Леонида Подольского).

    "Семейная сага, исторический роман, энциклопедическое повествование – все эти определения подходят к характеристике книги Леонида Подольского «Идентичность», притом, что написана она интересно и увлекательно. И, самое главное, очень откровенно и искренно, так что эти ноты исповедальности добавляют доверия к автору, создавая в процессе чтения некий эффект присутствия в пространстве романа. А начинается книга с детских ощущений героя, когда окружающий мир (по крайней мере, его дворовое пространство), казалось бы, традиционно поделен на «наших — не наших», но постепенно выясняется, что и среди «наших» есть чужие, которых зовут «юреями». И вот мальчик, от чьего лица ведется рассказ, с ужасом замечает, что тоже входит в число этих изгоев. И с этого момента в нем идет не прекращающийся процесс осознания себя, своей истории и принадлежности к ней..."

Спонсоры и партнеры