Новости, события

Новости 

Владимир Пустовитовский




Владимир ПУСТОВИТОВСКИЙ. С поэзией Владимира Пустовитовского я знаком с начала её публикаций в литературном альманахе "Муза". В его случае сразу видно: это поэт. Со своей судьбой. Своим видением и сложившейся стилистикой. У него поэтическое мышление и, читая его стихи, я тут же проникаю в его густо заселённый мир, - образный, метафоричный. Ты словно живёшь вместе с ним в его "стране сиреневых дождей", где "кареглазая наяда слагает песни на песке". Строчки словно летят в вышине, по неведомому пространству. Так на стыке реального с 

нереальным порождает поэт свой путь, чтобы, отталкиваясь от реальных представлений, погружаться всякий раз в нереальное. Но чем глубже вникаешь в мир его поэзии, тем более очевидно, что это - органичное, глубинно проникшее, составляющее его суть. Поэт хорошо слышит строку. Он музыкален. Он как художник чует краски и различает их даже в полутьме. В сочетании со всем этим колорит романтики, сказочности творит под его пером подлинную поэзию. Стихи читаются легко, с удовольствием. Отдельно взятые - о природе - по форме и строению близки к миру песен, они просятся на музыку. Тон и окрас его поэзии различен. Поэт сознательно ограничил себя неким тесным пространством, но всё зависит от степени дарования. А оно у Пустовитовского есть. В рамках любой тематики, полусказочной, отвлечённой - тем более, можно создавать шедевры. Помнится, о Есенине писали, что он сжат рамками своей образованности - недостаточной, провинциальной. Не говоря уже о том, что вряд ли это так, в тематическом кругу его творчества использованы бескрайние возможности.

Валерий Лебединский,

главный редактор альманаха "Муза".

  

 

 

Произведения автора:

  

                    

 

ЛЮБОВЬ КАК ПУЛЯ В ГОЛОВЕ


                            Не верьте, никогда не верьте

                             Дороге, женщине и смерти.


 

                            1

 

Под разбитные ветра всхлипы

Я до рассвета буду поднят.

В саду стоят три белых липы

Как ангелы из преисподней.

 

Дорога звёздная провисла

Над фонарём, над крышей дома.

Желанье приближает числа

Безумные как аксиома.

 

А в доме копошатся мыши,

И у кровати в чёрном дама

Устало свесив локоть, пишет

Слова для окончанья драмы.

 

 

 

                       2

 

За мной спешит усталый месяц,

Подпрыгивая на ухабах.

Я еду. Черти в сердце месят

Тоску библейского масштаба.

 

Корявый тополь машет веткой,

Созвездия огнями дразнят.  

Как бунтаря в железной клетке

Везу я душу к месту казни.

 

Прозрачным тонким покрывалом

Запеленала даль дорогу.

И вглубь меня глядят устало

Глаза, повёрнутые к Богу.

 

 

 

 

                  3

 

Зверей игрушечных царица,

Я мягкою игрушкой стал.

У ночи, спрятанной в ресницах,

Возьму для слёз материал.

 

Ворочаясь комочком плюша

Душа желает новых встреч,

Ей радостно сидеть и слушать

Любви несвязанную речь.

 

Моя бездонная дремучесть

Живёт в отчаянье моём,

И входит прошлое как участь,

И мглою наполняет дом.

 

 

 

 

                  4

 

Осенним сном, как златом скряга,

Ни с кем делиться не хочу.

И обжигает щёки влага

И дышит утро на свечу.

 

Печаль, цепляясь за ресницы,

В глазах на тёмном дне лежит,

Как тишина в пустых гробницах

Под толщею могильных плит.

 

Любовь изнанкою наружу

Вращает скорби маховик…  

Я ночью грешный мир разрушил,

А утром вновь его воздвиг.

 

 

 

 

                       5


                        Демидовой Надежде

 

Слетает с головы платок

На стёртый лак церковной плитки.

Девчонки острый локоток

Как тайна спрятанная в свитке.

 

В глазах открыта синева,

Пространство тонет в чистой сини,

И закольцованы слова

На языке чужой латыни.

 

Душа болит на старый лад,

Грусть нарастает слой за слоем,

И свечек тонкий аромат

Ещё висит над аналоем.

 

  


                       6

 

За окном луна сегодня

С граммофонною пластинку.

Ночь моя! Святая сводня!

Как зовут в углу блондинку?

 

Разбавляем виски водкой,

Разбавляем водку ромом.

Из кафешки словно в лодке

Поплывём, качаясь, к дому.

 

Я не лучше и не хуже

Всех, кто здесь с блондинкой были…

Над дорогой в грязных лужах

Расправляет осень крылья.

 

 

 

 

  

                    7


                    Пустовитовской Ольге

 

Люди врали. Врали карты.

Никому теперь не верю.

Отчего ж в преддверьях марта

Туфелькой стучишь ты в двери.

 

Моя чокнутая дама,

Мой живой цветок в петличке,

Грусть, сбежавшая из храма

На попутной электричке.

 

Аромат набухших почек

Из окна плывёт. Некстати

Я влюбился в наши ночи

Как отшельник в Божью матерь.

 

 

 

 

 

                      8

 

Напиши историю другую,

Эта, видно, не про нас с тобою.

И валяюсь пьяным на снегу я,

И от грусти лютым волком вою.

 

Сколько прежних слов и обещаний

Потонули в глубине печали.

К празднику святых непослушаний

Мы земную веру потеряли.

 

Мягким снегом застлана долина,

Стать счастливым - скорбная наука.

Проходя, Мария Магдалина

Здесь однажды протянула руку.

 

 

 

 

 

                      9

 

На плечи бросишь чернобурку,

Сбегая по ступенькам вниз,

Твою точёную фигурку

Забыть нельзя, ночная мисс.

 

Грусть обошлась со мною мудро

И не вернёт любовь назад.

А по дорогам белой пудрой

Метель плюёт судьбе в глаза.

 

Одёрнув узенькую юбку,

Со лба волос откинув прядь,

Лети весёлая голубка,

Нам больше нечего терять.

 

 

 

 

    

                  10

 

Зеленоглазая колдунья,

Хранительница гиблых трав,

Их рвёшь у пруда в новолунье,

Где утонул когда-то граф.

 

Там люди, лошади, собаки

Животный ощущают страх,

Там, веря в посланные знаки,

На службу тащится монах.

 

Там запах сырости и гнили,

И змеи прячутся в траве,

Там я несу к последней мили

Любовь как пулю в голове.

 

 

 

 

       

                  11

                      

Путаясь в листьях герани,

Бьётся о стёкла оса.

Словно измученный странник

Полночь закрыла глаза.

 

Ветер у тощей осины

Вздыбил зелёный вихор.

Месяц из двух половинок

Лёг на дырявый забор.

 

Вот и закончилось лето,

Дом покидает тепло.

Пеплом от сигареты

В сердце надежду прожгло.

 

 

 

 

  

                      12

 

Ещё тогда, до сотворенья мира,

Когда витала над землёю мгла,

На первом этаже в твою квартиру

Стучала веткой грустная ветла.

 

И полночь расплетала разговора

Кручёную порвавшуюся нить.

Даль плакала, и тяжестью укора

Пыталась боль и страсть соединить.

 

Достойны были гневного упрёка

Дорога, небо, ветер и трава,

И одинокой грусти поволока,

И губы, не нашедшие слова.

 

 

 

 

 

                        13

 

Май захлебнулся сладкою слюной,

Даль тормошит берёзы хрупкой гриву,

И молится черёмухе весной,

И темнотою обнимает иву.

 

А дальше всё поля, поля, поля,

И дождик хлещет по спине как плетью.

И бродят тени, Господа моля,

Чтоб Он забыл нас на тысячелетье.

 

И снова я, как будто на луне,

Стою и вижу крошечную Землю.

Она летит, и где-то там в окне

Влюблённый демон замер, ночи внемля.

 

 

 

 

                         14

 

Я расхититель тех гробниц,

Где мы с тобою хоронили

Весну под шорохом ресниц,

Болото чувств в древесном иле.

 

И хмарь осеннюю, и мглу,

И звёзд неровное дыханье.

Ночь как алмазом по стеклу

Ведёт по сердцу тонкой гранью.

 

Стучится пальцами в окно

Усталый дождь. И ночь, и бури

С гробницей мрачной заодно

То славлю, то кляну до дури.

 

 

 

 

                         15

 

Гримёрная наполнена цветами,

С лица снимает утро яркий грим…

Кому-то на засаленной программе

Оставил свой автограф грустный мим.

 

Воспоминанья стёрли смех и лица,

Роятся мысли, только всё не те.

И не за что сегодня зацепиться

Над сценою нависшей пустоте.

 

А раскалённый воздух быстро стынет,

И я, как одинокий эскимос,

Не в городе, а в ледяной пустыне

Давлюсь от ветра, холода и слёз.

 

 

 

 

                     16

 

Был текст безмолвия заучен,

Толпились мысли у виска,

И в памяти со дна излучен

Всплывала давняя тоска.

 

И дождь стучался на закате,

И снег кружился на заре.

Сиделкой у пустой кровати

Томилась осень в октябре.

 

И всё что было, всё что будет

Смешалось в крошечный клубок.

Мне думалось тогда о чуде,

Но чудо я постичь не мог.

 

 

 

                     17

 

Дождик бьёт по скату крыш,

Дама в доме бьёт тарелки.

Дышит полночь в две сопелки

Как проснувшийся малыш.

 

Дышит ветхостью буфет,

Плоть от плоти, боль от боли

От окна до антресоли

Загораживая свет.

 

В чашу вставленный агат

С флорентийскою глазурью

Вниз летит с великой дурью,

Пошатнув матриархат.

 

 

 

      


 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 27.09.2021 13:34:00

    Леонид Подольский. "Уроки российской истории: Михаил Зыгарь. "Все свободны (история о том, как в 1996 году в России закончились выборы)" ("Критика. Эссе")

    "М.Зыгарь добросовестно и очень подробно исследовал и описал не только президентские выборы 1996 года, но и общую картину времени и расстановку сил; между тем, это были не рядовые выборы, как это будет позже, а очередной судьбоносный момент в истории новой (новой-старой) России. Чего стоит один подзаголовок: «история о том, как в 1996 году в России закончились выборы». Что называется, не в бровь, а в глаз. Потому что все, что будет происходить позже, это..."

  • 18.09.2021 13:15:00

    Леонид Подольский. "Зулейха открывает глаза: запоздалые заметки" ((рецензия на роман "Зулейха открывает глаза" Гузели Яхиной) ("Критика. Эссе")

    "Я человек вольный: не пишу по заказу, не получаю за это деньги, читаю, что и когда хочу, не быстро и не очень много (основное время уходит на литературное творчество) – давно собирался, но только с опозданием на 6 лет прочел роман Гузели Яхиной. Моё первое, быстрое впечатление: Гузель Яхина – писатель огромной изобразительной силы (это, видимо, то, что Л. Улицкая называет кинематографичным стилем) и большого таланта. Редкие книги с такой силой захватывают. Тут сразу все: тема геноцида зажиточного крестьянства (я не хочу использовать дурацкое слово «кулак» из советского новояза), трагическая история, национальный колорит и очень яркая, эмоциональная, впечатляющая манера письма..."

  • 17.09.2021 20:37:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №11)" ("Поэзия")

    "Я помню, как друг друга мы касались, как пел нам в дикой роще соловей... А этот день, когда мы расписались, – его никак не помню, хоть убей. В той жизни нашей было столько счастья, в ней было столько неба и земли, что записи, бумаги и печати к ней ничего добавить не могли..."

  • 16.09.2021 20:01:00

    Виктор Филимонов. "Мальчик с узкими плечами"... (о сюжете и герое лирики Владимира Спектора) ("Критика. Эссе")

    "Наверное, я не самый подходящий рецензент для поэта Владимира Спектора. Слишком субъективен в оценках, слишком пристрастен и слишком, в итоге, эмоционален. И тому есть ряд причин. Во-первых, я, как и Володя (надеюсь, он простит мне эту фамильярность), старый луганчанин. Точнее и вернее, ворошиловградец. В город моя семья вернулась из эвакуации года за два до рождения Владимира Спектора. И вплоть до своей зрелости я мог бы, как и он..."

  • 15.09.2021 15:36:00

    Светлана Замлелова. "Все проходит..." (рецензия на сборник произведений "Откуда-то издалека" Владимира Спектора)

    Может показаться, что написание мемуаров – дело нехитрое: знай себе рассказывай, что за чем происходило. Но это ложное, неверное представление. Написать мемуары так, чтобы читатель не заскучал, расположить события своего прошлого в такой последовательности, чтобы, во-первых, была ясна хронология, а во-вторых, занимающая значительную часть любой человеческой жизни обыденность не задавила бы своей массой всё повествование. То есть от мемуариста требуется умелая расстановка событий, их чередование без нарушения связи и порядка, сохранение занимательности. А книга «Откуда-то издалека…», помимо всего прочего, читается легко и с увлечением.

  • 14.09.2021 14:33:00

    Владимир Пахомов. "Гора (хроника одного восхождения)" ("Проза")

    "За 2 дня и 8 часов до трагедии. Мы стоим перед Горой во время короткой передышки перед первым промежуточным лагерем. Надсадное, тяжёлоё дыхание людей, который час на лыжах преодолевающих крутой подъем смешивается со свистом низовой метели, почти сразу зализывающей следы..."

Спонсоры и партнеры