Новости, события

Новости 

Залман Шмейлин




Залман ШМЕЙЛИН родился в городе Витебске, окончил Львовский Политехнический Институт. Публиковался в многочисленных изданиях США, Германии, Австралии, России и Англии: в журналах «Крещатик» и «Белый ворон», альманахе «Витражи», газетах «День литературы», «Интеллигент», «Время» и др. Лауреат поэтических конкурсов, финалист лондонского Турнира поэтов «Пушкин в Британии» (2007 и 2012). Автор стихов, рассказов, очерков, эссе. В 2012-м вышла книга поэзии и прозы «На костре своих строчек...», а четыре года спустя – книга «Нам выбор дан…». Член правления МСП «Новый современник», Президент литературно-творческого объединения «Лукоморье» (Мельбурн).

  

 

 

Произведения автора:

 

                  

                  Нам выбор дан...

 

                    ***

 

Ты приходишь за мной, моя грусть, моя боль −

Мой дружок закадычный, печальный.

Раз пришла, заходи, только двери закрой,

Проходи...  Погоди, что случилось с тобой?

Ты в слезах − там на улице дождь проливной

Или звон колокольный, прощальный...

Горек будет опять наш напиток хмельной,

Ничего, не беда - нам с тобой не впервой,

Только шторы колышутся в спальне,

Да на улице дождь опадает листвой.

Пей до дна, до последней до капли одной.

Это время грустить, мы присядем с тобой

Перед нашей дорогою дальней.

 

 

 

                    ***

 

Ни мух, ни пчел, ни тараканов −

Стерильный мир до волшебства.

Все так похоже – вещи, страны,

Лужаек тканая трава.

 

Все, как сулили нам пророки

С упорством жилистым, стальным.

Сегодня-завтра, − вышли сроки,

Путь светлый пройден, что за ним?

 

Как водопадом горным смыло

Различья на добре и зле,

Найдется ль вновь, кому по силам

Начать все с косточки в золе.

 

Не обуздать коней летящих,

Смотри, куда нас занесло.

Лишь на могильнике окатыш

Аккумулирует тепло.  

 

 

 

                   ***

 

Гора с горой не сходится, увы,

Рог жизни полон – донышко кривое.

Когда мы в ссоре – оба не правы,

Вина и покаянье – тоже вдвое.

 

Нам выбор дан до края, до межи.

Не легкий, до истерики, до сбоя.

И день за днем  дилемма: можно − жить,

А можно − так, чтоб дух свело, – с тобою.

 

 

 

                   ***

 

Ветку распустившейся сирени

Я принес, а ты еще спала −

Добирала сладкие мгновенья.

Я смахнул все крошки со стола

 

В кухне. На него поставил вазу,

Растворил водою аспирин.

Что-то изменилось в жизни – сразу,

Все как есть, ты только посмотри,

 

Как повеселели даже стены:

Тысячью невидимых пружин

День обычный, будничнй, весенний

Всполошился, ожил, закружил,

 

Завертелся в праздной карусели,

Расстарался из последних сил.

Этот запах веточки сирени...

Этот запах, что он натворил.

 

 

 

                    ***

 

Мною всех нецелованных женщин

Я прошу: «Извините заранее,

Что из большего выберу меньшее,

За мое к вам неприставание,

 

За мое к вам лишь платонически

Неуемное, нежное чувство».

За отсутствие уз физических −

Извиняюсь легко и грустно.

 

И зачем я прошу прощения −

Вряд ли вам будет интересно

Оголтелое увлечение,

Но безадресное, хоть тресни.

 

 

 

                   ***

 

Не повод, чтобы объясняться:

Зачем, откуда, почему,

Какое на сегодня платье,

Какие туфельки к нему.

 

Не верь, что я сквозь жизнь шагаю,

Надвинув кепку набекрень.

Я сам себя в тебя влюбляю

На каждый наступивший день.

 

 

 

                   ***

 

Мне кто-то здесь недруг

И кто-то − не друг

Средь многих с улыбкой

Протянутых рук.

Я к ним без претензий,

Чего уж -  раз так.

Я сам себе, может быть,

Искренний враг

 

И первопричина

бессонных ночей.

Я сам среди мрачных

Своих палачей.

Я сам себя первый

Сужу и виню,

Кнутом под язвительный

Ропот гоню.

 

Здесь кто-то мне недруг

И кто-то − не друг

Средь многих с улыбкой

Протянутых рук.

Я к ним без претензий. 

Я их не корю.

Я сам на костре

Своих строчек сгорю.

 

 

 

                   ***

 

И все-таки, как здорово,

Что полагают нашими

Картошечку с селедочкой

И гречневую кашу.

 

И все-таки, как здорово,

Присев за столик с другом,

Закушать стопку водочки

Огурчиком упругим.

 

И все-таки, как здорово,

Как будто не съезжали,

Выпытывать с пристрастием

−  Меня ты уважаешь?

 

И все-таки, как здорово,

Гордиться тем отличием,

Что мы больны на голову

Своим русскоязычием.

 

 

 

                   *** 

 

Когда рассветный луч неслышно,

По-воровски скользнет в окно,

Он не войдет, как третий лишний

Я начеку, я жду давно.

 

Я слышу звуки пробужденья

Средь напряженной тишины,

Теряя порванные звенья,

С меня, как воды, сходят сны

 

И морок ночи истлевает,

Спешит на мягких лапах день −

Смычком ведет вагон трамвая,

В углы течет густая тень.

 

Впотьмах шуршат негромко шины

И робко голоса звучат,

Еще не слившись в гул единый,

Их день потом настроит в лад.

 

Звон колокольный различаю −

С утра он первородно чист.

И тьма с ударом каждым тает −

Вот-вот начнется белый лист.

 

 

 

                   ***

 

Весенний мусор Подмосковья.

Алеет снег, звонят колокола,

И пресекались токи крови −

Восторг сжигал меня до тла.

 

Скрипели, проезжая, сани –

Еще свежи следы войны.

Остро в России ожиданье

Зимою – солнечной весны.

 

Его невыносимость, знаешь,

Изжить, как плен пересидеть.

Зимою легче принимаешь,

Что в мире в каждом вздохе – смерть.


 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 24.02.2021 14:05:01

    Ирина Антонова. "От Ферганы до Коктебеля. Неисчерпаемая тема любви на фоне истории" (рецензия на повесть "Эльмира" писателя Леонида Подольского)

    Повесть Леонида Подольского «Эльмира» опубликована в журнале «Литературные знакомства» и практически одновременно на электронном портале «Золотое руно». В центре повествования история красивой и романтической любви, но, увы, любви заранее обреченной. Так сказать, это одна из вариаций на вечную шекспировскую тему. Влюбленных, несмотря на взаимность, со временем жестоко разводят национальный вопрос и другие реалии тоталитарного общества периода развитого социализма.

  • 19.01.2021 18:50:05

    Леонид Подольский. "Светлана Алексиевич: другая правда, другая литература" ("Критика. Эссе")

    Награждение Светланы Алексиевич Нобелевской премией по литературе в 2015 году прошло на удивление незаметно. И российская власть, несмотря на амбициозную программу «Русского мира», и белорусская, а вслед за ними и многочисленные литераторы-государственники (так называемые «патриоты») и, что более печально, немалая часть писателей-демократов (в основном бывших) постарались по возможности проигнорировать это событие. Это только на первый взгляд могло показаться неожиданным: у писательницы, имеющей четкую позицию, в особенности позицию политическую, хотя Светлана Алексиевич пишет не о политике, а о судьбах людей, о нашей с вами жизни, но зато такую жестокую, непереносимую для многих правду, что у нее просто не могло не быть многочисленных и влиятельных недоброжелателей. Казалось бы, Афганская война давно закончилась и от чернобыльской катастрофы нас отделяют почти 35 лет, вроде бы и страсти много лет как улеглись, и цензуру отменили, но… со временем цензуру заменила государственная монополия на историческую правду.

  • 06.01.2021 22:27:40

    Елена Сафронова. "В русле классической традиции" (рецензия на повесть "Эльмира" Леонида Подольского) ("Критика. Эссе")

    О том, с чего начинается Родина, в недавнем прошлом знали даже дети, ибо одноименная песня звучала в эфире часто, а слова Матусовского запоминались сразу и надолго. «С чего начинается Родина? С картинки в твоем букваре, с хороших и верных товарищей, живущих в соседнем дворе»… Сегодня и песня почти позабыта, да и понятие Родины, возможно, вписывается в несколько иной ассоциативный ряд. А с каких картинок и друзей-товарищей начинается распад этой самой Родины? И вместе с ним (или даже раньше) – распад личности, мировоззрения, взаимоотношений, системы власти, в конце концов? Песен об этом не поют. А вот роман – написан. Он так и называется – «Распад», и в нем Леонид Подольский честно, откровенно, подробно и увлекательно рассказывает и рассуждает о том, что происходило в стране на протяжении прошлого века, причём, без морализаторства и назидательных интонаций, и, главное, не настаивая на своей абсолютной правоте, не утверждая её в качестве догмы.

  • 05.01.2021 21:55:00

    Леонид Подольский. Повесть "Эльмира" ("Проза")

    "Это был поезд из вагонов для скота, без окон. Лишь в одном месте, под самой крышей, находилось маленькое окошко с решёткой. Этот страшный поезд в течение бесконечных недель мучительно медленно, с множеством остановок, когда, бывало, по нескольку суток стояли в тупике, тащился на Восток, в противоположную сторону от войны: мимо родных Крымских гор, мимо недавних, дымящихся развалин, мимо изредка зеленеющих полей, перемежающихся с руинами городов; где-то в середине пути находился почти стёртый с лица земли Сталинград, за Волгой начались безлюдные голодные степи, солончаки, миражи озёр, изредка встречались верблюды, одинокие юрты, чумазые мальчишки-казахи бежали за поездом и что-то кричали, иногда кидали камни..."

  • 28.12.2020 8:51:07

    Галина Ицкович. Петербургские небожители спускаются на землю Иллинойса. ("Лица современной литературы")

    По следам радиоинтервью с Дмитрием Бобышевым. Мне по роду занятий неоднократно приходилось сталкиваться с людьми, пережившими в детстве голод и никогда уже не освободившимися от ощущения пустоты под ложечкой. С поэтами, не получившими должного признания и читательского внимания в самом начале своего творческого пути, происходит, видимо, похожая история...

  • 16.12.2020 17:25:10

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №9)" ("Поэзия")

    "Когда-нибудь, не на этом свете, а может быть, не на этой планете, но всё будет так, как хочу. В каком-нибудь древнем плюсквамперфекте, иль новом ещё небывалом проекте - прижмусь к твоему я плечу..."

Спонсоры и партнеры