Новости, события

Новости 

Залман Шмейлин




Залман ШМЕЙЛИН родился в городе Витебске, окончил Львовский Политехнический Институт. Публиковался в многочисленных изданиях США, Германии, Австралии, России и Англии: в журналах «Крещатик» и «Белый ворон», альманахе «Витражи», газетах «День литературы», «Интеллигент», «Время» и др. Лауреат поэтических конкурсов, финалист лондонского Турнира поэтов «Пушкин в Британии» (2007 и 2012). Автор стихов, рассказов, очерков, эссе. В 2012-м вышла книга поэзии и прозы «На костре своих строчек...», а четыре года спустя – книга «Нам выбор дан…». Член правления МСП «Новый современник», Президент литературно-творческого объединения «Лукоморье» (Мельбурн).

  

 

 

Произведения автора:

 

                  

                  Нам выбор дан...

 

                    ***

 

Ты приходишь за мной, моя грусть, моя боль −

Мой дружок закадычный, печальный.

Раз пришла, заходи, только двери закрой,

Проходи...  Погоди, что случилось с тобой?

Ты в слезах − там на улице дождь проливной

Или звон колокольный, прощальный...

Горек будет опять наш напиток хмельной,

Ничего, не беда - нам с тобой не впервой,

Только шторы колышутся в спальне,

Да на улице дождь опадает листвой.

Пей до дна, до последней до капли одной.

Это время грустить, мы присядем с тобой

Перед нашей дорогою дальней.

 

 

 

                    ***

 

Ни мух, ни пчел, ни тараканов −

Стерильный мир до волшебства.

Все так похоже – вещи, страны,

Лужаек тканая трава.

 

Все, как сулили нам пророки

С упорством жилистым, стальным.

Сегодня-завтра, − вышли сроки,

Путь светлый пройден, что за ним?

 

Как водопадом горным смыло

Различья на добре и зле,

Найдется ль вновь, кому по силам

Начать все с косточки в золе.

 

Не обуздать коней летящих,

Смотри, куда нас занесло.

Лишь на могильнике окатыш

Аккумулирует тепло.  

 

 

 

                   ***

 

Гора с горой не сходится, увы,

Рог жизни полон – донышко кривое.

Когда мы в ссоре – оба не правы,

Вина и покаянье – тоже вдвое.

 

Нам выбор дан до края, до межи.

Не легкий, до истерики, до сбоя.

И день за днем  дилемма: можно − жить,

А можно − так, чтоб дух свело, – с тобою.

 

 

 

                   ***

 

Ветку распустившейся сирени

Я принес, а ты еще спала −

Добирала сладкие мгновенья.

Я смахнул все крошки со стола

 

В кухне. На него поставил вазу,

Растворил водою аспирин.

Что-то изменилось в жизни – сразу,

Все как есть, ты только посмотри,

 

Как повеселели даже стены:

Тысячью невидимых пружин

День обычный, будничнй, весенний

Всполошился, ожил, закружил,

 

Завертелся в праздной карусели,

Расстарался из последних сил.

Этот запах веточки сирени...

Этот запах, что он натворил.

 

 

 

                    ***

 

Мною всех нецелованных женщин

Я прошу: «Извините заранее,

Что из большего выберу меньшее,

За мое к вам неприставание,

 

За мое к вам лишь платонически

Неуемное, нежное чувство».

За отсутствие уз физических −

Извиняюсь легко и грустно.

 

И зачем я прошу прощения −

Вряд ли вам будет интересно

Оголтелое увлечение,

Но безадресное, хоть тресни.

 

 

 

                   ***

 

Не повод, чтобы объясняться:

Зачем, откуда, почему,

Какое на сегодня платье,

Какие туфельки к нему.

 

Не верь, что я сквозь жизнь шагаю,

Надвинув кепку набекрень.

Я сам себя в тебя влюбляю

На каждый наступивший день.

 

 

 

                   ***

 

Мне кто-то здесь недруг

И кто-то − не друг

Средь многих с улыбкой

Протянутых рук.

Я к ним без претензий,

Чего уж -  раз так.

Я сам себе, может быть,

Искренний враг

 

И первопричина

бессонных ночей.

Я сам среди мрачных

Своих палачей.

Я сам себя первый

Сужу и виню,

Кнутом под язвительный

Ропот гоню.

 

Здесь кто-то мне недруг

И кто-то − не друг

Средь многих с улыбкой

Протянутых рук.

Я к ним без претензий. 

Я их не корю.

Я сам на костре

Своих строчек сгорю.

 

 

 

                   ***

 

И все-таки, как здорово,

Что полагают нашими

Картошечку с селедочкой

И гречневую кашу.

 

И все-таки, как здорово,

Присев за столик с другом,

Закушать стопку водочки

Огурчиком упругим.

 

И все-таки, как здорово,

Как будто не съезжали,

Выпытывать с пристрастием

−  Меня ты уважаешь?

 

И все-таки, как здорово,

Гордиться тем отличием,

Что мы больны на голову

Своим русскоязычием.

 

 

 

                   *** 

 

Когда рассветный луч неслышно,

По-воровски скользнет в окно,

Он не войдет, как третий лишний

Я начеку, я жду давно.

 

Я слышу звуки пробужденья

Средь напряженной тишины,

Теряя порванные звенья,

С меня, как воды, сходят сны

 

И морок ночи истлевает,

Спешит на мягких лапах день −

Смычком ведет вагон трамвая,

В углы течет густая тень.

 

Впотьмах шуршат негромко шины

И робко голоса звучат,

Еще не слившись в гул единый,

Их день потом настроит в лад.

 

Звон колокольный различаю −

С утра он первородно чист.

И тьма с ударом каждым тает −

Вот-вот начнется белый лист.

 

 

 

                   ***

 

Весенний мусор Подмосковья.

Алеет снег, звонят колокола,

И пресекались токи крови −

Восторг сжигал меня до тла.

 

Скрипели, проезжая, сани –

Еще свежи следы войны.

Остро в России ожиданье

Зимою – солнечной весны.

 

Его невыносимость, знаешь,

Изжить, как плен пересидеть.

Зимою легче принимаешь,

Что в мире в каждом вздохе – смерть.


 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 27.09.2021 13:34:00

    Леонид Подольский. "Уроки российской истории: Михаил Зыгарь. "Все свободны (история о том, как в 1996 году в России закончились выборы)" ("Критика. Эссе")

    "М.Зыгарь добросовестно и очень подробно исследовал и описал не только президентские выборы 1996 года, но и общую картину времени и расстановку сил; между тем, это были не рядовые выборы, как это будет позже, а очередной судьбоносный момент в истории новой (новой-старой) России. Чего стоит один подзаголовок: «история о том, как в 1996 году в России закончились выборы». Что называется, не в бровь, а в глаз. Потому что все, что будет происходить позже, это..."

  • 18.09.2021 13:15:00

    Леонид Подольский. "Зулейха открывает глаза: запоздалые заметки" ((рецензия на роман "Зулейха открывает глаза" Гузели Яхиной) ("Критика. Эссе")

    "Я человек вольный: не пишу по заказу, не получаю за это деньги, читаю, что и когда хочу, не быстро и не очень много (основное время уходит на литературное творчество) – давно собирался, но только с опозданием на 6 лет прочел роман Гузели Яхиной. Моё первое, быстрое впечатление: Гузель Яхина – писатель огромной изобразительной силы (это, видимо, то, что Л. Улицкая называет кинематографичным стилем) и большого таланта. Редкие книги с такой силой захватывают. Тут сразу все: тема геноцида зажиточного крестьянства (я не хочу использовать дурацкое слово «кулак» из советского новояза), трагическая история, национальный колорит и очень яркая, эмоциональная, впечатляющая манера письма..."

  • 17.09.2021 20:37:00

    Наталия Кравченко. "Стихотворения (публикация №11)" ("Поэзия")

    "Я помню, как друг друга мы касались, как пел нам в дикой роще соловей... А этот день, когда мы расписались, – его никак не помню, хоть убей. В той жизни нашей было столько счастья, в ней было столько неба и земли, что записи, бумаги и печати к ней ничего добавить не могли..."

  • 16.09.2021 20:01:00

    Виктор Филимонов. "Мальчик с узкими плечами"... (о сюжете и герое лирики Владимира Спектора) ("Критика. Эссе")

    "Наверное, я не самый подходящий рецензент для поэта Владимира Спектора. Слишком субъективен в оценках, слишком пристрастен и слишком, в итоге, эмоционален. И тому есть ряд причин. Во-первых, я, как и Володя (надеюсь, он простит мне эту фамильярность), старый луганчанин. Точнее и вернее, ворошиловградец. В город моя семья вернулась из эвакуации года за два до рождения Владимира Спектора. И вплоть до своей зрелости я мог бы, как и он..."

  • 15.09.2021 15:36:00

    Светлана Замлелова. "Все проходит..." (рецензия на сборник произведений "Откуда-то издалека" Владимира Спектора)

    Может показаться, что написание мемуаров – дело нехитрое: знай себе рассказывай, что за чем происходило. Но это ложное, неверное представление. Написать мемуары так, чтобы читатель не заскучал, расположить события своего прошлого в такой последовательности, чтобы, во-первых, была ясна хронология, а во-вторых, занимающая значительную часть любой человеческой жизни обыденность не задавила бы своей массой всё повествование. То есть от мемуариста требуется умелая расстановка событий, их чередование без нарушения связи и порядка, сохранение занимательности. А книга «Откуда-то издалека…», помимо всего прочего, читается легко и с увлечением.

  • 14.09.2021 14:33:00

    Владимир Пахомов. "Гора (хроника одного восхождения)" ("Проза")

    "За 2 дня и 8 часов до трагедии. Мы стоим перед Горой во время короткой передышки перед первым промежуточным лагерем. Надсадное, тяжёлоё дыхание людей, который час на лыжах преодолевающих крутой подъем смешивается со свистом низовой метели, почти сразу зализывающей следы..."

Спонсоры и партнеры