Новости, события

Новости 

Любовь Колесник



Любовь КОЛЕСНИК – поэт, журналист. Родилась в 1977 году в Москве. Печатается с 1991 г. Публиковалась в журналах «Русская Провинция», «Арион», «Волга», «Смена», «Север», «Наш Современник», «Сибирские огни», «Дон», «Дальний Восток», «День и ночь», «КВИР», «Дети Ра», альманахах «Тверь», «Пролог», газетах «Российский писатель», «МК». Член Союза писателей России, Союза журналистов России. Участник литературного форума в Липках. Автор книг: «Яблоко небес», «27», «Витязь. 


Содружество Невозможных» (в соавторстве с Н. Нестеровой), «Радио Мордор». Лауреат премии журнала «Русская провинция» (1998), премии Губернатора Тверской области (2007). Финалист конкурса «Ночь Поэзии» (2016). Лонг-листер конкурса «Заблудившийся трамвай» (2016). Шорт-листер конкурса «45 калибр» (2016). Лонг-листер Четвёртого конкурса короткого рассказа «Сестра таланта» (2016). Шорт-листер конкурса «И я сжёг всё, чему поклонялся...» (2016). Конкурс «Бог сохраняет всё; особенно – слова… - специальный приз от ЛИТО им. В. Домрина (2016). Фестиваль исторической поэзии «Словенское поле» 2 место в  номинация "Профи" (2016). Шорт-листер XIV открытый Международного литературного Волошинского конкурса  в номинациях «Поэтическая карта России», «Киностихотворение» (2016).

  

 

 

Произведения автора:

    

                      

 

 

        ***

 

звезды идут вспять

люди к людям

а я

вновь невпопад

опять

краешком бытия

сном

ободком полей

черной струной моста

горсти полны углей

выстыл или устал

выжил или не смог

в час когда ночь темна

с неба глядит бог

хочешь звезду

на

 

 

 

 

***

 

Лед под ногами. Хрупкое стекло

твоих, Господь, разбившихся игрушек.

И я меж ними. Мне не тяжело

без праздника, без мишуры и чуши.

Лежу, смотрю на небо из земли

на вас, домой несущих мандарины,

меняющих работу на рубли,

рубли на счастье. Дарите, даримы,

одарены каким-то пустяком

и щек чужих касаетесь губами

на празднике — таков людской закон,

в котором мне нет места между вами.

Что праздновать? Течение планет?

Стремительные ветры зодиаков?

Схожденье чисел? Переход комет?

Листая календарь, не видеть знаков —

какое счастье! Как же ты блажен,

неведающий и входящий в воду

одну и ту же... Но пора уже.

Лед тронулся.

Давайте.

С новым годом.

 

 

 

***

 

Кате

 

Река лежит замерзшая, и лодка

лежит и спит. Всё замерло. Зима.

Я помню, как с тобой горчила водка,

и как была спина твоя пряма.

Всё минуло. Всё кануло. Всё снегом

до зябнущих колен заметено.

Сейчас бы птицей с берега с разбегу,

сейчас бы над землею, как в кино!

Над этой речкой и над этим прошлым —

и сердцем в снег, и головой — в покой.

Мне холодно, но просто быть хорошей

с тобой теперь над зябнущей рекой.

 

 

 

***

 

Я наблюдаю черную луну,

горбыль моста задумчивый и хмурый,

стальную воду, смога пелену

и смазанные контуры фигуры

твоей — не в ожидании меня

и даже не в предчувствии рассвета.

Стрижи по небу чертят и звенят,

и кажется — мы выпили всё лето

своё; по капле, спешно, по глотку,

и дальше будет ничего и страшно.

Но я к тебе

бегу

лечу

теку,

и остальное более не важно.

 

 

 

***

 

по две тысячи в месяц

к тебе и обратно на выхах

намотаю на ступицы бешено бьющих колес

не покой

не комфорт

но единственно правильный выход

самый точный ответ на поставленный жизнью

вопрос

и сейчас

когда буквы сквозь сети взаправдашне дышат

и когда замирают дрожащие руки в руках

мы считаем часы

умоляя

пожалуйста тише

не терзаться бессонницей

не помышлять о курках

и я снова педаль до упора

до хруста вжимаю

и лечу по накатанной корке летейского льда

и мы вспомним как любят

как радуют

как обнимают

не покой не комфорт

это счастье

наверное

да

 

 

 

***

 

На мне твой выцвел след, оставь еще,

пусть багровеет, словно от удара.

Я подставляю белое плечо,

я кот, любитель лунного загара.

Но ты не здесь — вдали за сотни лиг

обозреваешь грозовые горы,

и море там, и дальних чаек крик,

и громкие хмельные разговоры…

Я жду —

одна, в зажаренной Москве,

где из асфальта выступает битум,

с гудящим роем в буйной голове,

со взглядом отрешенно-ядовитым,

я жду тебя,

и тьма стоит в груди,

и не нужны мне ни сердца, ни дали.

Я жду тебя, чтоб ты не уходил,

и чтоб твои следы не выцветали.

 

 

 

***

 

Июнь. Удушливый жасмин.

В пыли каленый переулок.

Напейся чаю. Спи один,

считая голубей сутулых,

 

корпя над списком кораблей,

над разворотом Мандельштама.

Еще вздохни. Еще налей.

Не видь людей. Не ведай срама.

 

Закрой глаза. Завесь окно.

Пусть – только запах, только полночь,

и проходящее – одно,

не приходящее на помощь.

 

 

 

***

 

Заснуть с распахнутым окном

и слушать грозы за пределом.

Зарницы полыхают белым,

глазницы заплывают сном,

вода окатывает жесть.

Мне странно думать, что ты есть.

Мне странно думать –  что ты есть…

Заснуть.

Не помнить.

Не касаться.

Мы - два зачеркнутых абзаца,

их не допишет никогда

Тот, кто нас выдумал и начал.

Всё хорошо.

Я сплю,

не плачу.

Гроза.

Зарницы.

Ночь.

Вода.

 

 

 

***

 

Наводнённый варягами, фрицами выжженный город,

я любила тебя и стеснялась, как пьющую мать.

Сколько будешь в пустыне, пустыней?

Как Мойша, лет сорок? -

чтоб себя изменить - или что-то хотя бы понять.

Здесь крутые холмы и великие прежде заводы,

здесь речные откосы заплёсканы памятью войн,

тут святые отцы

и купцы,

тут дела и заботы,

только память над Волгой – как вдовий отчаянный вой…

В забурьяненых парках шпана полосует скамейки,

треть моих одноклассников умерли или сидят.

Я по пыльным дорогам старательно делаю змейки,

поминая бомбёжку и тщетно полёгших солдат.

По путям неметёным без страха хожу даже ночью…

Не боюсь темноты, но мой ужас другой и сильней:

что душой обезбожен, как улицами обесточен,

город; ты меня жжёшь, как велел преподобный Матфей,

чтобы было светло и не холодно мирно жующим.

Ты не любишь меня.

Ну, а я в тебе просто живу.

Сколько ты простоишь на изломе меж прошлым и сущим?

Моя мать никогда не пила.

Уезжаю в Москву.

 

 

 

                                                                            Другие авторы

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 08.05.2019 6:08:38

    Ольга Збарская. Стихотворения (Публикация №2)" ("Поэзия")

    Ольга Збарская. Стихотворения с иллюстрациями (Публикация №2)" ("Поэзия")

  • 01.05.2019 6:53:03

    Сергей Соловьев, "Старик" ("Проза")

    Несмотря на загруженность и нервную обстановку, Татьяна все же обратила внимание на странного клиента, который появился в банке ближе к полудню. Это был согнутый жизнью, довольно уже ветхий старик, которому при ходьбе недоставало сил поднимать ноги, и он шаркал ими по полу. Весь внешний вид его был до того неуклюжий и неопрятный, что с первого взгляда вызывал неприязнь.

  • 30.04.2019 17:46:04

    Владимир Спектор. ""Просто и непросто, но очень увлекательно про сто выдающихся книг (Елена Сазанович. "Писатели, которые потрясли мир" (сборник эссе))" ("Критика. Эссе")

    Не только увлекательно, но красиво и оригинально написано о книгах, которые потрясли мир. Потрясли талантом и судьбой своих авторов, потрясли содержанием и воздействием на умы и сердца тех, кто прочитал книги и запомнил, потому что не запомнить их невозможно. Такова сила талантливого слова. Но, чтобы обрести силу восприятия, слово должно быть не только написано, но прочитано или услышано, оно должно быть на виду. И небольшие, но ёмкие и глубокие эссе Елены Сазанович, словно, указывают дорогу к нему, дают ориентиры в море литературного творчества, являясь своеобразными маяками, высвечивающими шедевры и облегчающими путь к ним. И очень точно написано в предисловии к книге: «100 книг, которые потрясли мир». Не только потому, чтобы выявить свои вкусы или чье-то безвкусие. И не потому, что в мире существует всего 100 книг, которые стоит прочитать. Но эту сотню книг почитать стоит - чтобы отблагодарить и время, и планету, которые породили великих писателей. И еще - чтобы уважать себя»…

  • 29.04.2019 16:19:00

    Владимир Спектор. Стихотворения (публикация №2) ("Поэзия")

    Эпоха непонимания, Империя недоверия. Не поздняя, и не ранняя - Бесконечная империя, Где хищники пляшут с жертвами, То с левыми, а то - с правыми… Где нужно быть только первыми И правдами, и неправдами.

  • 12.04.2019 19:57:00

    Сергей Носов. "Карл Маркс и магия богатства" ("Критика. Эссе")

    Марксизмом первоначально беззаботно и безобидно увлекались в России (молодые философы и публицисты Струве и Бердяев и очень многие другие, такие же молодые, просвещенные и по молодости мечтательные) как этаким славным «экономико-поэтическим» эпосом о путях построения гармонического общества, в котором всем на радость будет плескаться у ног трудящихся масс море всеобщей любви, ярких весенних цветов и радостного юношеского (или девического - тут все от пола…) умиления благословенной гармонией будущего, которое имеет счастливую историческую возможность стать когда-то настоящим. На самом же деле все это было зря, - наивно, опрометчиво, глупо и очень опасно как и многие другие не разрешенные не только пресловутыми властями предержащими, но и здравым смыслом детские игры.

  • 11.04.2019 0:10:00

    Сергей Носов. "Галлюцинации как "формула литературы" ("Критика. Эссе")

    Мы не собирались создавать строго научное или особо наукообразное сочинение, обращаясь к заявленной в заглавии проблематике. Однако, поскольку тема данного эссе с виду способна и озадачить, и даже показаться эдакой клеветой на нашу славную литературу, то начнем мы это эссе - для разъяснения темы - все же с цитаты из медицинской статьи справочного характера: «Очень многие люди склонны думать, что галлюцинации могут возникать только у людей с нездоровой психикой, белой горячкой, или под действием наркотического угара. Но это далеко не так. Возникновение галлюцинаций достаточно сложный процесс, обусловленный самыми разнообразными причинами, и их наличие совсем не означает, что человек чем-то болен… Галлюцинации, возникающие у здоровых людей, чаще всего называют иллюзиями.»

  • 10.04.2019 18:06:00

    Сергей Носов. "Бальзам вымысла и забытье сказок" ("Публицистика")

    Если бы где-то (вообразим, что, на совершенно фантастической пока Всеобщей Торговой Ярмарке) существовал материально некий павильон «Продукты художественной литературы», то вывеску на нем следовало бы повесить именно такую, а не какую-нибудь попроще или же, наоборот, позаковыристей, поизящней. Если бы…

Спонсоры и партнеры