Новости, события

Новости 

Цикл "Глоссы" из Книги "Водяное солнце"


От автора:     Поэтический сборник «Водяное солнце»  для меня – размышление о смысле бытия, о любви и смерти, о том, что любовь к родине не имеет политического оттенка и не всё можно облепить логическими догмами. Здесь нет вызова, художественной провокации. Каждое слово для меня сакрально и глубоко пережито до скрутки сердца. Я вижу его краски, слышу его звуки… Главное – ощущение правды.

                                                                                                        Марина Карио

 

В книгу вошли избранные стихи 2009 – 2016гг, а также поэтический цикл     «Пепельная пятница», поэма - пастораль «Речь», поэтическая сюита «С видом на горизонт», цикл «Глоссы» и др. произведения.

 

                                    

МАРИНА КАРИО

Цикл «Глоссы» из  Книги «ВОДЯНОЕ  СОЛНЦЕ»

                                                                                          

Всё временно, как мешок с дыркой.

В том измерении нет правил…

                                     Томас Дилан

 

«ГЛОССЫ»

                   ПОСВЯЩЕНИЯ  

                   «Собрание глосс»

                   (glossarium)

 

 

 
                    

              НОКТЮРН ПУСТОТЫ

Гейне

В подражание Леконт де Лилю,

ценителям шестого чувства в ямбах

рукою пятипалою в могиле, -

как в меблированной клозетной дамбе, -



он всё писал жемчужным плачем спора

в ту память заблудившегося ада

так венценосно, свято и не скоро,

горча лишь дважды, - больше и не надо!



И колом в горле докучал best seller…

В тех недрах золотых волшебного подтекста

тончайшей лирой воскресала зелень

сквозь почву, - так лекарственно и крестно…



И путешествуя до той игольной двери

письмом к поэзии из двух страниц искусных,

весь запрещён, зачитан, непомерен,

и пятистопно страстен, и обкусан…



Бездонней всех морей причастный стих!

Дороже всех цитат и правды зла…

Слепотствующих дней затроганный триптих

свернулся, словно зверь, и плакал в никуда…







РУКИ

Альбрехту Дюреру

По мотивам гравюры А.Дюрера «Молящиеся руки»



…И грань Эпохи случайно стираю я,

чту мудрость парков стокольцевую,

и ксеноглоссией исповедания

некуртуазной любви затоскую…



И в ожидании мироспасения,

сны рассыпатся в тьму и прозрачность.

В окнах времён распускается алчность

и расширяет угол падения…



И долготою живой укоризны

звучит как вселенский бемоль у Стуруа, -

этот нагой резонатор жизни

в сводах миниатюры Дюрера.







СЕДЬМАЯ СТРОКА

Памяти Сергея Есенина

В Исакийе, рассветно – синем,

по лестнице ступая винтовой,

шептала в небо смертная богиня

четыре строчки над замёрзшею Невой.



За ней стремился, ожидая чуда,

и леденел какой – то человек…

И строчкой пятой ниоткуда

глушил шаги зеркальный век.



И в горьком шёпоте пространства

летел листок - шесть стихотворных строк.

Смущалось солнце в угловатом танце,

и хромоногий дьявол ногу приволок…



Строку седьмую длинно уронила

с колен притворных Англетера мел-рука…

И жалобь окон липко заслонила…

зияющая криком немота…







НАСТ

Акростих. Борису Пастернаку



Пропитан единым собой вместо крови, -

Акафист без меты и дат, - в себя чище…

Слегка смущён позолотой в межбровье,

Тащя бубенец смертельный из тыщи, -

Едва касаясь, - строк вперехват,

Разбродов безлюдно – людных клетен

На твой «охранной грамоты» хват… -

А помнишь, щетинился в кормчих сплетен?

Как – вполоборота бог – бездомный,

Участно дробясь, ты звенел в глухоту…



Был пленным оплошливо – свободным

От царства и трона… - Ну, а ту?! -

Рояль… - Женя, Женечка, ты слышишь?! –

И в сердце ударившись, лететь

Сквозь обруч любви безотвесно – вышний

Упасть, чтобы вправе не умереть…



*Женя - Евгения Пастернак (жена поэта)







ЗЕРКАЛО

Марине Цветаевой - «Хочу у зеркала, где муть и сон туманящий…»

«Стучитесь в зеркало! За решёткой форм разных уходят в вечность ступеньки глаза…»

Рене Магритт



…Увижу в зеркале уснувшем, где желанье

прольётся чёрным грогом в ад небес

скиталице ночной с телесной дланью, -

сочащей сок, как виноградный спелый лес…

Я к ней склоню так близко и так нежно

объятия страстей в целующей тоске, -

связующий квадрат на шахматной доске, -

что примиряет «нервно» и «небрежно»,

расставленные в чёрно – белое… - И те,

горящих лир фигуры оживут,

воскресный воздух, смешанный с солёным…

Ссутулившись, палач на тронном

вдруг захрипит, - кровавый спрут, -

и канет. Он так много зла

в мир выдохнул недужно – тяжко.

Смешавшись, память и зола,

улыбка месяца внатяжку

раскурят золотой пожар!..

И угольком в зеркальном строе,

среди эфира и колонн,

Она и я, - сокрыты двое…

И слух остёр и невесом

пред сладостным святым конвоем

тягучий проливает звон...







ЭТЮД ПЕРЕСМЕШНИКА. ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ

Ивану Бунину

Как ты живёшь? Как если бы осталась

лишь долька солнца с правотою влаги?..

Виновных нет. И нет вины. И тяги

итожить дни и горечи. А жалость, -

как привкус, - ощущеньем наперёд…

Весь мир сумятицей, казалось, занят.

И звёзды вслед, из родословно – одиноких,

беззвучно шепчутся с собой. - И канет

тот шепоток, как перст, в небесный лоск их.

Где в неразборчивости ликов и искус,

что толку вспоминать так вязко где – то…

и выговаривать судьбе, войдя во вкус, -

кляня того, что называют светом.



…И не расслышать. Слышишь, кается равнине ветер

в содеянных давно грехах?.. На вертел

он свяжет эти тайны о себе... И трижды

в тон слепец блаженный повторит их в жизни.

И роли сыграны послушно.

Приметы, яви… - Что до них на самом деле?

Легко и пусто в этой колыбели, -

не отличить воды от суши…

Блаженство не накопишь впрок!

Со вздоха начинался век – оброк,

и с мифа день начнётся, и с завета…

Спи, вечная фиеста… Нежный бог

наутро нас оставит без ответа.







ЧЁРНЫЕ ЛУНЫ

Анне Андреевне А.



Мне не забыть, - в тиаре покаянной,

в венчальном платье с лавровой фатой, -

тебя желанною и проклятой, - не той…

Тот факел – ночь, когда ты стала званной…



И холод, овдовев, - не оглянулся…

И утомлённый вопль, - мощней

всех чёрствых птиц и площадей (!), -

своей предельностью свернулся.



И чопорный, и свинский пир,

отринув злое покрывало,

явил объятие начала,

где плащ – строфа, и друг – Шекспир…



И встроилась строка стопой

и тайной всех замочных скважин!

И кто – то вероломно – важен,

смотрел в тебя твоей судьбой!



Бессмертных терцин, гибельных частей

наполнен маскарад… Луна над Звоном…

…И ладан оплывает… И язвей, -

так гибельно и раззеркально небо в чёрном…







СКОЛЬКО БЫЛО ОТРИЦАНИЙ…
Вспоминая Иосифа Бродского

…Сколько было отрицаний, -
но никто не отвечал,
как связать концы с концами
у начала всех начал…
Как сплести в единый узел
ложь и правду, тлен и свет, -
если век безмерно сузил
всеобъемлющий ответ…

И листать свои потери
в шелесте календаря.
Только в запертые двери
студит заметь декабря…
Знать, что сердце не осудит
строчки вычурный наряд!..
И прозренье лиц и судеб(!) –
в играх слов и передряг?..

От разлуки до мороки, -
только тело лишь распять…
И просрочены все сроки, -
и во сне занежит мать, -
та, чья власть неизмерима…
Когда полон был чужим,
стёрся контур уз… - Марина!*
Я смиренный Ироним…

И глагол сплетён изломно,
и незрима власть ответа…
- Я явился вам бездомно, -
но принёс частицу света…
…Сколько было отрицаний,
но никто не отвечал…
Только звёздными венцами
билась птица о причал…


*Марина Басманова – любимая женщина поэта.





PIANO, ВЕНЕЦИЯ, PIANO*…

Памяти И. Бродского

…Смерть – это то, что бывает с другими…

И. Бродский

Зима мела,

но не обманывала.

Ночь не врала,

а лишь промал –

чивала…

Луна слепила и

подна –

чивала…

Кренилась посвистом

Ветла.



Покуда ночь черна –

цыганила,

весна свежа

цветеньем ран –

ила…

А смерть честна

на волю стран –

нила…

Глаза от плача

берегла…



И сны цеплялись

явью, криками,

разрывом, -

в малом есть ве –

ликое!

И память

грудой дат без –

ликою, -

строкою чисел

камень жгла…



*Piano – тихо (ит.)







БЫЛО БЫ НЕПЛОХО, ЕСЛИ Б ВДРУГ...

«От тебя до меня». Диалоги с Бродским. Сны…



- Когда - нибудь, многозначной и вечной,

кочующей в книгах по сотням рук, -

привитой, - храни тебя… - в нежный род человече,

грызущей в самой себе беса, как древоточец – жук, -



доберёшься, - дурная, - до пика, до хруста сердца,

трепля переплёт строфой из своих углов…

Как много Бога вокруг, - зачастится герцем…

Как мало Бога вокруг, - заслезится вдруг…



- …А ты мне: «Все горы в их значении узком

кончаются нЕ – пИками, но спуском»!..

- Этот мир, молоком проливаясь в горло с пелёнок,

проступает кровью из вида одушевлённых…



…В рот воды набирая, в кромешной нага глубине,

в окруженье кораллов редких, кустарников славных…

…Слышу, бьётся во все мои шесть, - и … шепчет мне:

- Детка, детка! Я тебя не оставлю.







ТОМАС ДИЛАН

Lost

« Я, сумасшедший, в белой палате под самой крышей, выл как собака,

тянул руки сквозь решётку на окне и царапал когтями солнце».

Томас Дилан

Вяжет северный ветер прутья свои,

миру пёстрыми птицами щебеча, -

и упавшая кровь озерцами любви, -

лишь приманка для палача…

Ты, червем извилистым, в окнах серого здания

царапаешь кожей солнце в стекле…

Тебе снится живой, зелёный хруст гравия, -

и рассветная ртуть в морщинистой мгле…

…Карабкаясь плотью и мёртвой холерой,

как русло, текущее жизнью вспять, -

застигнутый меж отрицаньем и верой -

в норе, где детёнышам крыса – мать.







ФЕДЕРИКО

Памяти Федерико Гарсия Лорки



Разбивается плач гитары

о восход молчаливого утра!..

Разбивается плач гитары

о потоки сонные будто…

Пой, Гранада!

Пой, Федерико!

Твоя песнь, поэт,

Смугло - лика!



Твоя песнь – острокрылая птица!

Над землёй лунных строк вереница,

трепеща над уснувшей равниной,

над усталой и влажной, ранимой…

Пой, Гранада!

Пой, Федерико!

Жизнь награда!

А смерть многолика!



Твоя песня стремится на волю,

высекая из скал слёзы, -

жаля сОлони Солнца болью, -

и больней, чем шипы чёрной розы!

И Сигирии поступь страха

обнимает геометрией крика…

Пой, Гранада!

Не ведая мрака!

Пой вовеки, поэт

Федерико!..







ЛЮБИ МЕНЯ И ПОЦЕЛУЙ ТИХОНЬКО В ШЕЮ...



Памяти Татьяны Бек



…Не говори так грустно обо мне…

Зачем же тень, когда согреет солнце?

Я буду цвесть сквозь темноту оконца

строкой счастливой в медленной луне.

И, может быть, сходя с небес луна,

как рыба – меч Гомеровского плёса,

твой слух уколет: - Истина – цена

заезженного до нутра вопроса.



Не говори так громко обо мне…

Любовь и Бог – не дура, и не клоун.

Я счастлива, как океанский ворон

в языческом закате… Марс в огне!

Тебе шептала, - помнишь, напрягая шею, -

как венчаною счастлива была,

как русское любила и аллеи,

где тропка каждая виновна и права…

Люби меня и поцелуй тихонько в шею…

Едва…







И ЛЕГКО ЛИ БЫТЬ НЕИСКУШЁННОЙ…

Перси Биши Шелли



…Та тень, что между смертными незрима,

хотя слепые чувствуют её…

П – Б - Шелли

…И легко ли быть неискушённой… -

Пить мадеру сущности больной…

Дождь, как будто, молоток умалишённый,

в ночь злословит с чистою водой…

Время, как звонарь, без грубой брани

щурит глаз – чуть выше гибельный крючок(?)… -

Меткость пули и святого ранит,

крошит память в чёрный пятачок…

И плевком в бессмертье с неба канет, -

как в острог, - предвестница – звезда…

…И, умаявшись, - усталая вода

под ногой песком тягучим станет…



2016



 


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 03.02.2023 17:05:31

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 17) ("Проза")

    "Время – страшное, темное. Семнадцатый год наоборот. Чуть ли не каждый день сообщали об убийствах и похищениях. Но Игорь не замечал. Это потом, задним умом, он видел сны. Словно бежит по тонкому льду. Лед проваливается, трещит, чтобы спастись, требовалось бежать все быстрей, быстрей – впереди маячила надежда, сзади все больше расползалась, ширилась, захватывала все вокруг полынья. Но это – потом, когда все закончилось, когда он на время расслабился… Неприятности сгущались постепенно, будто тучки на горизонте перед грозой..."

  • 01.02.2023 16:06:37

    Леонид Подольский. "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 16) ("Проза")

    "Неприятности начались вскоре после нового года. Поначалу мелкие – деньги по-прежнему несли, но – зачем несли? – при тысячепроцентной инфляции сто процентов годовых не спасали; обналичка приносила хороший доход и торговля метандростенолом процветала, недвижимость росла в цене и сделки – их, правда, по-прежнему было немного, - приносили все больший доход, - но, увы, нарыв назревал: начинались невозвраты..."

  • 13.01.2023 15:50:35

    Леонид Подольский. "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 15) ("Проза")

    "К тому времени, а шел уже декабрь, недолго до Нового года, хотя было слякотно и темно, фонари едва горели, Игорь много чего знал о Хвоинском – что гаденыш, скупердяй и при случае мать родную продаст, – но он все равно приходил и начинал говорить тихим своим, вкрадчивым голосом. Умел быть полезным, незаменимым даже. Вот и в этот раз, позвонил и сказал: есть замечательно выгодный вариант. И – сидит перед Игорем, как обычно, вещает: - Есть у меня в мэрии знакомый чиновник. Очень близкий. Ну, вы понимаете, Игорь Григорьевич, близкий к самому. Реально сидит в кабинете, а кабинет у него ровно этажом ниже, под Самим, управляет потоками..."

  • 12.01.2023 15:21:00

    Сергей Гарсиа. "Стихотворения (публикация №3)" ("Поэзия")

    "Почему-то мне кажется Что в жизни есть навигатор. И он сочиняет маршрут Стуча по клавишам Женскими пальцами Но если чёртова там дыра Или потухший кратер То, значит, мы родились чтобы стать Всего лишь скитальцами ..."

  • 09.01.2023 16:26:00

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 12) ("Проза")

    "Рэкетиры наверняка все разведали, потому что сразу направились к кабинету и время выбрали точно, когда Игорь оставался один. Длинноногая Леночка, украшение фирмы, тотчас испарилась, хотя, возможно, просто совпало – все продолжалось лишь несколько минут и Игорь потом не мог вспомнить: ни как они появились, ни как исчезли. Помнил только, что их было двое качков: один высокий, атлетичный, в спортивном костюме и кроссовках, белокурый, другой приземистый, с короткими руками. Рослый почти вплотную приблизился к Полтавскому, так что Игорю стало дискомфортно и он ощутил тяжелый, душный запах табака; в это время маленький оставался в дверях..."

  • 08.01.2023 17:29:00

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 11) ("Проза")

    "Больше всего приходилось работать с заемщиками. Игорь пытался подолгу беседовать с каждым, угадывать: честный, не честный? Вернет, не вернет? Чем дышат, что думают, в чем состоит их бизнес? Кем были раньше? Какие у них перспективы? Есть ли семья? Иногда Полтавский думал, что это у него наследственное. Ростовщичество – еврейский бизнес, средневековый. Евреи много чаще других становились банкирами. Он догадывался, что ростовщичество – бизнес опасный, рискованный. Не оттого ли евреев так часто убивали, изгоняли, преследовали? Не в этом ли корни мрачных средневековых наветов и мифов?..."

  • 07.01.2023 17:07:00

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 10) ("Проза")

    "Все очень здорово начиналось. Кредиторы, заемщики, посредники, вкладчики, страховая компания, клиенты на обналичку – все выстроилось легко и быстро, без особых усилий, как только Полтавский переехал на Кирпичную улицу. По крайней мере Игорю так казалось. То есть работа была нелегкая и исключительно нервная, ежедневно приходилось решать десятки вопросов, целыми днями он крутился, как белка в колесе, иной раз, приехав домой, валился без сил, но он был молод – всего сорок пять, и – ему нравилось. Он чувствовал себя в своей стихии. Это была та жизнь, к которой он стремился. Свобода! Никто ему не мешал! Он вообще любил работать с людьми. Ему доставляло удовольствие общение. Он никогда не думал об этом, но – подсознательно – Игорь испытывал удовлетворение от ощущения собственной значимости. Это было его время, его месяцы!..."

  • 06.01.2023 16:54:00

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 9) ("Проза")

    "Вскоре после того, как стало ясно, что на Бейлина не приходится рассчитывать – глянцевый писатель явно не имел влияния ни на харизматичного, брутального Бардельникова, ни на начинавшего входить в силу Звонарева – тот прославился тем, что как-то выволок за волосы гаишника, в другой же раз, пьяный, сбил мотоциклиста, но ему все сходило с рук: Звонарев был одним из немногих среди глав администраций, решительно поддерживавших президента. А еще – установил посты на границах немаленькой своей территории, не выпуская, но и не впуская в область машины со спиртом и водкой, и попытался ввести местные чеки..."

  • 15.12.2022 19:46:33

    Леонид Подольский. "Ф.М.Достоевский: личность и творчество в свете времени" ("Критика. Эссе")

    "В прошлом году в России и за рубежом широко отмечалось 200-летие Ф. М. Достоевского, давно ставшего одним из главных символов великой русской литературы. Как-то мне довелось присутствовать на вечере, посвященном творчеству писателя в Центральном доме ученых. К немалому моему удивлению, пришлось выслушать с десяток бойких и комплиментарных пятиминутных докладов, в каждом из которых непременно использовались эпитеты «великий» и «гениальный», но – ни малейшей попытки действительно глубокого анализа творческого наследия классика. В самом деле, в представлении многих писатель давно превратился в некий непререкаемый символ (в идола?), которым можно только восторгаться, при этом живой, страждущий, противоречивый человек с его сложной судьбой, с его глубокими сомнениями и переживаниями куда-то исчез..."

  • 07.12.2022 16:48:24

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 8) ) ("Проза")

    "Эпизоды эти, с Пироговой и с самим Бридло, туалетным королем и будущим олигархом, почти тотчас померкли и стерлись на время из памяти, оставив по себе лишь блеклую черно-белую картинку. Поток событий стремительно унес их в прошлое. Начинались совсем другие дела, короткие месяцы счастья, быть может, даже самые счастливые дни жизни, разве что давняя юношеская любовь или Изольда могли бы с ними конкурировать. Игорь вспоминал иногда слова Волоцкого: «Бизнес – это любовь настоящих мужчин. Деньги – это страсть, спорт. Это больше, чем любовь к женщинам». Да, деньги. Но время так уплотнилось, у Игоря оставалось так мало времени и сил на что-нибудь другое, что он потом не мог вспомнить почти ничего. Разве что короткие, пылкие встречи с Изольдой. Все словно со временем отгорело..."

Спонсоры и партнеры