Новости, события

Новости 

"Стихотворения (публикация № 2)"


 

                        

            КОПИЛКА

 Дождь. Туман. Заветная строка.
 Вот мои несметные богатства. 
 Скажешь, что казна невелика?
 Не спеши выказывать злорадство.

 Вот сюда внимательно гляди:
 это чей-то взгляд, запавший в душу.
 Фраза, что однажды из груди
 ненароком вырвалась наружу.

 Вот напиток из полночных муз,
 голоса любимого оттенок.
 Я всё это пробую на вкус.
 Я знаток, гурман, сниматель пенок.

 Что это? Попробуй назови.
 Так, пустяк. Души живая клетка.
 Тайная молекула любви.
 От сердечных горестей таблетка.

 Тёплых интонаций нежный след – 
 словно ласка бархата по коже.
 Я им греюсь вот уж сколько лет,
 он ничуть не старится, такой же.

 И, скупее рыцарей скупых,
 от избытка счастья умирая,
 словно драгоценности скупив,
 я твои слова перебираю.

 Скажет пусть какой-нибудь осёл:
 ничего же не было, чудило!
 Но душа-то знает: было всё.
 Больше: это лучшее, что было.

 Каждый волен счастье создавать,
 разработать золотую жилку.
 Надо только миг не прозевать,
 подстеречь и — цап! –  себе в копилку.

 Я храню в душе нездешний свет, 
 свежесть бузины и краснотала.
 И живу безбедно много лет
 на проценты с этих капиталов.

 Как алмаз, шлифую бытие,
 собираю память об умершем.
 Я — самовладелица. Рантье.
 Баловень судьбы, миллионерша.

 Взгляд души и зорок, и остёр.
 Он — спасенье от тщеты и тлена.
 Никому не видимый костёр,
 огонёк мой, очажок вселенной.

 Что бы там ни уготовил рок – 
 настежь я распахиваю сердце:
 все, кто беден, болен, одинок, – 
 заходи в стихи мои погреться! 

  


 

            ***


 Вы не такой, как мечталось — не лучше, не хуже – 
 просто иной.
 Мне показалось, что стало чуть-чуть расстояние уже
 между Вами и мной.

 Кажется, скоро оно и совсем растает,
 и до руки
 чтоб дотянуться, лишь шага всего не хватает
 или строки.

 

 

 

            ***


Образ Ваш леплю я и малюю
на холсте души тайком, как тать.
Уходите — мысленно молю я,
чтоб о Вас могла я помечтать.

Мне не надо приторного лета
с его жарким и липучим ртом.
Слаще тайна смутного рассвета – 
мятный поцелуй весны со льдом.

 

 

 

            ***

 

 Каждое слово — словно в перчатках.

 Как это злит!

 Чтоб не оставить следа, отпечатка

 или улик?

 

 Что не досказано — после доснится

 ночью одной.

 Пленною птицей сердце томится

 в клетке грудной.

 

 Не растопить мне глаз этих льдинки —

 мало тепла.

 В этом немом и слепом поединке

 Ваша взяла!

 

 Не убиваю то, что в зачатке,

 и не браню.

 Я умоляю: снимите перчатки,

 маску, броню!

 

 Приотворите чуточку дверцу

 в таинства храм.

 Дайте увидеть голое сердце –

 есть ли я там?

            

 

 

 

           ***

 

 Обезвреживаю Вас,

 каждый шаг и каждый час.

 Обезвреживаю мины

 Ваших глаз и Ваших фраз,

 чтобы — мимо, чтобы — мимо,

 а не в сердце, как сейчас.

 

 

 

 

            ***

 

Я в этом мире только случай.

Черты случайные сотри.

Земля прекрасна, только лучше

я буду у неё внутри.

 

Мне всё здесь говорит: умри, -

серп месяца, клинок зари,

кашне из прочного сукна

и чёрное жерло окна.

 

Любое лыко — злое лихо -

страшит непринятостью мер.

Шекспир подсказывает выход,

и Вертер подаёт пример.

 

В спасенье от земного ада

так сладко кровью жил истечь.

Задуй свечу. Не надо чада.

Поверь, игра не стоит свеч.

 

Но вот один глоток любви -

и всё мне говорит: живи, -

улыбка месяца, весна,

душа открытая окна.

 

 

 

            ***

 

Забытый плёс. Застывший лес.

Не верится, что было лето.

Опять повеяло с небес

порывом сердца несогретым.

 

Непроницаемый покров.

Хоть ручкой проколи бумагу –

не заменить чернилам кровь,

её живительную влагу.

 

И, целомудренно-мудры,

в полярном отрешенье круга

бездомные парят миры,

не обретённые друг другом.

 

 

 

           ***


Любовь, отбой! Долой порфиры.
Проигран твой последний бой.
И тот, кто был дороже мира, – 
неотличимый, как любой.

Стихи — как надписи на плитах
о тех, кто жил и был любим.
Как поминальная молитва
по душам всех, о ком скорбим.

Забытый призрак воскрешая,
они пунктиром метят путь,
в цветы метафор обряжая
и обнажая плоть и суть.

Ещё зарубка, как нашивка.
Я боль уламываю, длю.
А если это и ошибка – 
её, как истину, люблю.

Пускай ослепну на свету я,
пока пряду надежды нить, – 
любовь, как книгу золотую,
как музыку, не объяснить.

 

 

            ***


Пью за всё, что в себе я убила
 в зазеркалье несбывшихся дней.
 Пью за всех, кого я не любила
 и не встретила в жизни моей.

 Как овал одиночества светел...
 Пью и славлю его, возлюбя.
 Я в твоём не нуждаюсь ответе.
 Я беру всю любовь на себя.

 О луна, моя высшая почесть,
 эталон золотого руна,
 воплощение всех одиночеств,
 я с тобою уже не одна.

 Пусть не вспыхнет огонь из огнива
 и не высечь мне искр из кремня,
 но со мной эти жёлтые нивы,
 и они согревают меня.

 О любви и тоски поединок,
 луч зари, победивший во мгле!
 Одиночество — это единство
 со всем сущим, что есть на земле.

 


           ***


 Трогательность весенняя и осенняя строгость, -
 всё это разноголосья и полюса любви.
 На краю воскресения и падения  в пропасть -
 только лишь ты зови меня, ты лишь останови.

 Сколько грабель целовано — только не впрок уроки.
 Пусть не дано изведать нам дважды одной реки,
 пусть уже всё отлюблено - сладостны даже крохи.
 Я соскребу любёнышей с каждой своей строки.

 Пусть парусами алыми машет нам каравелла.
 Ну а когда простишься ты, в прошлое уходя -
 буду любить последнее — как это у Новеллы -
 плащ твой, и гвоздь под кепкою, и даже след гвоздя.

 

 

 

            ***

 

Я жила как во сне, в угаре,

слыша тайные голоса.

А любила – по вертикали,

через головы – в небеса.

 

Бьётся сердце – должно быть, к счастью...

Сохраняя, лелея, для,

всё ж смогла у судьбы украсть я

два-три праздника, года, дня.

 

Умирая, рождалась вновь я,

поздравляя себя с весной,

с беспросветной своей любовью,

той, что пишется с прописной.

 

  


            ***


 Зову тебя. Ау! — кричу. — Алё!
 Невыносима тяжесть опозданий,
 повисших между небом и землёй
 невыполненных ангельских заданий.

 Пути Господни, происки планет,
 всё говорило: не бывает чуда.
 Огромное и каменное НЕТ
 тысячекратно множилось повсюду.

 Ты слышишь, слышишь? Я тебя люблю! —
 шепчу на неизведанном наречьи,
 косноязычно, словно во хмелю,
 и Господу, и Дьяволу переча.

 Луна звучит высоко нотой си,
 но ничего под ней уже не светит.
 О кто-нибудь, помилуй и спаси!
 Как нет тебя! Как я одна на свете.

 

  


            ***

 

 Из пены сирени рождается лето,

 из первого слова — строка...

 Пусть в музыку вновь не вернётся всё это,

 как в прежнюю воду — река,

 

 пусть всё будет дешево или сердито,

 ведь главное — жизнь, а не тлен.

 О как хороша на песке Афродита,

 стряхнувшая пену с колен!

 

 

 

            ***


Надежду умножаю на неделю,
а годы на семь пятниц поделю.
Зачем мне то, что есть на самом деле,
в котором всё равняется нулю?

Сложу ночей горячечную темень,
добавлю слабый свет издалека
и это возведу в такую степень,
что мой ответ взлетит под облака!

И там сойдётся вопреки законам,
сольётся — да простит меня Эвклид -
с ответом окончательным, искомым,
с тем, что ночами снится и болит.

И, подсчитав все битвы и раненья,
всё, что в слезах омыто и крови,
я сочиню такое уравненье,     
в котором всё равняется любви! 


 

 

            ***

 

 Я Сольвейг, Ассоль, Пенелопа.

 Ждала тебя и дождалась.

 А что-то иное дало бы

 мне радость такую и сласть?

 

 Но знать бы тогда на рассвете

 в бесплодной с судьбою борьбе,

 что все-то дороги на свете

 не к Риму ведут, а к тебе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться в социальных сетях


Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 09.04.2021 18:57:28

    Алексей Ильичев. Рассказ "Лучники" ("Литература для детей")

    "В тот год я закончил первый класс. Моя двоюродная сестра постарше меня, и, как это частенько бывает, она командовала мною, младшим, покоя мне не давала. Характером она уже в детстве была человеком педантичным – прямо как немка. Всё у неё по часам расписано, по минутам, распорядок дня такой, что хоть стреляйся! В шесть утра - подъём, в восемь – завтрак, с девяти до одиннадцати – чтение книг... Вот сидит она как-то, читает, а я пристаю к ней:..."

  • 08.04.2021 18:55:00

    Алексей Ильичев. Рассказ "Розыгрыш" ("Литература для детей")

    "На каникулах, в домах нас видели редко. С утра до ночи были мы на улице. Играли в различные подвижные игры, вроде догонялок или казаков-разбойников, бегали купаться на речку, в золе от костра пекли картошку, а иной раз просто собирались, где-то в лесу и травили друг другу леденящие душу байки, пугая девчонок. А однажды летом, устроили им такое эффектное представление, о котором я и сейчас вспоминаю с дрожью в душе. Недалеко от моей улицы, в переулке, в котором жили мои дедушка с бабушкой, стояла старая хата. В эту хату..."

  • 07.04.2021 18:52:00

    Алексей Ильичев. Рассказ "Здравствуй" ("Литература для детей")

    "Казалось бы, такие простые вещи, как сказать человеку спасибо или поздороваться с ним при встрече, само собой разумеются. Но недавно родившейся ребёнок, подрастая и выходя в мир, не имеет об этом понятия. В его жизни обязательно должен быть кто-то, кто научит, объяснит ему, как вести себя в той или иной ситуации, воспитает его. В противном случае, судьба такого маленького человека незавидна..."

  • 01.04.2021 16:53:00

    Леонид Подольский. ""О правде истории и ее больных вопросах" ("История")

    "В последние годы не раз и не два приходилось слышать, что мы никому не позволим пересмотреть историю, исказить ее. Следует ли понимать так, что существует некая абсолютная монополия на историческую правду, что историческая наука (как и Государственная Дума) – не место для дискуссий и существует новый непререкаемый «Краткий курс», фиксирующий по всем вопросам единственную и окончательную истину?..."

  • 31.03.2021 16:51:00

    Валерий Румянцев. "неопубликованные стихотворения (публикация №2)" ("Поэзия")

    "Хоть истина бывает глубока, Невежество – увы – гораздо глубже. В нём больше утонуло за века, Чем в знаменитой миргородской луже. Невежество не топит одного. Что мелочиться? Целые народы Оно пускает медленно на дно..."

  • 30.03.2021 16:39:00

    Валерий Румянцев. "Неопубликованные стихотворения (публикация №1)" ("Поэзия")

    "Философы же видят смысл во всём, Но только раскусить его не могут. Так «чёрный ящик» мы порой трясём. Чтоб содержимое хотя б на слух потрогать."

Спонсоры и партнеры