Новости, события

Новости 

19.12.2016

 

Сцены современной жизни

 

Действующие лица:

 

Лопахин Владимир   --  предприниматель;

Трофимов Андрей  --  дачник;

Ольга — его жена;

Гаев Павел  --  дачник;

Наталия  --   подруга Гаева;

Епиходов Виктор – сторож садоводства;

Семенов Николай – менеджер на службе у Лопахина

 

Сцена 1.

 

Июль. Дача Трофимова  --  старый деревянный домик с верандой. Вокруг довольно запущенный участок с беспорядочными посадками и покосившимся забором. Большую его часть занимают вишневые деревья. На веранде в старом кресле сидит Трофимов, рядом у перил стоит Ольга. Они одеты в рабочую дачную одежду; беседуют с озабоченным видом.

 

Трофимов. Нам надо решить этот вопрос уже в ближайшие дни. Иначе  можем лишиться всего, понимаешь?

Ольга. Мне кажется, такие дела должен решать только мужчина. Не грузи меня, пожалуйста,  мне и так хватает забот ( берет со стола чайную чашку и пьет). Хоть бы что-нибудь сделал сам, как положено мужчине.

Трофимов. Но ведь ты же хозяйка дачи, на тебя она оформлена. Не хочешь ничего менять, я понимаю. Но ведь нас скоро и спрашивать не станут. Просто захватят участок   --   и привет.   

Ольга (с удивлением) С какой стати? Наша семья владеет им уже больше пятидесяти лет. Вон ту яблоню еще мой дед сажал. Я со своей дачи уходить не собираюсь, даже не думай. А с этим Лопахиным сам разбирайся.

Трофимов. Пойми, я  тоже к нему привык, сколько труда положил. Но ведь обстоятельства…

Ольга. Ты приложил? Тоже мне работник, даже забор поправить не можешь, который год прошу. Все трубы текут, а ты вокруг ходишь, руками размахиваешь.

Трофимов. Об этом  ты сейчас не вовремя заговорила. Более важная проблема есть. Вчера опять приходил Семенов, намекал, чтобы мы поторопились с ответом. Окончательная сумма  --  сорок пять тысяч.

Ольга (с возмущением) Да ведь это же жалкие гроши, дача стоит не меньше двухсот тысяч. Это во-первых. А во-вторых, я вообще не хочу ее продавать. Я выросла здесь. Вон на тех старых вишнях видны еще следы от моих детских качелей, отец делал. Цветник я растила, без него у меня в жизни ничего красивого не останется. А вишни хоть и малоурожайные, потому что ты не сделал правильную обрезку, но ведь весь год варенье едим.  Опять же, детям чистый воздух нужен, каникулы на даче проводят. И теперь мы должны всего лишиться по прихоти какого-то хапуги?!

Трофимов. Не говори так громко, еще услышит кто-нибудь  и донесет ему. Тогда нас точно отсюда погонят.  

Ольга.  Вот чего ты боишься! Все вы здесь дрожите перед этим Лопахиным. Как будто на него и закона нет, что хочет, то и творит.

Трофимов. Разве не знаешь, что сейчас слово богача-нувориша и есть закон. Он уже три участка прихватил для своей фазенды. А теперь затеял строить яхт-клуб. Так ему нужна вся территория до самого берега Волги. Вот и скупает участки, а кто не соглашается продать…Что случилось с дачей твоего дяди Гаева, все знают. Думаешь, она сама загорелась?

Ольга. Он с трудом потушил пожар. Просто случайно поблизости оказался. Если бы не позвонил сторож  Епиходов, остались бы , наверно, одни головешки.

Трофимов. Вот я и опасаюсь, что с нашей дачкой то же самое случиться может. Так что надо решать это дело поскорее, а то решат за нас, у кого сила есть. Говорят, что Лопахин ведет переговоры с нашим председателем, чтобы все садоводство под него перешло. Обещает водопровод наладить, дорогу отремонтировать. А заброшенные дачи просто задаром возьмет. Нам просто не повезло, что на его пути оказались.

Ольга. Что же это творится такое! Со своего участка сгоняют. Да еще муж размазня, никакого толка нет от тебя. Надо хоть с дядей посоветоваться, у меня уже голова кругом идет.

Трофимов. Вон сам пожаловал, легок на помине (в калитку входит Гаев).

 

Сцена 2.

 

Те же и Павел Николаевич Гаев. Это полный мужчина лет около шестидесяти в спортивном костюме с цветком в кармане.

 

Гаев. Ох, и душно сегодня, видно, дождь будет. Я решил не поливать, тем более, воды уже три дня не дают. Угостите чаем, дорогие родственники?

Ольга. Дядя Паша, садитесь пожалуйста (хлопочет с чаем). Мне с вами поговорить надо.

Трофимов. Почему только тебе. Это наша общая проблема. Вы же слышали, Павел Николаевич, что наш крутой сосед  Лопахин затеял. Уже последнее предупреждение послал через своего полкана Семенова.

Гаев. Неужто гонит вас из садоводства? И на каких условиях?

Трофимов (разводит руками) Дает только сорок пять --  и ни рубля больше.

Гаев. Сущий разбойник, вымогатель. Что вы хотите от недавнего рекетира. Нарубил бабок  с рыночных торговцев, а теперь в гору пошел. Большими делами ворочает. Хозяином жизни себя почувствовал. На мою дачу тоже виды имеет. Все ему земли мало. Если бы не крыша в районной администрации, он бы так не наглел.

Трофимов. Сторож Виктор говорил, что Лопахин считает себя потомственным купцом. Якобы, его предки в наших краях имели земли, мельницы и даже маслодельный завод. Носит на руке старинный перстень, вроде  бы принадлежавший его прадеду купцу Ермолаю. И первые дачи в губернии этот его предок устроил еще в конце 19 века. Вот он, Володька-то, и заводит речь о возрождении традиций. Как вам это нравится?

Ольга. Вот как настоящие мужчины дела вершат, не то, что некоторые.

Трофимов. Нашла, кем восхищаться. Ты не забывай, что Лопахин твою дачу заграбастать собрался.

Ольга (спохватившись) Дядя Паша! Что нам теперь делать? Неужели потеряем родной уголок, просто поверить не могу. Что я маме скажу, она же не переживет. Ее сердце не выдержит!

Гаев. Да, сестра очень привязана к даче, вся жизнь прошла здесь. Да у меня самого столько воспоминаний с ней связано. Помню, я был мальчишкой, приходил сюда, когда бабушка вишневое варенье варила. Запах по всему саду шел, необычайно вкусное, мастерица была. А потом мы все вместе песни пели, вот на этой веранде. Сестра озорницей росла, любила бегать между рядами помидоров и огурцов, я ее догнать не мог.

 

Пауза

 

Нет, все-таки надо что-нибудь придумать, и не отдавать дачу этому новорусскому наглецу. Да что, в самом-то деле, будто вы ему чем-то обязаны! Просто откажите и все. Ничего он с вами не сделает.

Ольга. А если вдруг дача загорится, как ваша?

Гаев (возбужденно) Представьте, у меня оказался включенным утюг, а я же помню точно, что перед этим две недели им не пользовался. Вот где самая загадка. Кто  - то залез в дом, включил утюг и устроил короткое замыкание в сети. Я об этом следователю говорил, а он и слышать ничего не хочет. Говорит, вы сами забыли выключить  утюг. Совершенно не хотят работать! Не иначе, боятся Лопахина. Больше всего мне жалко старинный шкаф. Ну, ты знаешь, Оля, он стоял в спальне. Принадлежал нескольким поколениям нашей семьи. Потемнел от времени, но сделан был крепко, из мореного дуба.

Ольга. Там еще были вырезаны мифологические существа, кажется, наяды, такие женоподобные, с хвостами. Мы детьми были и слышали, что его называли шкафом статского советника.

Гаев. Верно. Один из наших предков носил это звание. У нас ведь аристократические корни. На шкафу когда-то стояла бронзовая фигурка богини Ники. И вот сгорел начисто, ничего от него не осталось. Вскоре явился этот  Семенов, посланец Лопахина, и стал опять настойчиво предлагать продать дачу. Обнаглели! А ведь и доказать ничего нельзя. Но я уступать не намерен, они еще узнают Гаева. У меня в прокуратуре школьный товарищ работает, он поможет, защитит меня.

Ольга. А нам-то что делать?

Гаев. Вам? (задумывается) Пока скажите Лопахину, чтобы дал вам время до конца дачного сезона. Какое-нибудь решение найдется.

Трофимов. Если только это не будет нашим последним решением.

 

Входит Епиходов

 

Сцена3.

 

Те же и Епиходов.

Епиходов. Здравия желаю, господа садоводы. Имею поручение к вам от председателя.

Ольга (тревожно) Чего он хочет от нас?

Епиходов. Просил передать, что если не погасите срочно долг по взносам, вам отключим воду.

Трофимов. Почему так вот сразу — и отключить?

Вы и так воду подаете нерегулярно. На этой неделе полива не было.

Епиходов. Так ведь известное дело, у нас на трубе три садоводства сидят, насос совсем износился, а денег на ремонт --  с гулькин нос. Считай, треть участков заброшена, а на остальных одни старики хозяйничают. У многих краны подтекают. Вот уж как купит нас Лопахин, так и средства появятся. Но он хочет часть территории занять под яхт-клуб, так что кое-кому придется отсюда съезжать.

Гаев. Разве  решится в этом году?

Епиходов. Неизвестно. Как начальство скажет.

Трофимов. А что, собрание садоводов уже роли не играет?

Епиходов. Когда оно что-то значило, это ваше собрание. Бабки покричат, пошумят, а все заранее известно.  У кого власть и деньги, тот и гнет свою линию.

Ольга. До чего дожили, черт побери. Я вот сама пойду к этому Лопахину и выскажу ему в самые глаза, кто он такой.

Гаев. Не горячись, это не женского ума дело. Я должен в городе поискать поддержки.

пауза

А что, Виктор, давно ведь ты у нас служишь?

Епиходов. Как же, я, почитай, всю жизнь в здешних краях живу. Отец и дед в лесничестве служили, счетоводством занимались. Здешним дачникам участки нарезали. А недавно, Владимир Алексеевич мне фотографию показал, у него в семейном архиве сохранилась. То ли в 1901 году сделана, то ли еще раньше. Там  его какой-то предок с моим дедом сняты вместе, на пикнике в лесу. Будто служил у него по торговой части. Купец Лопахин здесь в ту пору большую силу имел. Вот и Владимир Алексеевич в него пошел, унаследовал, так сказать, коммерческий талант.

Трофимов. Не он ли прославился вырубкой вишневых садов в нашей губернии? Об этом местные краеведы в газете писали.

Епиходов. Точно, его это дело. Так ведь тогда как раз первые дачники сюда и пожаловали. От города близко, река и лес рядом. Благодатное место.

Гаев. Те дачи в гражданскую войну на дрова пошли, вместе с дворянскими усадьбами. Порезвились тут красногвардейцы с революционными комитетами. На долгие годы все в запустение пришло. Только после войны заново стали дачи возникать. Но прежнего размаха не стало. Власти разрешили только маленькие сарайчики вместо капитальных домов строить. А уж как вернулся капитализм, все ограничения сняли. Тут и поперли новые богачи коттеджи возводить да с автономным обеспечением. Воду, свет и даже дороги свои стали проводить.

Епиходов. Только между нами. Лопахин обещал меня на службу взять, если помогу ему зону влияния расширить. Так он и сказал   --  зона влияния. Но мне все-таки жаль старых дачников. Почти родными многие стали. Вот вы, Павел Николаевич, например. Сколько мы с вами дачной наливки выпили. А вы всегда меня выручали, когда зарплату задерживали. И поговорить по душам с вами всегда можно, хоть вы и образованней меня намного. Без вас просто не знаю, как и жить буду.

Гаев (удивленно) Что ты меня словно покойника оплакиваешь? Я никуда отсюда уходить не собираюсь.

Епиходов.( потупив глаза)  Придется вам секрет открыть. Ваша дача тоже входит в эту самую зону.

 



19.12.2016

 

Сцены современной жизни

 

Действующие лица:

 

Лопахин Владимир   --  предприниматель;

Трофимов Андрей  --  дачник;

Ольга — его жена;

Гаев Павел  --  дачник;

Наталия  --   подруга Гаева;

Епиходов Виктор – сторож садоводства;

Семенов Николай – менеджер на службе у Лопахина

 

Сцена 1.

 

Июль. Дача Трофимова  --  старый деревянный домик с верандой. Вокруг довольно запущенный участок с беспорядочными посадками и покосившимся забором. Большую его часть занимают вишневые деревья. На веранде в старом кресле сидит Трофимов, рядом у перил стоит Ольга. Они одеты в рабочую дачную одежду; беседуют с озабоченным видом.

 

Трофимов. Нам надо решить этот вопрос уже в ближайшие дни. Иначе  можем лишиться всего, понимаешь?

Ольга. Мне кажется, такие дела должен решать только мужчина. Не грузи меня, пожалуйста,  мне и так хватает забот ( берет со стола чайную чашку и пьет). Хоть бы что-нибудь сделал сам, как положено мужчине.

Трофимов. Но ведь ты же хозяйка дачи, на тебя она оформлена. Не хочешь ничего менять, я понимаю. Но ведь нас скоро и спрашивать не станут. Просто захватят участок   --   и привет.   

Ольга (с удивлением) С какой стати? Наша семья владеет им уже больше пятидесяти лет. Вон ту яблоню еще мой дед сажал. Я со своей дачи уходить не собираюсь, даже не думай. А с этим Лопахиным сам разбирайся.

Трофимов. Пойми, я  тоже к нему привык, сколько труда положил. Но ведь обстоятельства…

Ольга. Ты приложил? Тоже мне работник, даже забор поправить не можешь, который год прошу. Все трубы текут, а ты вокруг ходишь, руками размахиваешь.

Трофимов. Об этом  ты сейчас не вовремя заговорила. Более важная проблема есть. Вчера опять приходил Семенов, намекал, чтобы мы поторопились с ответом. Окончательная сумма  --  сорок пять тысяч.

Ольга (с возмущением) Да ведь это же жалкие гроши, дача стоит не меньше двухсот тысяч. Это во-первых. А во-вторых, я вообще не хочу ее продавать. Я выросла здесь. Вон на тех старых вишнях видны еще следы от моих детских качелей, отец делал. Цветник я растила, без него у меня в жизни ничего красивого не останется. А вишни хоть и малоурожайные, потому что ты не сделал правильную обрезку, но ведь весь год варенье едим.  Опять же, детям чистый воздух нужен, каникулы на даче проводят. И теперь мы должны всего лишиться по прихоти какого-то хапуги?!

Трофимов. Не говори так громко, еще услышит кто-нибудь  и донесет ему. Тогда нас точно отсюда погонят.  

Ольга.  Вот чего ты боишься! Все вы здесь дрожите перед этим Лопахиным. Как будто на него и закона нет, что хочет, то и творит.

Трофимов. Разве не знаешь, что сейчас слово богача-нувориша и есть закон. Он уже три участка прихватил для своей фазенды. А теперь затеял строить яхт-клуб. Так ему нужна вся территория до самого берега Волги. Вот и скупает участки, а кто не соглашается продать…Что случилось с дачей твоего дяди Гаева, все знают. Думаешь, она сама загорелась?

Ольга. Он с трудом потушил пожар. Просто случайно поблизости оказался. Если бы не позвонил сторож  Епиходов, остались бы , наверно, одни головешки.

Трофимов. Вот я и опасаюсь, что с нашей дачкой то же самое случиться может. Так что надо решать это дело поскорее, а то решат за нас, у кого сила есть. Говорят, что Лопахин ведет переговоры с нашим председателем, чтобы все садоводство под него перешло. Обещает водопровод наладить, дорогу отремонтировать. А заброшенные дачи просто задаром возьмет. Нам просто не повезло, что на его пути оказались.

Ольга. Что же это творится такое! Со своего участка сгоняют. Да еще муж размазня, никакого толка нет от тебя. Надо хоть с дядей посоветоваться, у меня уже голова кругом идет.

Трофимов. Вон сам пожаловал, легок на помине (в калитку входит Гаев).

 

Сцена 2.

 

Те же и Павел Николаевич Гаев. Это полный мужчина лет около шестидесяти в спортивном костюме с цветком в кармане.

 

Гаев. Ох, и душно сегодня, видно, дождь будет. Я решил не поливать, тем более, воды уже три дня не дают. Угостите чаем, дорогие родственники?

Ольга. Дядя Паша, садитесь пожалуйста (хлопочет с чаем). Мне с вами поговорить надо.

Трофимов. Почему только тебе. Это наша общая проблема. Вы же слышали, Павел Николаевич, что наш крутой сосед  Лопахин затеял. Уже последнее предупреждение послал через своего полкана Семенова.

Гаев. Неужто гонит вас из садоводства? И на каких условиях?

Трофимов (разводит руками) Дает только сорок пять --  и ни рубля больше.

Гаев. Сущий разбойник, вымогатель. Что вы хотите от недавнего рекетира. Нарубил бабок  с рыночных торговцев, а теперь в гору пошел. Большими делами ворочает. Хозяином жизни себя почувствовал. На мою дачу тоже виды имеет. Все ему земли мало. Если бы не крыша в районной администрации, он бы так не наглел.

Трофимов. Сторож Виктор говорил, что Лопахин считает себя потомственным купцом. Якобы, его предки в наших краях имели земли, мельницы и даже маслодельный завод. Носит на руке старинный перстень, вроде  бы принадлежавший его прадеду купцу Ермолаю. И первые дачи в губернии этот его предок устроил еще в конце 19 века. Вот он, Володька-то, и заводит речь о возрождении традиций. Как вам это нравится?

Ольга. Вот как настоящие мужчины дела вершат, не то, что некоторые.

Трофимов. Нашла, кем восхищаться. Ты не забывай, что Лопахин твою дачу заграбастать собрался.

Ольга (спохватившись) Дядя Паша! Что нам теперь делать? Неужели потеряем родной уголок, просто поверить не могу. Что я маме скажу, она же не переживет. Ее сердце не выдержит!

Гаев. Да, сестра очень привязана к даче, вся жизнь прошла здесь. Да у меня самого столько воспоминаний с ней связано. Помню, я был мальчишкой, приходил сюда, когда бабушка вишневое варенье варила. Запах по всему саду шел, необычайно вкусное, мастерица была. А потом мы все вместе песни пели, вот на этой веранде. Сестра озорницей росла, любила бегать между рядами помидоров и огурцов, я ее догнать не мог.

 

Пауза

 

Нет, все-таки надо что-нибудь придумать, и не отдавать дачу этому новорусскому наглецу. Да что, в самом-то деле, будто вы ему чем-то обязаны! Просто откажите и все. Ничего он с вами не сделает.

Ольга. А если вдруг дача загорится, как ваша?

Гаев (возбужденно) Представьте, у меня оказался включенным утюг, а я же помню точно, что перед этим две недели им не пользовался. Вот где самая загадка. Кто  - то залез в дом, включил утюг и устроил короткое замыкание в сети. Я об этом следователю говорил, а он и слышать ничего не хочет. Говорит, вы сами забыли выключить  утюг. Совершенно не хотят работать! Не иначе, боятся Лопахина. Больше всего мне жалко старинный шкаф. Ну, ты знаешь, Оля, он стоял в спальне. Принадлежал нескольким поколениям нашей семьи. Потемнел от времени, но сделан был крепко, из мореного дуба.

Ольга. Там еще были вырезаны мифологические существа, кажется, наяды, такие женоподобные, с хвостами. Мы детьми были и слышали, что его называли шкафом статского советника.

Гаев. Верно. Один из наших предков носил это звание. У нас ведь аристократические корни. На шкафу когда-то стояла бронзовая фигурка богини Ники. И вот сгорел начисто, ничего от него не осталось. Вскоре явился этот  Семенов, посланец Лопахина, и стал опять настойчиво предлагать продать дачу. Обнаглели! А ведь и доказать ничего нельзя. Но я уступать не намерен, они еще узнают Гаева. У меня в прокуратуре школьный товарищ работает, он поможет, защитит меня.

Ольга. А нам-то что делать?

Гаев. Вам? (задумывается) Пока скажите Лопахину, чтобы дал вам время до конца дачного сезона. Какое-нибудь решение найдется.

Трофимов. Если только это не будет нашим последним решением.

 

Входит Епиходов

 

Сцена3.

 

Те же и Епиходов.

Епиходов. Здравия желаю, господа садоводы. Имею поручение к вам от председателя.

Ольга (тревожно) Чего он хочет от нас?

Епиходов. Просил передать, что если не погасите срочно долг по взносам, вам отключим воду.

Трофимов. Почему так вот сразу — и отключить?

Вы и так воду подаете нерегулярно. На этой неделе полива не было.

Епиходов. Так ведь известное дело, у нас на трубе три садоводства сидят, насос совсем износился, а денег на ремонт --  с гулькин нос. Считай, треть участков заброшена, а на остальных одни старики хозяйничают. У многих краны подтекают. Вот уж как купит нас Лопахин, так и средства появятся. Но он хочет часть территории занять под яхт-клуб, так что кое-кому придется отсюда съезжать.

Гаев. Разве  решится в этом году?

Епиходов. Неизвестно. Как начальство скажет.

Трофимов. А что, собрание садоводов уже роли не играет?

Епиходов. Когда оно что-то значило, это ваше собрание. Бабки покричат, пошумят, а все заранее известно.  У кого власть и деньги, тот и гнет свою линию.

Ольга. До чего дожили, черт побери. Я вот сама пойду к этому Лопахину и выскажу ему в самые глаза, кто он такой.

Гаев. Не горячись, это не женского ума дело. Я должен в городе поискать поддержки.

пауза

А что, Виктор, давно ведь ты у нас служишь?

Епиходов. Как же, я, почитай, всю жизнь в здешних краях живу. Отец и дед в лесничестве служили, счетоводством занимались. Здешним дачникам участки нарезали. А недавно, Владимир Алексеевич мне фотографию показал, у него в семейном архиве сохранилась. То ли в 1901 году сделана, то ли еще раньше. Там  его какой-то предок с моим дедом сняты вместе, на пикнике в лесу. Будто служил у него по торговой части. Купец Лопахин здесь в ту пору большую силу имел. Вот и Владимир Алексеевич в него пошел, унаследовал, так сказать, коммерческий талант.

Трофимов. Не он ли прославился вырубкой вишневых садов в нашей губернии? Об этом местные краеведы в газете писали.

Епиходов. Точно, его это дело. Так ведь тогда как раз первые дачники сюда и пожаловали. От города близко, река и лес рядом. Благодатное место.

Гаев. Те дачи в гражданскую войну на дрова пошли, вместе с дворянскими усадьбами. Порезвились тут красногвардейцы с революционными комитетами. На долгие годы все в запустение пришло. Только после войны заново стали дачи возникать. Но прежнего размаха не стало. Власти разрешили только маленькие сарайчики вместо капитальных домов строить. А уж как вернулся капитализм, все ограничения сняли. Тут и поперли новые богачи коттеджи возводить да с автономным обеспечением. Воду, свет и даже дороги свои стали проводить.

Епиходов. Только между нами. Лопахин обещал меня на службу взять, если помогу ему зону влияния расширить. Так он и сказал   --  зона влияния. Но мне все-таки жаль старых дачников. Почти родными многие стали. Вот вы, Павел Николаевич, например. Сколько мы с вами дачной наливки выпили. А вы всегда меня выручали, когда зарплату задерживали. И поговорить по душам с вами всегда можно, хоть вы и образованней меня намного. Без вас просто не знаю, как и жить буду.

Гаев (удивленно) Что ты меня словно покойника оплакиваешь? Я никуда отсюда уходить не собираюсь.

Епиходов.( потупив глаза)  Придется вам секрет открыть. Ваша дача тоже входит в эту самую зону.

 



Аркадий Цоглин. "Дачная история"


19.12.2016

 

Сцены современной жизни

 

Действующие лица:

 

Лопахин Владимир   --  предприниматель;

Трофимов Андрей  --  дачник;

Ольга — его жена;

Гаев Павел  --  дачник;

Наталия  --   подруга Гаева;

Епиходов Виктор – сторож садоводства;

Семенов Николай – менеджер на службе у Лопахина

 

Сцена 1.

 

Июль. Дача Трофимова  --  старый деревянный домик с верандой. Вокруг довольно запущенный участок с беспорядочными посадками и покосившимся забором. Большую его часть занимают вишневые деревья. На веранде в старом кресле сидит Трофимов, рядом у перил стоит Ольга. Они одеты в рабочую дачную одежду; беседуют с озабоченным видом.

 

Трофимов. Нам надо решить этот вопрос уже в ближайшие дни. Иначе  можем лишиться всего, понимаешь?

Ольга. Мне кажется, такие дела должен решать только мужчина. Не грузи меня, пожалуйста,  мне и так хватает забот ( берет со стола чайную чашку и пьет). Хоть бы что-нибудь сделал сам, как положено мужчине.

Трофимов. Но ведь ты же хозяйка дачи, на тебя она оформлена. Не хочешь ничего менять, я понимаю. Но ведь нас скоро и спрашивать не станут. Просто захватят участок   --   и привет.   

Ольга (с удивлением) С какой стати? Наша семья владеет им уже больше пятидесяти лет. Вон ту яблоню еще мой дед сажал. Я со своей дачи уходить не собираюсь, даже не думай. А с этим Лопахиным сам разбирайся.

Трофимов. Пойми, я  тоже к нему привык, сколько труда положил. Но ведь обстоятельства…

Ольга. Ты приложил? Тоже мне работник, даже забор поправить не можешь, который год прошу. Все трубы текут, а ты вокруг ходишь, руками размахиваешь.

Трофимов. Об этом  ты сейчас не вовремя заговорила. Более важная проблема есть. Вчера опять приходил Семенов, намекал, чтобы мы поторопились с ответом. Окончательная сумма  --  сорок пять тысяч.

Ольга (с возмущением) Да ведь это же жалкие гроши, дача стоит не меньше двухсот тысяч. Это во-первых. А во-вторых, я вообще не хочу ее продавать. Я выросла здесь. Вон на тех старых вишнях видны еще следы от моих детских качелей, отец делал. Цветник я растила, без него у меня в жизни ничего красивого не останется. А вишни хоть и малоурожайные, потому что ты не сделал правильную обрезку, но ведь весь год варенье едим.  Опять же, детям чистый воздух нужен, каникулы на даче проводят. И теперь мы должны всего лишиться по прихоти какого-то хапуги?!

Трофимов. Не говори так громко, еще услышит кто-нибудь  и донесет ему. Тогда нас точно отсюда погонят.  

Ольга.  Вот чего ты боишься! Все вы здесь дрожите перед этим Лопахиным. Как будто на него и закона нет, что хочет, то и творит.

Трофимов. Разве не знаешь, что сейчас слово богача-нувориша и есть закон. Он уже три участка прихватил для своей фазенды. А теперь затеял строить яхт-клуб. Так ему нужна вся территория до самого берега Волги. Вот и скупает участки, а кто не соглашается продать…Что случилось с дачей твоего дяди Гаева, все знают. Думаешь, она сама загорелась?

Ольга. Он с трудом потушил пожар. Просто случайно поблизости оказался. Если бы не позвонил сторож  Епиходов, остались бы , наверно, одни головешки.

Трофимов. Вот я и опасаюсь, что с нашей дачкой то же самое случиться может. Так что надо решать это дело поскорее, а то решат за нас, у кого сила есть. Говорят, что Лопахин ведет переговоры с нашим председателем, чтобы все садоводство под него перешло. Обещает водопровод наладить, дорогу отремонтировать. А заброшенные дачи просто задаром возьмет. Нам просто не повезло, что на его пути оказались.

Ольга. Что же это творится такое! Со своего участка сгоняют. Да еще муж размазня, никакого толка нет от тебя. Надо хоть с дядей посоветоваться, у меня уже голова кругом идет.

Трофимов. Вон сам пожаловал, легок на помине (в калитку входит Гаев).

 

Сцена 2.

 

Те же и Павел Николаевич Гаев. Это полный мужчина лет около шестидесяти в спортивном костюме с цветком в кармане.

 

Гаев. Ох, и душно сегодня, видно, дождь будет. Я решил не поливать, тем более, воды уже три дня не дают. Угостите чаем, дорогие родственники?

Ольга. Дядя Паша, садитесь пожалуйста (хлопочет с чаем). Мне с вами поговорить надо.

Трофимов. Почему только тебе. Это наша общая проблема. Вы же слышали, Павел Николаевич, что наш крутой сосед  Лопахин затеял. Уже последнее предупреждение послал через своего полкана Семенова.

Гаев. Неужто гонит вас из садоводства? И на каких условиях?

Трофимов (разводит руками) Дает только сорок пять --  и ни рубля больше.

Гаев. Сущий разбойник, вымогатель. Что вы хотите от недавнего рекетира. Нарубил бабок  с рыночных торговцев, а теперь в гору пошел. Большими делами ворочает. Хозяином жизни себя почувствовал. На мою дачу тоже виды имеет. Все ему земли мало. Если бы не крыша в районной администрации, он бы так не наглел.

Трофимов. Сторож Виктор говорил, что Лопахин считает себя потомственным купцом. Якобы, его предки в наших краях имели земли, мельницы и даже маслодельный завод. Носит на руке старинный перстень, вроде  бы принадлежавший его прадеду купцу Ермолаю. И первые дачи в губернии этот его предок устроил еще в конце 19 века. Вот он, Володька-то, и заводит речь о возрождении традиций. Как вам это нравится?

Ольга. Вот как настоящие мужчины дела вершат, не то, что некоторые.

Трофимов. Нашла, кем восхищаться. Ты не забывай, что Лопахин твою дачу заграбастать собрался.

Ольга (спохватившись) Дядя Паша! Что нам теперь делать? Неужели потеряем родной уголок, просто поверить не могу. Что я маме скажу, она же не переживет. Ее сердце не выдержит!

Гаев. Да, сестра очень привязана к даче, вся жизнь прошла здесь. Да у меня самого столько воспоминаний с ней связано. Помню, я был мальчишкой, приходил сюда, когда бабушка вишневое варенье варила. Запах по всему саду шел, необычайно вкусное, мастерица была. А потом мы все вместе песни пели, вот на этой веранде. Сестра озорницей росла, любила бегать между рядами помидоров и огурцов, я ее догнать не мог.

 

Пауза

 

Нет, все-таки надо что-нибудь придумать, и не отдавать дачу этому новорусскому наглецу. Да что, в самом-то деле, будто вы ему чем-то обязаны! Просто откажите и все. Ничего он с вами не сделает.

Ольга. А если вдруг дача загорится, как ваша?

Гаев (возбужденно) Представьте, у меня оказался включенным утюг, а я же помню точно, что перед этим две недели им не пользовался. Вот где самая загадка. Кто  - то залез в дом, включил утюг и устроил короткое замыкание в сети. Я об этом следователю говорил, а он и слышать ничего не хочет. Говорит, вы сами забыли выключить  утюг. Совершенно не хотят работать! Не иначе, боятся Лопахина. Больше всего мне жалко старинный шкаф. Ну, ты знаешь, Оля, он стоял в спальне. Принадлежал нескольким поколениям нашей семьи. Потемнел от времени, но сделан был крепко, из мореного дуба.

Ольга. Там еще были вырезаны мифологические существа, кажется, наяды, такие женоподобные, с хвостами. Мы детьми были и слышали, что его называли шкафом статского советника.

Гаев. Верно. Один из наших предков носил это звание. У нас ведь аристократические корни. На шкафу когда-то стояла бронзовая фигурка богини Ники. И вот сгорел начисто, ничего от него не осталось. Вскоре явился этот  Семенов, посланец Лопахина, и стал опять настойчиво предлагать продать дачу. Обнаглели! А ведь и доказать ничего нельзя. Но я уступать не намерен, они еще узнают Гаева. У меня в прокуратуре школьный товарищ работает, он поможет, защитит меня.

Ольга. А нам-то что делать?

Гаев. Вам? (задумывается) Пока скажите Лопахину, чтобы дал вам время до конца дачного сезона. Какое-нибудь решение найдется.

Трофимов. Если только это не будет нашим последним решением.

 

Входит Епиходов

 

Сцена3.

 

Те же и Епиходов.

Епиходов. Здравия желаю, господа садоводы. Имею поручение к вам от председателя.

Ольга (тревожно) Чего он хочет от нас?

Епиходов. Просил передать, что если не погасите срочно долг по взносам, вам отключим воду.

Трофимов. Почему так вот сразу — и отключить?

Вы и так воду подаете нерегулярно. На этой неделе полива не было.

Епиходов. Так ведь известное дело, у нас на трубе три садоводства сидят, насос совсем износился, а денег на ремонт --  с гулькин нос. Считай, треть участков заброшена, а на остальных одни старики хозяйничают. У многих краны подтекают. Вот уж как купит нас Лопахин, так и средства появятся. Но он хочет часть территории занять под яхт-клуб, так что кое-кому придется отсюда съезжать.

Гаев. Разве  решится в этом году?

Епиходов. Неизвестно. Как начальство скажет.

Трофимов. А что, собрание садоводов уже роли не играет?

Епиходов. Когда оно что-то значило, это ваше собрание. Бабки покричат, пошумят, а все заранее известно.  У кого власть и деньги, тот и гнет свою линию.

Ольга. До чего дожили, черт побери. Я вот сама пойду к этому Лопахину и выскажу ему в самые глаза, кто он такой.

Гаев. Не горячись, это не женского ума дело. Я должен в городе поискать поддержки.

пауза

А что, Виктор, давно ведь ты у нас служишь?

Епиходов. Как же, я, почитай, всю жизнь в здешних краях живу. Отец и дед в лесничестве служили, счетоводством занимались. Здешним дачникам участки нарезали. А недавно, Владимир Алексеевич мне фотографию показал, у него в семейном архиве сохранилась. То ли в 1901 году сделана, то ли еще раньше. Там  его какой-то предок с моим дедом сняты вместе, на пикнике в лесу. Будто служил у него по торговой части. Купец Лопахин здесь в ту пору большую силу имел. Вот и Владимир Алексеевич в него пошел, унаследовал, так сказать, коммерческий талант.

Трофимов. Не он ли прославился вырубкой вишневых садов в нашей губернии? Об этом местные краеведы в газете писали.

Епиходов. Точно, его это дело. Так ведь тогда как раз первые дачники сюда и пожаловали. От города близко, река и лес рядом. Благодатное место.

Гаев. Те дачи в гражданскую войну на дрова пошли, вместе с дворянскими усадьбами. Порезвились тут красногвардейцы с революционными комитетами. На долгие годы все в запустение пришло. Только после войны заново стали дачи возникать. Но прежнего размаха не стало. Власти разрешили только маленькие сарайчики вместо капитальных домов строить. А уж как вернулся капитализм, все ограничения сняли. Тут и поперли новые богачи коттеджи возводить да с автономным обеспечением. Воду, свет и даже дороги свои стали проводить.

Епиходов. Только между нами. Лопахин обещал меня на службу взять, если помогу ему зону влияния расширить. Так он и сказал   --  зона влияния. Но мне все-таки жаль старых дачников. Почти родными многие стали. Вот вы, Павел Николаевич, например. Сколько мы с вами дачной наливки выпили. А вы всегда меня выручали, когда зарплату задерживали. И поговорить по душам с вами всегда можно, хоть вы и образованней меня намного. Без вас просто не знаю, как и жить буду.

Гаев (удивленно) Что ты меня словно покойника оплакиваешь? Я никуда отсюда уходить не собираюсь.

Епиходов.( потупив глаза)  Придется вам секрет открыть. Ваша дача тоже входит в эту самую зону.

 




Издательство «Золотое Руно»

Новое

Новое 

  • 03.02.2023 17:05:31

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 17) ("Проза")

    "Время – страшное, темное. Семнадцатый год наоборот. Чуть ли не каждый день сообщали об убийствах и похищениях. Но Игорь не замечал. Это потом, задним умом, он видел сны. Словно бежит по тонкому льду. Лед проваливается, трещит, чтобы спастись, требовалось бежать все быстрей, быстрей – впереди маячила надежда, сзади все больше расползалась, ширилась, захватывала все вокруг полынья. Но это – потом, когда все закончилось, когда он на время расслабился… Неприятности сгущались постепенно, будто тучки на горизонте перед грозой..."

  • 01.02.2023 16:06:37

    Леонид Подольский. "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 16) ("Проза")

    "Неприятности начались вскоре после нового года. Поначалу мелкие – деньги по-прежнему несли, но – зачем несли? – при тысячепроцентной инфляции сто процентов годовых не спасали; обналичка приносила хороший доход и торговля метандростенолом процветала, недвижимость росла в цене и сделки – их, правда, по-прежнему было немного, - приносили все больший доход, - но, увы, нарыв назревал: начинались невозвраты..."

  • 13.01.2023 15:50:35

    Леонид Подольский. "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 15) ("Проза")

    "К тому времени, а шел уже декабрь, недолго до Нового года, хотя было слякотно и темно, фонари едва горели, Игорь много чего знал о Хвоинском – что гаденыш, скупердяй и при случае мать родную продаст, – но он все равно приходил и начинал говорить тихим своим, вкрадчивым голосом. Умел быть полезным, незаменимым даже. Вот и в этот раз, позвонил и сказал: есть замечательно выгодный вариант. И – сидит перед Игорем, как обычно, вещает: - Есть у меня в мэрии знакомый чиновник. Очень близкий. Ну, вы понимаете, Игорь Григорьевич, близкий к самому. Реально сидит в кабинете, а кабинет у него ровно этажом ниже, под Самим, управляет потоками..."

  • 12.01.2023 15:21:00

    Сергей Гарсиа. "Стихотворения (публикация №3)" ("Поэзия")

    "Почему-то мне кажется Что в жизни есть навигатор. И он сочиняет маршрут Стуча по клавишам Женскими пальцами Но если чёртова там дыра Или потухший кратер То, значит, мы родились чтобы стать Всего лишь скитальцами ..."

  • 09.01.2023 16:26:00

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 12) ("Проза")

    "Рэкетиры наверняка все разведали, потому что сразу направились к кабинету и время выбрали точно, когда Игорь оставался один. Длинноногая Леночка, украшение фирмы, тотчас испарилась, хотя, возможно, просто совпало – все продолжалось лишь несколько минут и Игорь потом не мог вспомнить: ни как они появились, ни как исчезли. Помнил только, что их было двое качков: один высокий, атлетичный, в спортивном костюме и кроссовках, белокурый, другой приземистый, с короткими руками. Рослый почти вплотную приблизился к Полтавскому, так что Игорю стало дискомфортно и он ощутил тяжелый, душный запах табака; в это время маленький оставался в дверях..."

  • 08.01.2023 17:29:00

    Леонид Подольский "Главы из романа "Финансист" (Часть 1. Глава 11) ("Проза")

    "Больше всего приходилось работать с заемщиками. Игорь пытался подолгу беседовать с каждым, угадывать: честный, не честный? Вернет, не вернет? Чем дышат, что думают, в чем состоит их бизнес? Кем были раньше? Какие у них перспективы? Есть ли семья? Иногда Полтавский думал, что это у него наследственное. Ростовщичество – еврейский бизнес, средневековый. Евреи много чаще других становились банкирами. Он догадывался, что ростовщичество – бизнес опасный, рискованный. Не оттого ли евреев так часто убивали, изгоняли, преследовали? Не в этом ли корни мрачных средневековых наветов и мифов?..."

Спонсоры и партнеры